Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Лучший следователь области о своей работе: «Самые важные доказательства – на поверхности»

Лучший следователь области о своей работе: «Самые важные доказательства – на поверхности»
Фото: автора и из открытых источников

Как преступники пытаются избежать наказания и часто ли раскаиваются в содеянном, «Минской правде» рассказал следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Виктор Головчиц.

— Почему именно дорожно-транспортная сфера?

— Всегда было интересно это направление. Оно касается всех — и водителей, и пешеходов. Дорожно-транспортные происшествия, как правило, происходят по неосторожности. Человек не желает, но допускает совершение преступления, нарушая ПДД. Следователь в этом случае дает оценку действиям каждого участника дорожного движения.

Изучая то или иное дело, никогда не знаешь, какой будет его исход, какие факты всплывут, как будут вести себя участники следственного процесса. Как правило, виновные занимают неординарную линию поведения. Иногда сразу признают свою вину, а после могут оказаться от показаний.

Виктор Головчиц окончил Академию МВД, работал следователем в Воложинском районном отделе СК. Сегодня служит в отделе по расследованию ДТП в управлении Следственного комитета по Минской области.

— Первое дело обычно надолго остается в памяти. Можете о нем рассказать?

— Тогда в Воложинском районе произошло дорожно-транспортное происшествие: группа мужчин, среди которых были и ранее судимые, отправились за спиртным. По дороге с их машиной что-то произошло — то ли топливо закончилось, то ли она сломалась — поэтому приятели начали толкать ее к автозаправочной станции. Двигались по скоростной трассе М6 Минск – Гродно. В какой-то момент в них въехал другой автомобиль. Как позже выяснилось, водитель просто не мог их увидеть заблаговременно. В итоге: два человека погибли, один получил тяжкое телесное повреждение.

Во время выезда, я должен был определить границы осмотра места происшествия, сориентироваться, на что сделать акцент в расследовании.

— В результате ДТП человек может получить серьезные травмы и увечья. Насколько тяжело работать на месте аварии?

— Дорожные травмы весьма специфические: много крови, ампутация конечностей… Но самое страшное, конечно, когда гибнут дети, когда приходится извлекать их из искореженного автомобиля.

Несколько лет назад в результате аварии погибло сразу трое ребят. Погодные условия были плохие, а женщина-водитель, в автомобиле которой находились дети, не оценила этот фактор. Она попыталась совершить обгон попутного автопоезда, но в этот момент ее автомобиль занесло, и он выехал под этот автопоезд… В результате произошло лобовое столкновение.

Когда я только начинал работать, было очень сложно не вовлекаться эмоционально в такие истории. Но сейчас, с учетом опыта, я все-таки стараюсь в первую очередь давать профессиональную оценку происходящему.

Я выезжаю также в районы, оказываю помощь следователям, которые специализируются на ДТП. Важную роль в нашем деле играет первоначальная работа на месте происшествия. Максимально полная фиксация следов – залог успеха в расследовании. Следы торможения, обломки, какие-то утерянные элементы – мелочей здесь нет. Самые доступные доказательства для суда лежат на поверхности. Как правило именно они помогают выяснить причину ДТП.

«В любой ситуации я стараюсь не идти по пути наименьшего сопротивления, а скрупулезно работать по каждому делу».

 

— Вы замечаете, когда участники ДТП намеренно пытаются ввести вас в заблуждение?

— Некоторые пытаются утаить отдельные детали. Действуют по принципу «сначала докажите». И только потом, когда мы предъявляем эти самые доказательства, признают свою вину. В пример приведу случай, который произошел на скоростной трассе Р1 Минск – Дзержинск. С первого взгляда ситуация была такой: мужчина на автомобиле ехал со скоростью 120-125. Превышение было, но допустимое. В какой-то момент машина ушла в занос и выехала за пределы проезжей части, где столкнулась с придорожным ограждением. Одна из пассажирок погибла на месте, вторая получила тяжкие телесные повреждения. Водитель, у которого погибли родственники, сказал, что именно он виноват: не правильно выбрал скорость, допустил занос, съехал…

