Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Конкуренция держав после кризиса. Чего добивается альянс «демократий»?

Конкуренция держав после кризиса. Чего добивается альянс «демократий»?

В мировом сообществе итоги встречи, которая состоялась между президентами двух сверхдержав Путиным и Байденом — главный повод для обсуждения. В международном медиаклубе «Формат А-3» по конференц-связи выступил известный американист Дмитрий Дробницкий из России. Изначально дискуссия должна была быть о конкуренции держав и блоков в современном мире, но саммит в Женеве внес свои коррективы.
Об иллюзиях
— Саммит прошел хорошо, нормально. Лично мои консервативные прогнозы оправдал полностью… Никаких восторгов, без иллюзий. То, что говорили лидеры двух стран, лучше всего характеризует, с каким настроением подошли Владимир Путин и Джозеф Байден к встрече в верхах. Это важный момент, потому что к отсутствию иллюзий долго шла Россия и ее политическое руководство, шли и американцы. Понятно, что есть некий политический раскол внутри Вашингтона, но тем не менее идеология либерального истеблишмента, который сейчас на коне, стоит на ряде мифов. Избавились ли там от иллюзий до конца? Вот, думаю, что нет…
Нельзя сказать, что в Америке нет людей, которые призывали от такого рода иллюзий отказаться. О чем в данном случае идет речь? Это главный постулат, с которым приходил к власти Барак Обама, с ним же шла в Белый дом Хиллари Клинтон, но, как известно, была остановлена национал-популистом Трампом. После чего под этими же лозунгами Трампа свергли с помощью федеральной почтовой службы США.

Общая иллюзия США состоит в том, что есть правильный либеральный мировой порядок. В международных отношениях это означает мир, построенный на правилах, в противовес международному праву.

Об альянсе «демократий» и «автократиях»
Возвращение к нормальности, провозглашенной американскими мейнстримными СМИ, означало некоторые вопросы внутренней политики. А международная политика — это построение альянса стран, которые представляют из себя либеральные «демократии». На сегодняшний момент либеральные «демократии» — исключительно термин, обозначающий правление Демократической партии США в глобальном масштабе. И все остальные страны должны быть либо побеждены в конкурентной борьбе, либо самостоятельно распасться. Потому, что единственный нормальный, как они говорят, инклюзивный путь — это путь «демократии».
А все, что сопротивляется глобализации в ее нынешнем понимании (а оно изменилось с начала 90-х годов), «демократизации» либерального миропорядка — это так называемые «автократии» или вообще страны-изгои. Они находятся на другом полюсе. Причем, «автократии» от стран-изгоев отличаются только тем, что первые более сильны. Они могут оказать сопротивление альянсу «демократий».

Автократия» — термин, который не означает иной раз даже форму правления. Эти страны считают, что их развитие может идти не только по тому пути, который намечен Демократической партией США, как бы либеральной партократией.

Огромные военные и прочие силы сконцентрированы в руках как «демократий», так и «автократий». При этом у нас есть механизм деэскалации, стабилизации и предсказуемости.
О конкуренции
Подобное противостояние двух систем и есть корень. Его можно рассматривать по-разному. Можно сказать, что, действительно, есть разные цивилизации. Что приходится этим системам мириться друг с другом. Не то чтобы мы были не согласны с тем, что эти парни тоже хороши по-своему. Можно плохо относиться к другой системе, но все-таки видеть объективно, что она в состоянии устойчиво развиваться. В этом смысле приходится признавать ее как законную, как то, что снег — холодный, трава — зеленая, а вода — мокрая…
Второй подход состоит в том, что единственный правильный порядок является либеральным и глобалистским. И рано или поздно будет установлен. Поэтому все препятствия на пути являются временными, а единственный прогресс, который может быть достигнут на переговорах, в ходе технологических и научных открытий, освоения космоса, Арктики и т. д., это прогресс, который продвигают вперед «демократии».

