Меню
Мядельский райисполком

Первый из летчиков ПВО Москвы, совершивший воздушный таран. История белоруса Степана Гошко

Гошко
Фото: из открытых источников

План «Барбаросса», разработанный стратегами фашистского Третьего Рейха, предполагал молниеносный разгром Красной Армии, физическое уничтожение и порабощение народов Советского Союза. И сам Гитлер, и его генералы были уверены, что Москву можно будет взять уже в конце августа 41-го. Воздушная разведка обороны Москвы производилась группой Ровеля, отдельной авиационной группой фашистских Военно-Воздушных Сил — Люфтваффе.

Самолеты-разведчики вели аэрофотосъемку оборонных и хозяйственных предприятий столицы и географических ориентиров путей к Москве для наземных сил, и для нанесения бомбовых ударов с воздуха.

Но, небо столицы СССР охраняли части московского ПВО, и для предотвращения атак на столицу вражеской авиацией на дальние рубежи были направлены летные полки из состава 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО Москвы. В их числе была и группа летчиков на истребителях Як-1, дислоцировавшаяся на аэродроме города Великие Луки Псковской области. И летчик этой группы лейтенант Степан Семенович Гошко стал первым из летчиков ПВО Москвы, кто уничтожил самолет противника тараном.

О появлении над Великолукским аэродромом бомбардировщика «Хейнкель-111» ему сообщил техник самолета. На своем истребителе «Як-1» лейтенант Гошко быстро настиг «Хейнкель» и атаковал его, противник отстреливался из пулеметов. Во время второй атаки оружие нашего истребителя отказало и, чтобы не упустить врага, Гошко решил таранить He-111. Своим самолетом Степан Гошко ударил по стабилизатору воздушного противника, хвостовое оперение было отрублено, и «Хейнкель» рухнул вниз. Наш истребитель во время боя получил несколько повреждений, но летчику удалось посадить самолет на полосу Великолукского аэродрома. За этот таран, ставший первым в истории ПВО Москвы, Степан Гошко был награжден орденом Ленина. Председатель ВЦИК Советского Союза Михаил Иванович Калинин, вручая награды отличившимся в обороне столицы в июле 1941 года, сказал в адрес летчика Степана Гошко: «Бейте врага так, чтобы все воины ПВО страны брали с Вас пример».

Из книги «Грозное небо Москвы»

А теперь из книги «Грозное небо Москвы» читаем:

— Лейтенант Степан Гошко, с аэродрома Великие Луки. Таранил в районе Ржева. Разведчик шел на Москву. У Гошко отказало оружие…Это был первый таран в период обороны столицы.

Фронтовая газета «За храбрость» несколько позже напишет: «Летчик Гошко вступил в воздушный бой с Хе-111, пилотируемым германским полковником. Поставив своей целью ни в коем случае не упустить врага, тов. Гошко самоотверженно бросился на него и протаранил». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1941 года Степан Гошко был награжден орденом Ленина.

Через какое-то время газета снова напомнит о нем, о его боевых делах, о победах. И еще один раз. И будет молчать целых двадцать два года. Потому что Гошко уйдет из системы обороны Москвы, боевая судьба будет бросать его по полкам, по фронтам Великой Отечественной, но я не буду об этом знать и только буду помнить эту фамилию. А через двадцать два года, когда газеты будут писать о героях обороны Москвы, я буду собирать материал о Гошко, но мало чего найду, и чтобы хоть как-то понять душевный порыв героя, мысленно представлю себя в кабине «Яка», на месте Степана Гошко, и напишу о нем заметку. И все время буду думать о том, куда же он все-таки делся, жив ли?

