Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Форма меняет формат? Нужны ли обновленные образцы одежды школьников

Форма меняет формат? Нужны ли обновленные образцы одежды школьников
Фото: из открытых источников

Министерство образования Беларуси анонсировало введение с 2023/2024 учебного года во всех белорусских школах обязательной школьной формы. Предполагается, что через год в каждом учреждении форма будет своя. Но уже с ближайшего 1 сентября школьники обязаны будут обзавестись «отличительными элементами». Журналисты «МП» Ольга Селезнева и Владимир Орехов рассматривали за и против данного минобразовского решения…

Селезнева: Владимир, как ты относишься к этому решению профильного министерства? Как мне кажется, мысль здравая. Потихоньку движемся к американскому варианту: у каждого из учебных колледжей — собственная форма в собственных расцветках с собственными знаками отличия…

Школа

Орехов: Отношусь отрицательно. Каждый новый министр образования у нас начинает как раз с этого — с внедрения школьной формы. Теперь из-за формы индекс цитирования министерства будет зашкаливать до нового года. Главный показатель работы министерства. Больше минобразовские чиновники ничего придумать не могут. Потому что новая форма — это куда проще, чем разобраться, к примеру, с качеством учебников. Еще можно было бы подумать о том, почему малолетки тягают килограммы учебников на себе, гробя позвоночник, в то время, когда комплекты этих учебников есть в школах. Разложи хотя бы по одному на парте — вот и решение проблемы. Еще можно подумать об электронных дневниках. Здесь у нас самое настоящее гуляй-поле — где-то они есть, где-то от них до сих пор категорически отказываются. Да и время начала занятий пора пересмотреть и вернуться к 8.00, чтобы у детей была возможность пораньше домой прийти, посещать кружки по интересам, спортивные секции и прочее.

Селезнева: Ой, всё! Не согласна! Любая форма красит человека. Особенно мальчиков. Деловой стиль идет каждому из нас, включая детей. К тому же социальная трансформация общества и его разделение по достатку, благодаря обязательной форме, не столь остро будут бросаться в глаза. И вообще, что ты имеешь против обязательной атрибутики на ученической форме, которая будет подчеркивать принадлежность каждого ученика к какому-то конкретному учебному заведению? Даже во времена СССР на синих костюмах одноклассников красовалась полупластиковая-полурезиновая нашивка ученика советской школы. А школьные платья с кружевными манжетами и воротничком, да еще белый передник!.. До сих пор на линейки выпускницы в них приходят. Форма — это символ эпохи! И что плохого в форме в тех же колледжах, скажем, в Штатах?

Орехов: С колледжами соглашусь. А в обычных муниципальных школах (типа наших средних) обязательной формы нет. Учатся кто в чем горазд. А там, где форма обязательна, ученики получают ее бесплатно. И не только в частных учебных заведениях. В государственных тоже. Спонсоры помогают. В нашем случае школьная форма — это новый заказ «Беллегпрому». Видимо, в отрасли очередной кризис, если пошло такое лоббирование обязательной формы. И форму родителям детей придется покупать из собственного кармана, а не из кармана спонсора. При этом цены на школьную форму мало чем (вообще ничем) не отличаются от стоимости одежды для взрослых в магазинах. Что бы они там ни говорили о меньшей торговой наценке. В той же России школьная одежда государством субсидируется. То есть часть затрат на форму берет на себя госбюджет. Этот факт, кстати, мешает белорусскому легпрому прорваться на российский рынок в сегменте школьной одежды. Потому что в тендерах мы проиграем россиянам. У них будет всегда дешевле. А субсидировать предприятия другой страны они не хотят. По итогу белорусским родителям придется нести дополнительные траты. Особенно сложно будет тем, у кого в семье два и более школяра. Да и смешно это, словно дети не видят достаток одноклассников по рюкзакам, пеналам, карандашам и ручкам…

Инфографика Светланы Курейчик

Селезнева: Это пессимистично и грустно… Тебя послушать — школа в стране существует лишь для того, чтобы содержать государство. За счет родителей. Осталось добавить, что государственный общепит держится за счет школьных обедов и завтраков, а культмассовый сектор государства, в первую очередь музеи, — за счет организации посещений школьниками. В конце концов, патриотическое воспитание никто не отменял!

Орехов: Так оно так и есть. Просто тебе никто не дает цифры объемных статистических показателей. Думаю, доля школы в общем объеме общественного питания будет не меньше 40%. Даже невзирая на субсидирование «еды» в школах и детских садах. Оборот они дают очень высокий. А доля школьников в выручке музеев, скорей всего, будет около 80%. Не будет школ — музеи трех лет не продержатся. Их — особенно региональные — начнут объединять и закрывать. Есть доля школьников и в выручке «Беллегпрома». Но Минобраз хочет ее увеличить. Каким боком у нас образование — к отрасли легкой промышленности? Чего так министр разволновался насчет легпрома? Может, пора подумать о том, как сократить затраты родителей на бесплатное образование в наших школах? И хотя бы на законодательном уровне принять решение о верхней границе «попечительских взносов». Скромней надо. Нет нужды переделывать ежегодно школьные раздевалки. А когда уровень зарплат в стране вырастет до 1500 долларов в эквиваленте, тогда можно будет подумать и об обязательной школьной форме.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем