Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Олимпийская чемпионка Антонина Кошель: «Муж до сих пор называет меня «мать Тереза»

Олимпийская чемпионка Антонина Кошель: «Муж до сих пор называет меня «мать Тереза»
Фото: из архива Антонины Кошель

В августе исполняется 50 лет юбилейной XX летней Олимпиаде в Мюнхене, на которой советские спортсмены завоевали 99 медалей, в том числе, 50 золотых. Это был абсолютно лучший результат!

Среди белорусских спортсменок, вернувшихся на родину с олимпийским золотом, была и смолевичанка Антонина Кошель. О том, что предшествовало великой награде, как сложилась судьба спортсменки после Олимпиады и о самых главных жизненных результатах Антонина Владимировна рассказала информационному агентству «Минская правда».

– Антонина Владимировна, с чего начинался ваш пусть в спорт?

Изначально очень хотела быть балериной и поступала в хореографическое училище, но не прошла третий тур. А путь в спорт начался с того, что старшая сестра привела меня в секцию по спортивной гимнастике второй смолевичской школы, где мы и учились. Там преподавал Виталий Иосифович Зицирман. Не скажу, что приняли меня охотно. Напротив, сказали, что я не особенно гибкая. Но все-таки начала заниматься, и потихоньку стало получаться. На следующий год поступила в спортивный интернат в столице. Но обучение было платным, а для родителей пяти дочерей 30 рублей в месяц были немалые деньги. Поэтому на семейном совете решили, что буду продолжать заниматься в школе. Вскоре у нас прошли соревнования, на которых на меня и обратил внимание тренер из столицы. Из Минска приехали к маме, чтобы уговорить ее отдать меня в тот же спортивный интернат, который к тому времени стал бесплатным.  Так, с шестого класса я стала учиться в Минске. С тех пор и началась моя пахота.

– Сколько приходилось тренироваться?

По четыре-пять часов. В первую смену у нас была учеба в школе, а потом бежали на троллейбус, чтобы успеть в гимнастический зал. Возвращались в интернат после десяти вечера. Все уже поужинали и отдыхали, а нам давали ключи от столовой, где мы брали творог или что-то другое, что еще оставалось. Приходили в комнату и падали от усталости. Первое время было очень тяжело, уставала, болела голова, даже просилась домой.  Мама не выдержала, приехала меня забирать, но с ней побеседовали директор и тренер и убедили не делать этого. «Что ваша дочь будет делать в Смолевичах? Девочка у вас перспективная, талантливая…». Так я и осталась, а домой приезжала раз в неделю на выходные.

Мама же, видевшая на мне синяки, на руках сорванные мозоли, охала, жалела и переживала. Но что делать? Дадут мне пару рублей с собой и – на электричку. Тогда еще станции «Заречная» не было, приходилось идти пешком на вокзал, а это около четырех километров от нашего дома. Когда начались выезды, соревнования, в Смолевичах стала бывать реже, но по-прежнему очень скучала. Постепенно привыкла, и чем серьезнее становились соревнования, тем мне было интереснее.

– С момента вашего поступления в интернат и до олимпийского золота тренер у вас был один и тот же?

Да, им стал Виктор Сергеевич Хомутов. Он был молодой, амбициозный и очень старательный. А в зале жесткий, исключительно требовательный, вне тренировок, как родной отец. Пришел в интернат с момента его открытия, набрал себе группу и вел. Из первого отбора в нашей команде занималась Светлана Корбут из Молодечно, Зинаида Зносенко из Шклова, Тамара Гришкова из Слуцка, потом к нам присоединилась Лидия Горбик из Баранович (она была запасной на олимпийских играх в Монреале в 1976 году).

Кошель
Сборная СССР на Играх

Но ведь вас тоже изначально готовили к Олимпиаде в Мюнхене, как запасную?

Тогда ситуация была следующая. Нас отобрали семь девочек, и по приезду в Мюнхен, где продолжались тренировки, постоянно просматривали. Я была счастлива уже тем, что нахожусь там, но меня не покидала надежда, что, возможно, смогу выступить на самой Олимпиаде. Тренера моего рядом уже не было, но для себя решила, что буду держать себя в форме и не стану расслабляться до последнего. Настроила себя на то, что я сильная, справлюсь и физически, и психологически. Тем более, что я ведь никогда не выпадала из шестерки: и на всех чемпионатах Советского Союза, заключительных этапах подготовки к Олимпиаде. Но вместо меня должна была выступать грузинская спортсменка Нина Дронова. Она была моложе, талантливая, и брали ее с перспективой на будущее. Тем более, что из Беларуси в сборной были уже две гимнастки: Тамара Лазакович и Ольга Корбут.

