Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«А сколько нецензурной брани услышал после спасения». Борисовский матрос о случаях из практики

«А сколько нецензурной брани услышал после спасения». Борисовский матрос о случаях из практики

В Борисовском районе уже утонуло восемь человек, но спасенных гораздо больше. Местные матросы, порой рискуя своей жизнью, то и дело прыгают за утопающими. Достают из воды… а они нетрезвые. И, одарив спасателя нелестной бранью, скрываются в неизвестном направлении. МЛЫН.BY побывал на одном из пляжей Борисова и спросил у местных матросов-спасателей, не опускаются ли руки после таких спасений.
— Наверное, у каждого нашего матроса за плечами есть спасение тонувшего, — объясняет по телефону начальник борисовской спасательной станции ОСВОД Евгений Михнюк. — Как бы банально не звучало, это наша работа. Тем не менее, с риском для жизни. И если хотите встретиться с матросом-спасателем, на счету которого больше спасенных в этом сезоне, тогда вам на зону отдыха «Дубки». В мае туда пришел работать молодой парень Алексей Голодов. Как раз на прошлой неделе он спас жизнь нескольким борисовчанам…
«Да мы тут с детства плаваем!»
Самая главная спасительница в знойную пору — Березина. В эти дни борисовские пляжи, пожалуй, самые популярные места отдыха у горожан. Там есть минимальный набор удобств — грибки, скамейки, раздевалки, туалеты, где-то даже ларьки. Но река есть река. Особенно такая, как Березина — быстроводная и коварная. Поэтому самое важное — в официальных зонах купающиеся находятся под присмотром спасателей ОСВОД.

— Все необходимое для комфортного отдыха на нашей зоне отдыха предусмотрено, — встречает нас Алексей Голодов в «Дубках». Это пляж в так называемом Залинейном микрорайоне Борисова. — Люди на нашем пляже всегда — жара-то какая в этом сезоне. Поэтому каждую минуту нужно быть на чеку, а это значит непрерывно наблюдать за водой. Обязательно обходим территорию пляжа. Делаем это каждый час.

Парень добавляет, что сейчас как раз время обхода. Вместе идем в сторону «стихийного пляжа».

— Это место, где запрещено купаться, — объясняет по дороге Алексей. — Хотя в ста метрах отсюда есть обустроенный пляж. Там и дно реки, подходящее для купания, и заход в воду удобный, и мы постоянно на месте… Но людей как магнитом тянет сюда.

И действительно, как только повернули к воде, мужчина тут же выскочил из реки. Видимо, не раз уже попадался. А буквально через пять минут на воде показалось еще два человека. Женщины неторопливо плыли вниз по течению. Алексей с берега стал их предупреждать, чтобы вышли из воды.

— Да мы тут с детства плаваем! Парень, не беспокойся за нас, — кричали ему женщины. Но Алексей не успокаивался. — Ладно, ладно, сейчас к берегу приплывем.
— И таких вот «с детства плавающих» у меня с десяток каждый день, — добавляет матрос-спасатель. — Очень часто поступают ложные сигналы. Люди сообщают, что человек кричит на реке. В голове сразу — тонет. Прибегаем туда, а это пьяные дурачатся или дети балуются. Мы не думаем, ложный сигнал это или не ложный. На все реагируем незамедлительно.
«Отстань, я доплыву!»
Как ни странно, но спасенные не всегда понимают, что были на волоске от гибели. По словам парня, примерно половина из них находится в состоянии алкогольного опьянения, и на появление осводовцев некоторые реагируют примерно так: «Отстань, я доплыву!». Пловцы подшофе — их особая головная боль.

— Двоих таких еле спасли несколько дней назад, — вспоминает парень. — Пошел за толпой школьников. Они тоже часто любят купаться в запрещенных местах. До берега оставалось метров тридцать, как на встречу бежит женщина и кричит, что человек тонет. Я побежал в сторону реки. Все, что успел от нее услышать вдогонку — мужчина пьяный прыгнул с противоположного берега в воду и сразу стал тонуть. Крикнул ей, чтобы скорую вызывала. Понимал, что время идет на секунды. Его могло унести течением дальше, а это значит сразу найти не получится. Стал нырять, раз за разом, пока не ухватил за руку. Доставил на берег, стал реанимировать. Достаточно было нескольких нажатий, и вода из него стала выходить. Дышал, но был без сознания. Приехала скорая.

Алексей добавил, что дальше произошло немыслимое:

— Пока я звонил на спасательную станцию (нужно было доложить руководству о произошедшем), в этом же месте стала тонуть женщина. Как выяснилось потом, из этой же компании, что и чуть не утонувший мужчина. И я опять бросился к воде. Все делал на автомате. Достали ее из воды, откачали. Женщина была в сильном алкогольном опьянении. А сколько нецензурной брани услышал после спасения. Честно, мое терпение было на пределе. Сказал своим вызывать милицию. А эта дамочка, как услышала про милицию, бодро подскочила и убежала.
Ничего геройского в своем поступке парень не видит. Говорит, на его месте точно так же поступил бы любой нормальный мужчина.
Дело этих рук — спасение утопающих
Это не первые спасенные Алексеем. Как оказалось, таких случаев за его небольшое время работы здесь было предостаточно.
— Были случаи даже в самой зоне купания. И это опять же таки были нетрезвые горожане, — уточняет парень. — Одного мужчину, к сожалению, спасти не удалось. Было это в запрещенном месте, относительно недалеко от нашей зоны отдыха. Во время обхода ко мне обратился рыбак. Сообщил о том, что на берегу заметил вещи, пустую бутылку, а человека нигде нет. Пока наши ехали, я стал обследовать примерное место, где он купался. Потом искал в кустах, мало ли. До последнего надеялся, что человек жив… Наши водолазы достали его со дна Березины. Спасти мужчину не удалось. Экспертиза показала, что в воде он пробыл около часа. Был в сильном алкогольном опьянении. Там глубина по пояс, но утонуть можно, как говорят, и в ложке. Человек, который выпил горячительные напитки, не совсем адекватно сопоставляет свои силы и возможности с опасностью, которую таит в себе вода.
Алексей отмечает, что тонущие люди зовут на помощь только в кино:
— В основном они лишь барахтаются, закидывая голову. В панике могут потерять ориентацию и плыть не к берегу, а на глубину. Когда вода попадает в легкие, это больно, наступает шок, там уже не до крика. Остается надежда только на наблюдателя.
Спасатели всегда работают в местах, где собирается много отдыхающих, и труд их зачастую нервный, напряженный. А порой и смертельно опасный. Но о выборе такой профессии Алексей не сожалеет.

— Вообще, я раньше работал в структуре МВД. Поэтому к рискам не привыкать, — уточняет молодой парень. — Хотя хочу сменить должность матроса на водолаза. Эта работа меня очень привлекает. Сейчас прохожу обучение. Надеюсь, все получится.
Дополнительно
За неделю в Беларуси утонули 38 человек, 43 — спасены работниками МЧС и ОСВОДа.