Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Детям говорили, что они могут выбрать свой пол» — россиянка о жизни в Канаде

«Детям говорили, что они могут выбрать свой пол» — россиянка о жизни в Канаде
Фото: Из личного архива героини

Мария Шпакова 10 лет прожила в Канаде. Имея хорошую карьеру в России, девушка переехала в чужую страну. С чем она столкнулась на новом месте, как восприняла пропаганду нетрадиционных ценностей и почему решила вернутся на родину – в материале «МЛЫН.BY».

Первые годы еле сводили концы с концами

– Мария, поделитесь вашей историей переезда.

– Родилась я недалеко от Воронежа. Получила высшее юридическое образование. Успешно работала помощником арбитражного управляющего в юридической фирме, ездила в командировки по всей России. К своим 22-м годам я уже имела неплохую карьеру.

С будущим супругом, который жил в Канаде, я познакомилась в интернете. Долгое время мы просто переписывались. А когда общение стало более плотным, решили встретиться. Незамужним девушкам, кстати, которых ничего не держит в родной стране, визу в Канаду дают не охотно. А мне, можно сказать, повезло.

Уже в Канаде мы поняли, что хотим продолжить отношения. Муж не планировал обратно в Россию, он давно перебрался с родителями в Канаду. И чтобы быть вместе, мы решили сделать мне в Канаде вид на жительство.

– Как проходила ваша адаптация на новом месте?

– Людям из стран СНГ, наверное, кажется, что, приезжая в западные страны, ты оказываешься словно в сказке: у тебя сразу же появляется красивый дом, хорошая зарплата, возможность ездить по стране и наслаждаться природой. А такое бывает только если ты миллионер: у тебя есть налаженный международный бизнес и нет повода ни о чем беспокоится. У людей же простых ситуация другая. И реальность отличается от той, к которой привык.

Я, например, всегда считала, что неплохо знаю английский язык. Но первые полгода жизни в Канаде я не могла понять речь местных из-за акцента. Как человек быстро адаптирующийся и обучаемый, большой проблемы в этом я не видела. Спустя два месяца я нашла работу продавцом в магазине женской одежды. И хотя я мало что понимала, я старалась практиковать язык. Порой, приходилось тысячу раз все переспрашивать. Многие наверно постеснялись бы… Бывает, что люди замыкаются в себе, общаются только с русскоязычной общиной. А я в тот момент ставила себе задачу ни в какие общины не ввязываться, общаться с местными, максимально интегрироваться. Я ехала в Канаду с настроением первооткрывателя. Я никогда не планировала уезжать из России. Но когда такая возможность представилась, я из интереса согласилась.

В Канаде много бесплатных программ для эмигрантов, чтобы люди могу быстрей интегрировались, выучить язык, найти работу. Эффективность таких программ – это уже второй вопрос. Многие просто не приносят никакого результата. Но кто ищет, тот всегда найдет.

В магазине я работала посменно. В основном по вечерам и выходным, поэтому с мужем мы мало виделись. Хотя у нас даже не было финансовых возможностей сходить в кафе. Мы еле-еле сводили концы с концами. Первые годы мы пахали, не покладая рук. И это несмотря на то, что у супруга была хорошая работа (эксперт по автоматизации нефте- и газового оборудования). Он имел высшее местное образование, работу. Но у него были долги за учебу. Мы снимали квартиру, имели машину, чтобы как-то передвигаться. Общественный транспорт в Канаде (если мы не берем в расчет столицу) не развит. Автобусы только городские, ходят раз в полчаса-час. Я с ностальгией вспоминала общественный транспорт в Воронеже.

Приезжая в Канаду, оказываешься в культурном и духовном вакууме

– Как дальше складывалась ваша жизнь?

– Потом я пошла учиться. Это так называемая адаптация профессионалов, имеющих высшее образование, к местным рабочим реалиям. Там учили составлять резюме, проходить интервью, искать работу. Этот курс мне дал многое. Меня заметили преподаватели, порекомендовали быть волонтером в образовательном центре (так совпало, что там освободилось рабочее место). Я очень старалась, и зарплата у меня была хорошая для эмигранта, который только приехал и плохо знал язык. Так я поработала какое-то время.

В целом все было неплохо, но если смотреть на общую картину, то она была не слишком радужной. Потому что Канада очень сильно отличается по образу жизни от стран постсоветского пространства.

– Что вы имеете в виду?

– В первую очередь я говорю о России, но, я уверена, что в Беларуси ситуация схожая. И белорусы, и россияне привыкли к постоянному взаимодействию, общению. У нас в Воронеже, например, был выраженный славянский культурный окрас и преобладание религии православия.  Поэтому оказаться там, где не выделяется никакая нация, никакая религия было непривычно. В Воронеже постоянно проходили фольклорные гуляния. Например, та же Масленица. А когда ты приезжаешь в Канаду, ты оказываешься в культурном и духовном вакууме. Вокруг куча наций, других религий и все традиции можно нести только в себе самом. Я это поняла, когда у меня уже были дети. Праздник 8 марта, например, в России широко отмечают, а в Канаде нет.