Преступление было бесконтактным, следов и свидетелей не было. Районный следователь не стал акцентировать внимание на деталях. Потом за дело взялись мы, все оказалось, что все не так просто. Выяснилось, что причиной ДТП стало создание аварийной ситуации со стороны еще одного участника дорожного движения. Женщина-водитель, выезжая с автостоянки, подрезала автомобиль, и тот, чтобы уйти от столкновения, совершил резкий маневр, выехал на другую полосу и ушел занос. Изначально женщина свою причастность отрицала. Но у нас были сомнения и доказательства тому были найдены. В результате суд вынес в ее адрес обвинительный приговор.

— Чтобы защитить себя виновные выдвигают самые разные, иногда абсурдные версии?

— Случается. Например, мы скептически относимся к тому, что человек ссылается на потерю сознания, которое якобы привело к ДТП. Нужно понимать: к потере сознания до или после происшествия должны быть предпосылки. Но доказать, был ли человек в болезненном состоянии или нет, знал ли о проблемах со здоровьем, сложно.

Несколько лет назад подобное ДТП произошло в Пуховичском районе. В результате столкновения пострадали две женщины: одна погибла, другая получила тяжкие телесные повреждения, у нее было сильно обезображено лицо. Водитель машины, который въехал в автомобиль потерпевших, говорил, что в момент управления машиной потерял сознание. И только когда пришел в себя, увидел страшные последствия.

Изначально мы действительно допускали такой вариант развития события. Была проведена судебная медицинская, психолого-психиатрическая экспертиза. Оказалось, что у водителя было больное сердце. Однако одно дело, когда человек теряет сознание, не зная, что болен и совсем другое, когда он находится в болезненном состоянии и понимает, что в любой момент ему может стать плохо. И в такой ситуации он берет ответственность на себя.

К слову, это был именно такой случай. До произошедшего мужчина находился под наблюдением у врачей-кардиологов, проходил стационарное лечение. Медики предупреждали, что ему нельзя управлять автомобилем. Но во время следствия он эту информацию утаил.

Виктор Головчиц стал лучшим следователем следственного управления УСК по Минской области.

— Часто ли участников ДТП мучает чувство вины?

– Как правило, это происходит, когда виновник ДТП и потерпевшая сторона – родственники. Но бывают и другие случаи. Один из таких произошел в Воложинском районе. Там пожилой мужчина ремонтировал машину на дворовой территории своего дома. Там же находились и его близкие родственники, в том числе годовалый внук. В процессе ремонта мужчина выпивал, а потом сел за руль. В итоге произошел наезд на ребенка… Мы провели следственный эксперимент и доказали, что своего внука мужчина мог видеть заблаговременно. Он же, к слову, в свою очередь не раскаивался в совершенном и до последнего отрицал свою вину. По его мнению, виноваты исключительно окружающие: дети, жена, которые не досмотрели за ребенком.

– С так называемыми неочевидными преступлениями докопаться до истины всегда сложнее?

– Когда преступление неочевидное, исследуются все версии. Однажды в воинской части в Старых Дорогах военнослужащие контрактной службы перегоняли с места на место резервную технику. В мирное время она не используется, поэтому была законсервирована и транспортировать ее пришлось с помощью буксира. Один из водителей в этот момент находился за рулем машины, а второй (якобы по своей инициативе) запрыгнул на транспортируемый танк, у него соскользнули ноги и попали под гусеницы. В итоге нижние конечности пострадавшего были полностью ампутированы…

Свидетелей произошедшего не было, камер видеонаблюдения тоже. Исходя из имеющейся информации, мы не смогли доказать наличие состава преступления, в том числе в действиях самого водителя.  Но мы в то же время мы допускаем возможность, что в этой ситуации могли быть какие-то другие обстоятельства, до которых мы так и не добрались. В этой ситуации решение по делу не было принято, следствие приостановили.

— Чему вас научила ваша работа?

— Она научила меня относится к каждому моменту нашей жизни внимательно. Многое зависит от нас самих. На мгновение потеряешь бдительность и потом изменить что-то будет сложно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!