Пройдет еще восемь лет, и я его встречу. Мы будем бродить по осенним дождливым улицам небольшого подмосковного города, над которым когда-то летали и дрались, и майор запаса Степан Семенович Гошко, высокий седой мужчина с обгоревшим в воздушном бою лицом, как старому фронтовому товарищу, будет рассказывать мне о крутых поворотах своей судьбы и в течение целого вечера мы будем «летать» с ним «крыло к крылу» в районе Москвы и Демянска, над Ельцом и Ленинградом, над Псковом и Тарту…

Он расскажет, как падал в болото после воздушного боя, и как выбирался оттуда с разбитыми плечом, рукой, головой. Как лечился и беспокоился, что небо ему закроют. И как воевал потом, и снова лечился. Как в одном из воздушных боев восьми наших истребителей против восьми гитлеровцев, летчики группы, которую он возглавлял, сбили семь «Фокке-вульфов», а сами не получили ни единой царапины. Как перехитрил он однажды фашистского аса, а спустя какое-то время горел, хоронился от немцев в лесу, выбирался на свою территорию и не выбрался: ослеп, заблудился и, скитаясь, случайно вышел на хутор, занятый врагом, и попал в лагерь для русских военнопленных. Как потом освободили их наши танкисты. И как закончил войну, сделав последний полет в район Кенигсберга 9 мая, в день Великой Победы.

Вспоминая, он будет называть имена боевых друзей, живых и погибших, вздрогнет и не сразу поверит, что один из погибших его товарищей — Володя Лапочкин — жив и здоров, ныне полковник запаса. И долго будет о нем расспрашивать. И только тогда мне станет известно, что Гошко, Титенков, Лапочкин — герои одного и того же полка.

Все это будет потом, а сейчас, вытянув длинную шею, начальник штаба с минуту молча глядит на нас, будто стараясь проникнуть в душу, и повторяет:

— В бою отказало оружие, и он, представьте, пошел на таран. Молодец, ничего не скажешь. Герой! Шумим, восторгаемся подвигом!

Автор этой книги — сам боевой летчик, воевавший в 12-м гвардейском истребительном авиационном полку ПВО Москвы, Николай Николаевич Штучкин. И какой прекрасный его рассказ о подвиге самопожертвования летчика из Беларуси Степана Семеновича Гошко.

Подробнее о таране и непростом боевом пути летчика Степана Гошко

На аэродром Великих Лук, где базировались летчики ПВО Москвы, в их числе и старший летчик лейтенант Степан Гошко, летчиков поднимали по тревоге неоднократно для пресечения полетов немецких самолетов на Москву. Поэтому к вечеру летчики порядком уставали и, находясь в кабине дежурных истребителей, бывало и подремывали. В тот раз Степана Гошко и разбудил встревоженный голос механика его самолета: «Лейтенант, лейтенант!» Моментально проснувшись, Гошко глянул на небо и увидел немецкий бомбардировщик, который шел в сторону Ржева. Немедля Гошко с механиком запустил двигатель, и взлетел прямо со стоянки. Используя скоростные возможности своего «Яка», Гошко достаточно быстро настиг вражеский самолет, который шел на небольшой высоте, примерно на одной тысяче метров. 

Это был «Хейнкель-111». Как уже потом выяснилось, что самолет принадлежал 23-й бомбардировочной эскадре «Легион Кондор», и за его штурвалом находился фельдфебель Йозеф Ниггеманн, экипаж немцев был весьма опытный, имевший боевой опыт войны в Испании, а затем и при завоевании стран Европы.

Более того, конструктивной особенностью этого немецкого самолета было наличие двух воздушных стрелков, что позволяло успешно вести бой с истребителями. И тогда вражеские стрелки вовремя заметили настигающий их советский истребитель, открыв заградительный огонь. Нашему истребителю, атаковавшему немецкий самолет и открывшему огонь по нему с дальней дистанции, пришлось выйти из атаки и произвести маневр, чтобы атаковать повторно. Но, во время второй атаки на истребителе Гошко отказало оружие и, чтобы не дать немцам уйти, летчик решился таранить. Прикрываясь солнцем, ему удалось подойти к самому хвосту «Хейнкеля», и тогда Степан Гошко, несколько приподняв нос своего истребителя, резко пошел на сближение. В одно мгновенье крылом своего «Яка» наш бесстрашный летчик ударил по хвостовому оперению немецкого самолета. Поврежденный «Хейнкель» стал снижаться, и произвел вынужденную посадку на ближайшей площадке недалеко от Великих Лук. Немецкие летчики были взяты в плен, а на борту «Хейнкеля» были обнаружены ценные оперативные документы, весьма важные для советского командования. Во фронтовых газетах тогда даже писали, что на борту немецкого самолета находился полковник Генерального штаба фашистской Германии, но утверждать не будем.