И вот это отсутствие культурной жизни, этих мелочей, к которым привык, очень угнетали. Рядом нет друзей, с которыми вырос, нет привычной еды, любимых мест. Первое время ты, конечно, наслаждаешься красотой природы, но вакуум, в который попадаешь, очень давит.

– Что вас больше всего удивило в жизни за рубежом?

– Меня удивило отсутствие выбора в магазинах. Потому что Канада – это страна монополий. Там мало малого бизнеса, мелких магазинов.  В основном преобладают сетевые магазины, которые продают товар на любителя. Например, мебель для меня казалось совсем некрасивой.

Еще один момент, который удивил, – это цены. Зарплаты в Канаде большие и их нужно с чего-то платить. Еще 10 лет разница в ценах была очень большая. За многие вещи, которые в России стоили копейки, в Канаде приходилось платить нереальные деньги. И это касается даже мелочей вроде заколок или туалетной бумаги. Правда, сейчас из-за санкций в России цены тоже выросли и теперь они сопоставимы.

Стоимость местных услуг тоже поразила. За услуги связи мы с мужем платили порядка 150 долларов. В тариф мобильного оператора у меня было включено 8 Гб интернета, у него – 10 Гб.  И это считалось очень крутым. Для сравнения сейчас в России мы платим за телефон примерно 13 долларов за двоих. И у меня включено 30 Гб интернета.

Отличаются от русских канадские рестораны и кафе. Там они выглядят как старые столовые времен СССР: нет красивых интерьеров, разнообразия в еде. Меню в основном одинаковое: бургеры, картошка фри, стейки. И если у нас большой выбор напитков (морсы, компоты, чаи, смузи), то там только газировка, черный и зеленый чай, кофе.

Отдельная тема – вкус продуктов. В Воронежской области было довольно развито земледелие, многие продукты люди выращивали в огороде. В Канаде же городские продукты были безвкусными. Первое время я очень мучилась. Все казалось пластиковым на вкус. Из-за этого я ушла в тему органической еды. Органические продукты еще имели хоть какой-то вкус, но стоили в два раза дороже. И их приходилась искать. Мы ездили на фермы. Последний год перед отъездом в Россию мне посчастливилось взять в аренду сотку земли, и я была вне себя от радости – выращивала помидоры, огурцы и упивалась их вкусом.

Если говорить о положительных моментах, то меня приятно удивило легкость бюрократических процессов в Канаде. Многие вещи можно было сделать по интернету. А еще радовала доступность природы. Местность там окутана скверами, парками, заповедными зонами. Но плотность населения маленькая. Выходишь на улицу – а там никого. Даже приезжая в столицу, видишь пустые улицы.

– Говорят, в Канаде проблема с покупкой качественной одежды?

– Наверно в это сложно поверить, но да. Это только кажется, что там есть крутые бренды. Но на деле – всего несколько марок, которые продают более-менее качественный товар.

В Канаде зимой очень холодно. Нашей семье нужна была натуральная обувь на меху. Но купить ее было невозможно. Еще кожаную обувь можно было найти, но не утепленной кожаной. Многое приходилось покупать в России, в том числе и детям. Потому что детская обувь была вся пластиковая, некачественная.

Ждать приема врача можно до двух лет

– Можете сравнить медицинское обслуживание в России и Канаде?

– В Канаде есть проблемы с медициной. Думаю, с этим согласиться порядка 95% местного населения. Причем если вам понадобится экстренная помощь, все будет по высшему разряду. Я дважды в Канаде вела беременность. Мне очень нравится направление, когда беременность полностью ведет акушерка или как там говорят мидвайф. Есть домашние роды, есть роды в родильных центрах, в госпитале.

Но что касается превентивной медицины и возможности попасть к специалистам – все очень плохо. В Канаде существует только государственная медицина. Финансирование маленькое, специалистов не хватает, протоколы строго регламентированы.

По приезду мне понадобился попасть на прием к дерматологу. Каково же было мое удивление, когда мне назначили прием только через четыре месяца. Как я после узнала, это мне еще повезло. Срок ожидания может растянуться до двух лет!

С точки зрения медучреждений вы не умираете, а значит можете подождать. Но в некоторых случаях приходится ехать с детьми в Америку, платить деньги, чтобы их там полечили.

Анализов тоже не допросишься. Их часто просто не назначают. В случаях хронических болезней никто не выясняет причину, не ставят диагноз, а просто убирают симптомы. Люди вынуждены ездить в Беларусь, Украину, Россию, чтобы поставить диагноз. В Канаде легкое отношение ко всякого рода обследованиям. Их там практически никто не делает. Никаких справок для детских садов, школ, бассейнов тоже не нужно. С одной стороны, мне это нравилось. Я против обследований на пустом месте. Но с другой стороны людям у которых есть хронические заболевания, приходится несладко. Наверно поэтому в Канаде так развита натуропатия, гомеопатия, китайская медицина, но эти направления платные. Приемы специалистов достаточно дорогие.

В России, на мой взгляд, медицина намного доступнее и лучше. Если нет возможности дождаться приема в госучреждениях, есть альтернатива в виде частных клиник. И это не будет вам стоить неподъемных денег. Да и анализы может сдать каждый без проблем и без убеждения врачей, что они нужны.