На самом деле после инаугурации Байдена в Вашингтоне столкнулись два подхода. Хотя внутри администрации гораздо больше кланов, но стратегически оба крыла примерно одинаково хотят построения альянса «демократий», так называемого единого Запада, которому служат достаточно большое количество других стран. Точнее уже сказать, регионов, потому что суверенитет для них — вредное понятие. Экономика — это транснациональные корпорации. Международное разделение труда управляется при помощи повестки изменения глобального климата. И, в общем, со временем мы, конечно, конкуренцию у «автократии» выиграем. Но тактически они расходятся.
Если дальнейшие контакты станут проходить в том же ключе, как саммит в Женеве (а мне кажется, так и наметится в среднесрочной перспективе), в дальнейшем между Россией и США не будет дружбы и какого-то сближения. Наверняка большинство санкций сохранится. И, может, это даже не плохо в некотором плане. Нам придется конкурировать, скорее всего, жестко.
О Блинкене и Салливане
Аватаром сил, которые считают, что нужно немедленно, пока не поздно, давить «автократии», выступает госсекретарь США Энтони Блинкен, выходец из Аспенской стратегической группы. Его не прямо, но косвенно воспитала Мадлен Олбрайт — один из главных спикеров и идеологов этого мозгового центра, Аспенской группы. Госсекретарю дали порулить этой весной. Беспрецедентное наступление пошло на Россию и Китай по всем фронтам. На разных направлениях в разное время был пик, но вот в мае стало понятно, что пока не состоявшийся альянс «демократий» ломает зубы о Россию и Китай. И даже угроза начала войны не заставит Москву и Пекин отступить. Тогда Блинкена временно подвинули.
Получил карт-бланш советник по нацбезопасности Джейк Салливан. Прошу не путать его с другим Салливаном, послом. Как известно, саммит в Женеве окончательно согласовали именно советники по безопасности России и США. Это произошло неподалеку от виллы Ла Гранж, где все это дело состоялось… Встретился Патрушев и Блинкен — данная новость прошла по новостным лентам незамеченной. А напрасно, потому что с этого момента саммит и был анонсирован. Они же, по всей видимости, согласовали список тех вещей, которые будут обсуждаться в качестве символических (!) шагов навстречу друг другу. …Хотя бы технически Байдену пришлось признать, что Россия и США капитально не согласны друг с другом.

И как бы плохо Соединенные Штаты ни относились к «автократиям», к Путину и происходящему в России, им нужно понимать, что с этим рано или поздно придется смириться. Что ни перевоспитать, ни сломать они эту систему не смогут. Нужно сосуществовать вместе.
Если Америка признает, что «автократии» имеют цивилизационное право на устойчивое суверенное развитие, что Россия в состоянии действовать самостоятельно, это будет огромным волевым политическим и интеллектуальным прорывом для США. Эту точку зрения отстаивают внешнеполитические реалисты. Они сейчас находятся не то чтобы в меньшинстве, но к принятию решений и, что называется, к руководству объединенного Запада не приближены. Их пока что убрали с политического олимпа.
О пресс-конференции
Байден сделал шаг в этом направлении, чем вызвал ярость либеральной прессы. По тому, какой скандал она устроила на пресс-конференции, видно, что до конца от иллюзий медиа не избавились.
Напомню, что CNN чуть ли не боготворила Байдена, возводила его на пьедестал, на трон в Белом доме. Конечно, ее корреспондент гонялся за Байденом и кричал: как вы можете считать саммит конструктивным, если Владимир Путин не отступил ни на миллиметр? Вот это представление о том, что весь прогресс — это наступление альянса «демократии» и отступление «автократий», как раз в этом выкрике корреспондента CNN хорошо видно.
Байден при этом, что, по моему мнению, является хорошим знаком, заявил: вы просто не понимаете, что произошло. И если вы не понимаете, что такое дипломатия, вы выбрали не ту профессию. Как всегда, либеральным лидерам потом приходится извиняться перед наглыми представителями прессы. Но, как сказал Байден, от своего он не отступит и считает, что ему так и следовало действовать…
О технологическом рывке
Кризис 2007–2009 годов и пандемия коронавируса в наши дни показали: нет единого и глобального мира, который нам рисовали в 1990–2000 годы со свободным движением товаров, услуг, людей и прочего, с так называемым международным разделением труда, который якобы возникает естественно, обладает наибольшей эффективностью. И чтобы человечеству совершить новый технологический рывок, ему, как всегда в истории, нужно опираться на силу национальных государств. Кстати, об этом много говорил президент Дональд Трамп, за что и поплатился, собственно.
…Вероятно, даже самая великая держава не может это делать в одиночку, поэтому ей приходится выстраивать некие конструкции вокруг себя. Для США, опять же, не как для национального государства Трампа, а как для головного офиса альянса «демократий». Байден, к сожалению, не смог очертить четко новый альянс ни на саммите НАТО, ни на встрече семерки. Тем не менее это очерчивание окружения будет продолжаться.
Для Китая это страны, которые находятся в Одном поясе и одном пути в том или ином статусе. В России все под знаком вопроса, но ясно, что ей тоже придется такого рода конструкцию выстраивать. Зародыши есть, правда, они, на мой взгляд, пока не являются дееспособными.

Пора переходить на свой собственный словарь, говорить о народовластии, а не о демократии. 