А ведь каждая республика хотела видеть на Олимпиаде свою представительницу, это было очень почетно. Ее очень хотели видеть в команде. Но уже в Мюнхене она набрала лишних три килограмма. А вес для гимнастки – это и внешний вид, и нагрузка на суставы… А сорваться было очень просто. Знаете, как вкусно кормили в олимпийской деревне? Там из-за одного только запаха голова кружилась. Мы войдем, и сразу в нос аромат курочки гриль. И все такое аппетитное, красивое.  Но позволить себе могли это те, кому надо было наращивать массу, а мы возьмем себе что-то низкокалорийное – творог, кефир, мяса кусочек, овощи или бутерброд с икрой – и идем скорее к себе, чтобы только не сорваться. А нагрузки большие, есть хочется…  Правда, использовали талоны, чтобы взять еды для наших тренеров, которые ехали туристами. Они жили за пределами олимпийской деревни, и надо было питаться самим. Мы договаривались о встрече у забора и передавали им пакеты: сами не ели – режим, а их подкармливали. Нина сорвалась же и поправилась. Я чувствовала до последнего, что окончательное решение еще не принято, что меня постоянно смотрят наравне с другими. Просмотр шел за просмотром, я не допускала ни одной помарки. И вот уже вечером, на кануне Олимпиады, собралась вся комиссия вплоть до председателя Комитета по физической культуре и спорту, чтобы принять решение, кому в команде быть, а кому нет. После заседания мне объявили, что выйду соревноваться на Олимпиаде.

Вы выходили первой?

– Да, в командных соревнованиях шла первой и все выполнила спокойно. В произвольной программе упала и потеряла балл. Помню, выхожу, и по привычке сразу глаза ищут поддержку, и надо же было среди этой десятитысячной толпы отыскать глаза своего тренера. Сначала обрадовалась, а потом думаю: «Лучше б я туда не смотрела!». Потому что, когда ошиблась, в его жестах я прочла все, ведь за столько лет уже изучила их досконально. Он, конечно, очень за меня волновался. Но уже после соревнований радовался и поздравлял.

Когда объявили результаты, от перенесенного напряжения мы все рыдали в раздевалке, и на пьедестал уже выходили с красными носиками. Ну, а вечером ринулись в столовую, набрали всего-всего и пошли в олимпийскую деревню мальчиков (тогда селили раздельно). Там мы уже отвели душу и закатили пир. Надо сказать, что в олимпийскую деревню приезжали известные артисты, знаменитые актёры. Были и Александра Пахмутова, и Лев Лещенко. Все пытались немного снизить градус напряжения, как-то нас отвлечь, но это было трудно.  Тренировки продолжались, и свободную минутку мы старались использовать, чтобы восстановиться и отдохнуть. А сразу после своих соревнований поехали в турне по городам Германии с показательными выступлениями. И уже по телевизору смотрели потрясающий матч между советскими и американскими баскетболистами (команда СССР тогда победила со счетом 51:50, забросив в корзину решающий мяч в последние три секунды матча и завоевав первое союзное олимпийское золото в баскетболе – прим.) и новости о страшной трагедии, произошедшей с израильской командой (в ночь на 5 сентября 1972 года палестинская группировка «Черный сентябрь» проникла в олимпийскую деревню и напала на израильскую сборную. Жертвами теракта стали 17 человек).

Кошель
Сборная СССР по спортивной гимнастике: Любовь Бурда, Эльвира Саади, Людмила Турищева, Ольга Корбут, Антонина Кошель, Тамара Лазакович

– Как вас встречали после Олимпиады на Родине?

– Первую телеграмму с поздравлением получила из Минской области, и до сих пор она у меня хранится. По возвращении нас встречали с цветами и оркестром, потом были встречи в Министерстве, на предприятиях, в школах, в полях. Идет страда, а мы приезжаем с медалями прямо в поле. Минут 15 поговорим, сфотографируются люди с нами, и снова – за работу. Сейчас молодые люди, если предложить им подобные поездки, сразу задают вопрос: «А что мне за это будет?». Но вот об этом как раз-таки думать не надо. Мы и не думали. Все награды приходят со временем.  Сейчас мы с Мариной Лобач являемся почетными гражданами (первая советская олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Марина Викентьевна Лобач (Сеул – 1988), родилась и выросла в Смолевичах – Прим. автора) Смолевичского района. Я также являюсь почетным гражданином Минской области. И до сих пор нас приглашают на встречи с юными спортсменами. Недавно, например, общались с детками из Смолевичской СДЮШОР.

– Узнала, что в 1973 году все члены сборной стали почетными гражданами города Чикаго и команду в Белом Доме принимал Президент США Ричард Никсон.