И несколько еще важных моментов боя и тарана, дабы у читателей не возникло иллюзии, как легко все было: немецкий экипаж яростно защищался до последнего, более того, даже после тарана стрелки продолжали вести огонь по истребителю Степана Гошко. Одна из пуль врага пробила аккумулятор, другая — гидравлику колеса, а третья — лобовое стекло «Яка», едва не убив летчика, который отделался лишь легкими царапинами на лице от осколков плексигласа. Но, благодаря проявленному мастерству и мужеству, лейтенант Гошко довел свой поврежденный «Як-1» до аэродрома, при посадке самолет едва не скапотировал из-за пробитого колеса, однако все закончилось благополучно для нашего летчика.

Вскоре Степан Гошко отличился вновь, уничтожив, теперь уже «Ю-88», недалеко от Великих Лук. А при отражении первого массированного налета немцев на Москву, в ночь на 22 июля 1941 года он, в паре с другим летчиком, сбил еще один «Юнкерс-88», а, так сказать, очередного «Ю-88 » он сбил в групповом бою 24 июля 1941 года.

И надо же такое приятное совпадение: именно 24 июля 1941 года вышел первый Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении летчиков ПВО Москвы, в числе награжденных летчиков был и наш земляк лейтенант Степан Семенович Гошко: его наградили орденом Ленина. 

Дальнейшая же фронтовая судьба летчика Степана Гошко изобиловала многими и радостными и весьма горькими событиями. Так, уже воюя в 12-м истребительном авиационном полку на Северо-Западном фронте, он был дважды ранен, первый раз на земле по вине оружейника полка, во второй во время воздушного боя. И из-за двух ранений подряд, Степана Гошко хотели даже списать с летной работы, но, он после выхода из госпиталя добился разрешения летать и снова встал в боевой строй. Однако в первой половине 1942 года, по состоянию здоровья, его опять отправили в госпиталь. После госпиталя Гошко с марта по июнь 1942 года воевал в составе 67-го, затем 4-го истребительных авиационных полков, и летая на английских истребителях «Харрикейн», увеличил свой боевой личный счет на двух сбитых немцев.

В августе 1942 года Степана Гошко направляют в 16-й отдельный учебно-тренировочный авиационный полк командиром звена, где он, обладая большим боевым опытом, сумел передать молодым летчикам свои знания и мастерство техники пилотирования на самолетах Як-1 и Як-7, научил тактике воздушного боя. Тогда наш земляк за год произвел 846 полетов с курсантами, подготовил 15 летчиков-истребителей для фронта, и был заслуженно награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

И снова на фронт: теперь Степана Гошко назначают помощником командира по воздушно-стрелковой службе 287-го истребительного авиационного полка, и в этом полку он совершил 26 боевых вылетов и добился самых больших своих боевых успехов. Особенно отличился он в боях за освобождение Эстонии, когда всего за два дня — 24 и 26 августа 1944 года он сумел уничтожить 4 немецких самолета.

Читаем в наградных листах на помощника командира истребительного авиационного полка, и уже майора, Степана Семеновича Гошко:

 «24 августа 1944 года прикрывая свои войска в районе Тарту — Мелески, атаковал четырех ФВ-190, которые шли ниже его на 300 метров. Зайдя в хвост ведущему, с дистанции 200 метров сверху сбоку дал две короткие очереди из пушки. Самолет противника взорвался в воздухе. Остальные три ФВ-190 пикированием скрылись в облаках.

 Майор Гошко вышел из атаки и набрал высоту 2000 метров, в районе Килги увидел двух ФВ-190, идущих на 400 метров ниже его на встречных курсах. Он с полупереворота зашел в хвост ведомому и с дистанции 300 метров сверху сзади открыл огонь. Самолет противника скрылся в облаках. После этого Гошко стал преследовать ведущий ФВ-190. Зайдя ему в хвост, с дистанции 100 метров открыл огонь короткими очередями и преследовал до высоты бреющего полета. Самолет противника, не выходя из пикирования, врезался в пни у перекрестка дорог в районе Илматсалу.