Конкуренция идет по двум направлениям. Во-первых, национальные государства будут конкурировать со всеми и разными транснациональными корпорациями, которые во многом являются спонсорами «глобального начальства» и чьим исполнительным директором сейчас является Джозеф Байден. Эти транснациональные корпорации считают, что они эффективные, а, по сути, действуют нечестно. Потому что имеют возможность, в отличие от других, хранить деньги в одном месте, платить налоги в другом, производить товары в третьем, продавать их в четвертом. И не допускать к такой возможности никого другого. Понятно, что ни один национальный производитель не может с ними конкурировать не потому, что не создает чего-то нового и хорошего, а потому что его сметают путем наличия преимуществ, до которых он не имеет доступа. Его просто отсекают от этих ресурсов.
Конкурировать мы будем еще и с финансовыми группами, что примыкают к нацкорпорациям. Сюда же относится «большая цифра», которая считает себя чуть ли не главной властью в мире. Когда я спорю с некоторыми экспертами, утверждающими, что всеми гуглами и фейсбуками руководят полковники из АНБ, я говорю им: вы не понимаете ситуации. Давным-давно полковниками из АНБ руководят люди из «большая цифра». Конечно, эти ребята ненавидят суверенное развитие. Это — линия конкуренции.
К тому же нам придется конкурировать между различными державами — это вторая линия… Когда национальные государства и блоки данных государств будут бороться друг с другом… И задача дипломатов состоит в том, чтобы борьба не привела к такому накалу, как кибер- или ядерная война, чтобы не превратить весь мир в труху. И это будет ответственный подход. А задача всех остальных в том, чтобы создать конкурентные преимущества для своих стран и граждан. И делать качественнее жизнь собственных людей.
О Беларуси и многовекторности
Категорически не согласен с мнением, что нынешняя ситуация напоминает положение дел в Европе в 30-х годах ХХ века, когда судьбу многих государств решали на то время сильные мира сего.
Что касается судьбы Беларуси, на мой взгляд, она, во-первых, находится в руках самих белорусов. Во-вторых, ее не обязательно где-то решать за закрытыми дверями с Джозефом Робинеттом Байденом. По моему глубокому убеждению, для России Беларусь никогда не станет разменной монетой. И, насколько я знаю образ мысли нашего политического руководства, такого даже в голове никогда не было…
Всегда есть такие опасения, что маленькую страну могут задавить великие державы. Да, судьба многих малых стран Европы будет незавидной ввиду столкновения трех великих держав: России, Китая и США. И многие страны Европы мы не узнаем. Через 10–15 лет они будут в состоянии Ближнего Востока и Средней Азии по уровню развития потому, что опоздают в технологическом совершенствовании.
Но Беларусь — это другое дело, мы один народ. И, решая собственные вопросы, мы решаем и вопрос Беларуси. Всегда для российской власти, для российских патриотов, в отличие от нашей так называемой оппозиции, а на деле западной клиентелы, никогда не было такого вопроса. Мы отстаиваем свои интересы точно так же, как ваши. И ваши — точно так, как свои. Есть ли подобного рода понимание в Минске?.. В Москве никогда не возникало такого вопроса: помогать ли Беларуси, защищать ли ее? Конечно, защищать и помогать!

Понимаете, практически для всех государств, которые окружают Россию сейчас, особенно в условиях жесточайшей мировой конкуренции, самым раздражающим фактором является многовекторность. А это уже политическая вещь, связанная с теми решениями, которые принимаются во властных коридорах этих государств, в том числе в Москве. И я вам могу сказать, что все равно по поводу многовекторности рано или поздно придется принимать какое-то решение. И если говорить о переходе в агрессивную внешнюю политику со стороны Беларуси, то это прежде всего определенность и полный отказ от многовекторности. Если это случится, думаю, судьба белорусского народа будет всегда рядом, со всеми народами России, которые вместе в этой предстоящей конкуренции, несомненно, преуспеют.
О Китае
Говоря о союзе с Китаем, мы забываем, насколько велико его проникновение в постсоветскую Восточную Европу. В том числе в Беларусь. На Украине «Мотор Сич» едва не оказался в руках китайцев. Но лучший друг Трампа и основатель Blackwater приехал в эту молодую европейскую «демократию» и приказал «Мотор Сич» не продавать.
Понятно, что данное пространство является полем взаимной игры. Если с Китаем игра может быть основана на большем стратегическом понимании, чем с объединенным Западом, тем не менее это все равно конкуренция. И в этом смысле проникновение китайских товарищей в эту зону тоже не может не беспокоить.
Слушайте, это не ситуация 70–80-х годов, когда, по меткому выражению Киссинджера, СССР играл с США в шахматы, а Штаты играли с Советским Союзом в «Монополию». И весь вопрос состоял в том, успеют ли русские поставить Вашингтону мат, прежде чем Вашингтон разорит Москву? Сейчас постсоветской Восточной Европе надо понимать, что, в общем, их запросто могут не взять в альянс «демократии». Их могут превратить в колонию Китая — это тоже вариант.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59