–  Да, в марте 1973 года у нас были показательные выступления, и в Чикаго нам вручили символический ключ от города. Мы побывали в разных городах США, увидели известнейшие достопримечательности. А в Белом Доме нас принимал Президент Ричард Никсон. Сохранилась и фотография.

Кошель
Встреча с Президентом США Ричардом Никсоном. Вашингтон, 1973 год. Антонина Кошель первая слева.

– Правда, чтобы была особая психологическая подготовка? Спортсмены рассказывают, что очень мучительно, когда ты готов, а тебе не дают даже прикоснуться к снаряду…

Да, этот прием часто использовал мой тренер. На втором этаже интерната был небольшой спортивный зал. Поставят бревно и пригласят разные классы. Вот он вызовет меня на оценку, чтобы училась не бояться аудитории. Мог не подпускать к снаряду. Сначала я должна была работать на полу, готовиться, мазать руки, и только через минут 20 моих мучительных ожиданий он мог запустить на сам снаряд. Испытывали нас в разных ситуациях, поскольку на соревнованиях случается разное. Может, и вовсе не быть времени на разминку, поэтому мы были готовы ко всему. И когда я была государственным тренером по спортивной гимнастике, мы эти приемы также практиковали. И в Атланте в 1996 году, на первой летней Олимпиаде, в которой Беларусь выступала уже как суверенное государство, считаю, у нас были достойные результаты Тогда наши девчата были шестыми, ребята – четвертые, до бронзы не хватило всего 0,012 балла. И если бы Ваня Иванков был в строю, мы, бы, конечно, стояли на пьедестале почета. Но он с разрывом ахиллова сухожилия в Атланте был с костылями. Поэтому Украина нас опередила. Правда, четыре бронзовых медали тогда привез Виталий Щербо. А потом была Олимпиада в Сиднее в 2000-м году. Но к тому времени многие талантливые тренеры, к сожалению, уже уехали, и мы выступили хуже.

– Антонина Владимировна, почему сейчас, когда больше возможностей, результаты спортсменов не становятся лучше?

–  Здесь, как и в любой школе: нет талантливого преподавателя – нет и результатов. А наших тренеров стали активно приглашать за границу. Там им предлагали совершенно другие условия, и многие уехали. А чтобы в гимнастике дать результат, надо растить спортсмена 10-15 лет. А до этого еще важно уметь найти и разглядеть: чтобы был готов и физически, и психологически, не травмировался. От тренера очень многое зависит. Попади я в другие руки, а не к Виктору Хомутову, вряд ли бы достигла таких успехов. 

– Заслуженный тренер СССР, девятикратная олимпийская чемпионка Лариса Латынина, которая сопровождала вашу команду на олимпийских играх, как-то сказала: «В этой команде было много звезд, девочки себя уже успели зарекомендовать, там все были сильные, а Тоня Кошель, помимо того, что выполняла все, прежде всего была человек хороший. С ней в команде всем было комфортно». Как вы это прокомментируете? И как с этим связано то, что уже на протяжении многих лет посвящаете себя общественной работе, являясь председателем Белорусского общественного объединения «Ветераны физической культуры и спорта»?

А я быстро опустилась с небес на землю, не успела почувствовать себя звездой. Считала, что выполнила свою задачу и исполнилась моя мечта, к которой стремилась так долго и упорно. Я на это положила все силы. И больше на олимпиадах я не выступала. Участвовала в показательных выступлениях, которые начались после Олимпиады, потом ещё два года выступала за спортивное общество «Трудовые резервы». В 1975 году, после второй победы в командном зачете на чемпионате народов СССР, ушла с помоста, а потом стала тренером. Вышла замуж, появились дети, но очень много времени по-прежнему отдавала работе. В 1985 году стала заслуженным тренером БССР, через пять лет – заслуженным мастером спорта СССР. Мне пришлось работать с десятью министрами спорта, и со всеми у меня сложились хорошие отношения. Знаю, что плохого слова в мой адрес никто из них не скажет. Потому что, когда болеешь за дело, профессионалы видят и идут навстречу. Честно говоря, муж до сих пор называет меня «мать Тереза» и не всегда понимает, когда становлюсь на защиту того, кто провинился. А я считаю, что, если человеку плохо, надо помочь, чтобы там раньше ни было.

Кошель
Леонид Хроменков, Элина Зверева, Антонина Кошель, Екатерина Карстен

В чем сейчас состоит ваша работа?