26 августа 1944 года, прикрывая свои войска в районе Тарту, вел воздушный бой с двумя ФВ-190, в результате чего сбил лично один ФВ-190, который упал в 2 километрах западнее Метсануки. Выйдя из атаки, майор Гошко в районе озера Сядь-Ярвь, на высоте 500 метров, увидел два самолета Ю-87. Последние, увидев наших истребителей, стали уходить со снижением на свою территорию. Догнав самолеты противника, Гошко зашел в хвост ведущему и дал четыре короткие пушечно-пулеметные очереди. Самолет противника с левым переворотом с высоты 300 метров вошел в крутое пикирование и врезался в землю в районе Пыльтсама».

Но война, как известно, далеко не всегда победы, и трагедия нашего земляка произошла 6 сентября 1944 года. В жестоких боях того дня летчики полка сбили семь «Фокке-Вульфов», в том числе два из них сбил Степан Гошко, но и сами понесли тяжелейшие потери, тогда не вернулись на свой аэродром сразу шесть летчиков, и в их числе был майор Степан Гошко. Вот как это было описано в наградном листе на него:

«6 сентября 44г., при выполнении боевого задания на самолете Як-9, в районе Тарту (Эстония) в воздушном бою был подожжен истребителями противника. из горящего самолета майор Гошко выпрыгнул на парашюте и приземлился на территории, занятой противником».

Летчик остался жив, но он сильно обгорел, получив ожоги лица, рук и ног, и по этой причине Гошко почти потерял зрение и, пробираясь на свою территорию лесами, заблудился, попал в немецкий плен. К счастью, вскоре лагерь военнопленных освободили наши танкисты, и Гошко отправили в госпиталь.

А дальше предстояла непростая моральная проверка в Подольском спецлагере, где нашему земляку пришлось провести не лучшие дни с декабря 1944 года до 6 февраля 1945 года. И лишь затем, сняв с него обвинения, Степана Гошко отправили в распоряжение ВВС Московского военного округа, и после кадровых мытарств, наконец наш земляк получил назначение на 2-й Белорусский фронт, в 845-й истребительный авиационный полк, снова на должность помощника командира полка по воздушно-стрелковой службе. Здесь майор Степан Гошко был награжден еще одним орденом Красного Знамени и закончил войну, сделав свой последний боевой вылет в район Кенигсберга 9 мая 1945 года, в день Великой Победы.

После войны. И еще о памяти

Вскоре после окончания Великой Отечественной войны майор Степан Гошко уволился в запас, сказалось все пережитое и перенесенное на состоянии здоровья, и вернулся в родные места на Гомельщину, жил и трудился в городе Речица. И многие жители этого небольшого, старинного городка хорошо знали Степана Семеновича — высокого седого ветерана войны с заметным, обгоревшим в воздушном бою, лицом. Степан Семенович Гошко скончался 8 декабря 1991 года.

А 28 июня 2012 года в Речицком районе Гомельской области, на здании средней школы в населенном пункте Первомайск торжественно открыли мемориальную доску земляку, герою Великой Отечественной войны, летчику-истребителю майору Гошко Степану Семеновичу, уроженцу деревни Узнож, этого же Речицкого района.

Заканчивая материал о белорусе Степане Гошко, в социальных сетях нашел восторженный отзыв внучки прославленного героя летчика Великой Отечественной войны —Татьяны Заряновой, проживающей в городе Санкт-Петербург:

— Сегодня нашла, что в Белоруссии открыли памятную доску в честь моего дедушки, летчика Гошко Степана Семеновича. Он совершил первый таран при обороне Москвы, дошел, точнее, долетел до Берлина!

Вечная и нетленная память ему, герою воздушного тарана, летчику-истребителю, прошедшему через тяжелые испытания от первого до последнего дня Великой Отечественной войны.

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59