Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Разбираем, кто найдет и потеряет из-за эскалации конфликта в Украине

Разбираем, кто найдет и потеряет из-за эскалации конфликта в Украине
Фото: из открытых источников

Любые изменения международной обстановки серьезно влияют на экономику. Поэтому, вполне очевидно, что дальнейшая эскалация конфликта вокруг Украины приведет к негативным последствиям для экономики не только непосредственных участников противостояния, но и всей Европы, а в выигрыше останутся, как всегда, США.

Попытаемся оценить последствия имеющегося на данный момент кризиса для экономики Европы, Украины и России.

В первую очередь Европе грозят перебои с поставками энергоносителей и сырья, что сопряжено со скачком цен. Если же начнется полномасштабная война, то в Западную Европу хлынет поток беженцев.

Что касается поставок в Европу энергоносителей из России, то их сокращение или полная остановка сопряжены не только с контрсанкциями со стороны России, но и с банальным повреждением трубопроводов в случае военных действий. Уже сейчас в хранилищах Западной Европы осталось менее 5% природного газа, закачанного минувшим летом. Это произошло потому, что Европа всерьез опасается снижения объемов поставок российского природного газа и отдает предпочтение сжиженному, любезно предоставленному США. Но это обстоятельство не остановило периодические колебания цен на «голубое топливо». Напряженность на газовом рынке Европы сохранится надолго, потому что полностью заменить российский природный газ просто нечем.

Ситуация с нефтью оказалась похуже. Она и так торгуется вблизи отметки 100 долларов за баррель. А если Россия вынужденно или преднамеренно ограничит ее поставки, то Европу ждет экономическая катастрофа. Инфляция в Европе и без того бьет рекорды, так что в случае эскалации ничего хорошего не предвидится. Поэтому лидеры некоторых западноевропейских стран (особенно Германии и Италии) очень осторожны в высказываниях относительно санкций против России. Они доказывают своим партнерам по ЕС, что возможные санкции должны быть точечными и минимально касаться энергетики.

Понять это можно: взлет цен на нефть приводит к росту цен на автомобильное и авиационное топливо. Автомобильное — еще полбеды. За него расходы с автоперевозчиками пропорционально поделят многочисленные европейские автолюбители. А вот подорожание авиационного топлива — проблема сложнее. В случае эскалации придется отказаться от полетов в Украину (это происходит уже сейчас) и, вполне возможно, потерять право полетов над территорией России, которую облетать не только долго, но теперь уже и дорого. Плюс к тому, западный авиаперевозчик может в Россию очень долго не вернуться.

На прошлой неделе Борис Джонсон громогласно заявил о санкциях против российских бизнесов в Англии. Россия имеет полное право ответить симметрично. Мало того, что в России есть представительства европейских и американских компаний, в самих российских компаниях в немалых количествах присутствует западный капитал. Что будет, если заморозить активы или лишить владельца капитала возможности вывода прибыли?

Уже давно ведутся разговоры о возможном отключении России от SWIFT, представляющей собой международную систему передачи сообщений между банками. Это палка о двух концах: сразу же снижается роль Запада в мировой финансовой системе, а российские должники западных банков вполне правомерно не смогут вовремя погасить долг. Так кому нужны такие санкции и эскалация?

Уже упоминавшийся Борис Джонсон пригрозил России, что «отстранит» ее банки от расчетов в долларах и фунтах стерлингов. И что? Американские и европейские банкиры уже подсчитали, что каждый западный банк, работающий с Россией, потеряет от 1,5 до 2,5 млрд евро. Банковскому бизнесу это надо?

Теперь о ценах на продовольствие, которые в Европе бьют рекорды. Разве у них есть шанс снизиться, когда эскалация произойдет в акватории Черного моря, через порты которого вывозят ячмень, пшеницу, подсолнечник и кукурузу Украина, Россия, Казахстан и Румыния?

Беларусь и Россия являются главными поставщиками на мировые рынки минеральных удобрений, без использования которых урожаи снизятся, а и, без того высокие, цены взлетят.

Неизбежными спутниками войн являются потоки беженцев. Их уже организованно вывозят из отдельных районов Донецкой и Луганской областей, а принимающая Россия предоставляет им жилье и материальную поддержку. Европейцы не настолько милосердны. Это мы увидели осенью прошлого года на белорусско-польской границе. Польша по самым скромным подсчетам примет удар миллионной армии мигрантов из Украины. Премьер-министр Венгрии в своих предвыборных речах предупреждает избирателей о притоке «сотен тысяч, а то и миллиона беженцев».

Как заявляет заместитель главы Офиса президента Украины Ростислав Шурма, украинская экономика, начиная с января этого года, безвозвратно теряет 2-3 млрд долларов ежемесячно из-за информационного стресса и риска военной эскалации со стороны России. «Это и остановленные инвестиции, и дополнительная инфляция, потери в туристической сфере, сокращение авиаперевозок, спекулятивное давление на валютный рынок», — отметил чиновник.

По информации на утро 21 февраля, кроме «Люфтганзы» и французского авиаперевозчика, в Украину не будут летать норвежская компания SAS, австрийская Austrian Airlines  и шведская Swiss, что чревато значительным снижением пассажиропотока через Украину.

Россия, экономика которой значительно выросла за последние годы, более устойчива к шокам. Она смогла создать солидную подушку безопасности: Фонд национального благосостояния накопил почти 200 млрд долларов, золотовалютные резервы достигли 612 млрд, а внешний долг не превышает 20% ВВП. Это позволит России даже в случае эскалации продержаться достаточно долго.