– Чувствовали ли вы когда-нибудь себя чужой за границей?

– Канада – эмигрантская страна. Поэтому отношение к мигрантам очень хорошее. В той же Европе все-таки есть титульная нация и все те, кто говорит с акцентом, будут «понаехавшие». В Канаде такого нет.

В Канаде я училась в колледже на юриста и закончила его с отличием. Я могла без труда получить работу.

Какое-то время я работала в миграционной юридической фирме, но поняла, что не хочу продолжать – ощутила расхождение норм морали и права. Тогда я ушла в декрет. И с этого момента уже не работала официально.

Спустя пять лет моей жизни в Канаде мы с мужем купили свой первый таунхаус. Жизнь вошла в размеренное русло, появились какие-то деньги, и мы смогли что-то себе позволить. Я ассимилировалась, у меня появились канадские знакомые. В декрете я начала заниматься мыловарением, натуральной косметикой – тем, чем занимаюсь и сейчас.

– Как вы считаете, насколько комфортно было вашим детям в Канаде?

После рождения детей мне открылись еще несколько нюансов местной жизни. В Канаде проблема с детскими садами. В Квебеке (франкоговорящая провинция Канады) есть программа субсидирования садиков, поэтому семье он может недорого обойтись. В Онтарио же субсидию получают только малоимущие.

Мы жили в англоговорящей части Канады. Полная стоимость места в садике для обычных не малоимущих семей начиналась от 800 долларов в месяц, а в крупных городах эта сумма доходила до 1200-1400 долларов.

В основном доступе были домашние детские сады, когда женщина устраивает некое его подобие у себя дома. Там нет никакой программы развития, просто игры и прогулки. В порядке вещей, когда дети спят на полу на ковриках в той одежде, в которой пришли. Что касается питания, то это пицца, чипсы, сладкие йогурты. Это не самая здоровая еда.

Развивающие программы есть в больших лицензированных садах, но место в них стоит от полутора тысячи долларов в месяц.

Девочки называли себя в мужском роде, мальчики – в женском

– А как возникло желание вернуться в Россию?

– Я прожила в Канаде 10 лет. К концу этого времени я уже поняла, что не хочу становится местной. Та культура и мораль, которые несут западное общество, мне не близки. На Западе полное отрицание различия природы мужчины и женщины. В России все иначе, ведь у нас разная природа и разные задачи. На Западе мужчины и женщины равны. И попробуй что-то скажи на эту тему, к тебе будут относиться как к ненормальному.

Раздутой до небывалых масштабов в последнее время стала пропаганда ЛГБТ. В школы каждую неделю приходили представители меньшинств и рассказывали о своем пути перевоплощения. Проходили семинары на эту тему, дни, когда мальчики могли красить ногти, одеваться как девочки. Также были дни принятия, когда девочки называли себя в мужском роде, мальчики – в женском. И дети пытались друг друга «принимать». В некоторых школах даже стали делать общие туалеты.

Тема гендерного просвещения стала пронизывать все уроки, включая математику. Детям говорили, что они могут выбрать пол. Были печальные случаи, когда у шестилетнего ребенка после этого случалось эмоциональное потрясение, и с этим долго приходилось разбираться.

Постоянное «образование» на эту тему привело к тому, что по неофициальным опросам 35% детей не уверены в своем поле. Самое ужасное что с этого года Канада приняла закон о запрете психологической терапии для детей, которые заявляют, что хотят сменить пол. То есть родители под страхом уголовного наказания не могут отвести ребенка к специалисту, чтобы разобраться в ситуации. Гормональная терапия доступна детям без разрешения родителей.

– То есть вы беспокоились о будущем своих детей?

– Мы решили: чтобы сохранить психику, нужно быть в согласии со своей совестью, с Богом, с духовыми законами. В Канаде в последние годы все духовные законы попираются. Пропагандируются такие нормы, которые разрушают детскую психику, семью. И все это вещается с государственных трибун, внедрятся в школах.

У нашей семьи было два пути: либо мы становимся отшельниками, которые пытаются от всего оградиться, либо мы теряем детей, потому что они будут расти на другой идеологии. Я видела подростков с потухшими глазами, которые не знают, что им делать дальше в жизни. Это приводило к депрессии, суициду, анорексии.

Именно поэтому мы уехали в Россию. Ведь экономические проблемы можно решить, найти качественные продукты и даже разобраться с медициной, занимаясь натуропатией, но как быть с эмоциональным и духовным состоянием детей, отсутствием моральных и культурных ценностей?

Я считаю, что раньше жителям Канады было проще в экономическом плане. Речь, конечно, не идет об эмигрантах, им всегда тяжело. Но теперь в стране сохраняется ужасная инфляция. Цены на дома выросли в два-три раза. Жилье стало недоступным, цены на съем тоже поднялись. Наблюдается полный развал медицины. С введением обязательного мандата на вакцинацию, из медучреждений ушло много медперсонала. Некоторые госпитали стали закрывать. И это в разгар пандемии! В итоге работать некому, приемы ведутся только онлайн.