– Я стараюсь продлить жизнь нашим ветеранам. К сожалению, очень многие люди, которые были искренне преданы спорту, которые и мне когда-то помогали, уже ушли. За медалями стоят не только спортсмены и тренеры, но и все те, кто работает в спортивной инфраструктуре: от бухгалтера до министра. Мы организуем встречи, поездки, чествуем участников войны, поздравляем с юбилеями ветеранов спорта. И еще регулярно устраиваем ветеранские спартакиады, на которые собираются команды из всех областей. Спортсмены соревнуются в дартсе, лёгкой атлетике, плавании, беге, шахматах, игре в бильярд.  Наладить такое общение очень важно. Потому что, когда уходишь на пенсию, выпадаешь из привычной сферы, утрачивается прежний круг общения. Люди очень быстро забывают, что ты заслуженный тренер, работал заместителем министра, заместителем начальника управления и так далее… Но когда они встречаются, общаются, у них глаза горят, они как будто молодеют.  И поэтому в каждом регионе у нас есть представители организации, которые проводят эту работу на местах. 

– Ваш муж как-то связан со спортом?

Нет, он юрист по образованию, но держит себя в форме. До сих пор делает зарядку, по многу раз отжимается. Но здесь самое главное, что в лице моего супруга судьба подарила мне помощника по жизни.  Когда я работала тренером, наши дочери были еще маленькими, а мои командировки длительными – по две недели и дольше. Он ни разу не упрекнул, не стал запрещать и возмущаться. Он все понимал и оставался с девочками. Водил сначала в сад, потом в школу. Конечно, в жизни не бывает все гладко, и на нашу с ним долю выпало немало испытаний, в том числе трагических.  По прошествии стольких лет мне кажется, что самые главные наши победы – это преодоление именно жизненных тягот. А ведь жизнь постоянно проверяет тебя на прочность: сможешь ты справиться или нет, выдержишь или сломаешься. Не зря же говорят «жизнь прожить не поле перейти»… 

– Ваши дети не пошли по вашим стопам. Почему?

– Хотя наши дочери обе талантливые в этом отношении. Но заниматься своими детьми мне было некогда, больше уделяла внимание чужим. Одна дочь пошла по стопам папы и стала юристом, а вторая – экономистом. Но главная их работа –  растить моих внуков. Правда, спорт наших младших не особенно интересует. Они, как и большинство современных детей, увлечены гаджетами. И меня это сильно беспокоит. Мы в свое время все каникулы проводили на улице и были готовы к физическим нагрузкам. Раньше в школах уроки физкультуры отличались по четвертям: четверть гимнастики, затем легкой атлетики, игровых видов спорта и, наконец, зимних. Поэтому дети были физически хорошо подготовлены. Да и интерес у нас был к спорту, и стимулировали нашу заинтересованность с помощью соревнований. Сейчас, к сожалению, забыли о правильном физическом воспитании детей.

– Когда лучше отдавать ребенка в спорт?

Сейчас, как говорю, и в памперсах приводят. Но не надо спешить. Очень хорошо, если до 5-6 лет дети прыгают, бегают на площадке в свое удовольствие, висят на турниках, пробуют подтягиваться, прыгают на разных ножках, играют в мяч. А уже в 5 лет можно отдавать на занятия общей физической подготовкой. Так что и торопиться не надо, но и затягивать не стоит. Но хочу сказать, если это дано ребенку, то он быстро сообразит и пойдет вперед.

– В своих интервью вы часто говорите о том, что сейчас юных спортсменов слишком сильно опекают родители. Это плохо?

– Да. Когда родители лезут в систему подготовки, это никуда не годится. В спортивной гимнастике надо отточить каждую точечку, каждое движение. Всему надо учить: как повернуть голову, носок, колено. Сейчас если где-то хлопнешь, сильно нажмешь – тебя могут обвинить в рукоприкладстве. Тренеры боятся. А, кроме того, у детей нынче нет особого стимула. Зачем им заниматься спортом, если родители с радостью и без всяких достижений купят тебе и гамбургер, и чизбургер и, конечно, смартфон.  И это очень беспокоит. Ведь что такое движение? Это здоровое тело с прямым позвоночником, хорошее сердце, нормальное зрение. Сейчас далеко не каждый подросток сможет пять раз подтянуться…

Кошель
Олимпийская медаль

– Антонина Владимировна, что, на ваш взгляд, самое главное в жизни? Какие они, три правила Антонины Кошель?

– В спорте, если ты выбрал это поприще, надо отдаваться целиком и полностью, чтобы, закончив карьеру, с чистой совестью сказать: я сделал все, что мог. В жизни надо сохранять порядочность, ответственность, любовь к людям и не делать подлости. Потому что все в жизни возвращается. При возможности помогать и спасать. Надо уметь прощать и не помнить зла. Если кто-то был не прав, жизнь сама это исправит. Ну, а в семье главное лад и взаимопонимание. Притереться друг к другу, потерпеть понять и принять гораздо сложнее, чем разбежаться в разные стороны. Но это того стоит. И всегда надо оставаться человеком.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59