Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Не награжден, но не забыт. Полет в бессмертие летчика Петра Кузьмина в первый день войны

Не награжден, но не забыт. Полет в бессмертие летчика Петра Кузьмина в первый день войны

Продолжая тему героизма и самопожертвования советских летчиков, совершивших воздушные тараны в первый день Великой Отечественной войны, обратил внимание на публикацию военной поры о старшем лейтенанте Петре Кузьмине.

Уже на десятый день войны, 2 июля 1941 года, на страницах главной газеты Красной Армии «Красная Звезда» была опубликована «Баллада о старшем лейтенанте Кузьмине» военного корреспондента и поэта Михаила Аркадьевича Светлова, повествовавшая в стихотворной форме о подвиге летчика в первый день Великой Отечественной войны.

Вот некоторые строки Михаила Светлова:

Смеркалось, темнела небес глубина,

Пять раз вылетало звено Кузьмина,

Патроны расстреляны, ранен Кузьмин,

У красного сокола выход один…

Нам Родина больше, чем жизнь дорога,

Решает Кузьмин протаранить врага,

И город советский от вражеских сил

Он грудью, он жизнью своей заслонил.

Дальнейшее изучение ранее опубликованных материалов о подвиге летчика Петра Александровича Кузьмина: прежде всего, развернутого рассказа на страницах «Советской Белоруссии» Николая Качука и публикации жителей города Пензы Российской Федерации Вячеслава и Полины Родиных, являющихся родственниками летчика-героя. привело в школу деревни Каменка Щучинского района Гродненской области.

И вот что поведала учитель этой школы, преподающая историю и являющаяся еще и руководителем школьного музея Елена Хвайницкая. Именно педагогический коллектив этой школы в годы, когда им руководил Василий Адамович Витковский, при поддержке тогдашнего председателя Щучинского районного совета ветеранов Белорусского общественного объединения ветеранов Жуковского Василия Сергеевича стали инициаторами святого дела увековечения памяти Петра Кузьмина.

Петр Александрович один  из тех советских летчиков, совершивших самопожертвование, пойдя на воздушный таран 22 июня 1941 года, но так и оставшийся  не награжденным  государственной наградой… Лишь сухие строки из Списка безвозвратных потерь по 127-му истребительному авиационному полку, хранящегося в Подольском архиве Министерства Обороны России:  « ..исключить из списков части заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Кузьмина Петра Александровича, как погибшего в воздушном бою с противником 22 июня 1941 года в районе села Каменка, юго-восточнее 46 км города Гродно БССР».

 Но, к счастью, в памяти народной он Герой! И свидетельства этому:

**** школе в деревне Каменка официально присвоено имя Петра Александровича Кузьмина,  решение об этом принято Щучинским районным исполнительным комитетом Гродненской области. Его имя носит и пионерская дружина этой школы.

*** в той Каменке и на родине Петра Кузьмина в селе Репьевке Новоспасского района Ульяновской области Российской Федерации есть улицы, носящие его имя–славного «красного сокола» страны Советов.

*** во дворе Каменской школы в канун 70-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков торжественно открыт Памятный знак в честь летчиков 127-го иап, погибших в первый день войны, среди них и имя Петра Кузьмина. Автором и исполнителем является учитель трудов школы Витольд Струпинский.

*** в Новоспасском краеведческом музее и в музее Каменской школы есть стенды, экспозиции о подвиге Петра Кузьмина, у которых проводятся тематические мероприятия, посвященные его подвигу.

А еще над Каменкой многие годы была 7-я полетная зона 95-й истребительной авиационной дивизии, а также 10-го отдельного разведывательного авиационного полка и летчики, по свидетельству ветеранов, выполняя в ней полетные задания, покачивали крыльями, отдавая почести воздушным героям–фронтовикам.

А завтра была война и был подвиг Петра Кузьмина

Великая Отечественная война для летчиков 127-го истребительного авиационного полка началась с боевой тревоги в 3 часа 25 минут. Летчики полка дрались храбро, совершив в первый день войны 181 боевой вылет, сбив 8 и повредив еще 3 фашистских самолетов.

Старший лейтенант Петр Кузьмин   открыл счет боевым вылетам в 6 часов 45 минут, а уже во втором своем боевом вылете над аэродромом «Черлены» он сбил немецкий самолет. Затем еще два боевых вылета и еще один сбитый им фашистский стервятник. Пятый, последний боевой вылет Петра Кузьмина, в котором летчик пошел на таран —в 20 часов 10 минут…  

Вот как описывали тот бой очевидцы.

Бывший директор школы в Каменке в 1941 году Василий Григорьевич Мазниченко:

«Небо наполнилось гулом 6 немецких самолетов. Я наблюдал за страшным и жестоким боем — 2 против 6! Чувствуя свое преимущество, немцы перестроились — 3 сверху и 3 снизу — и зажали наши самолеты в клещи. Гул мотора одного истребителя прервался, он окутался облаком сизого дыма. Помню поразившую меня деталь: «ястребок», как бы на прощание, покачал крыльями и ринулся прямо на фашиста. Всплеск огня, треск! Окутанный дымом «ястребок» упал недалеко от деревни, а немецкий самолет потащил за собой шлейф дыма и скрылся за горизонтом, где вскоре поднялся столб огня. С участковым милиционером на велосипедах мы выехали к месту падения самолета. Приехали к песчаному выгону, рядом деревушка всего в одну улицу (деревня Лупины, прим.).  Среди молоденьких березок и кустарника дымились догорающие останки самолета. Из кабины свисал полусорванный с погнутым стволом пулемет, поодаль — другое крыло, разбросанные коробки от пулеметных лент. Летчик в расстегнутом кожаном шлеме с окровавленным лицом, одетый в комбинезон и сапоги, лежал боком, присыпанный землей и песком, в ста метрах от кабины самолета. Я подошел к нему, расстегнул уцелевшую часть комбинезона, добрался до левого кармана гимнастерки и достал документы, в том числе партийный билет. На первом листке я прочитал: «Кузьмин Петр Александрович». Вечерело. Вместе с подошедшими к месту гибели жителями деревни мы выкопали могилу, обкрутили летчика какой-то тканью, найденной в кабине, и похоронили его. 

Житель той самой деревушки Лупины, у которой и упал самолет Кузьмина, тогда в 41-м — 17-летний Иван Добрук: «Услышал я нарастающий гул самолетов. Выскочил на поле. Чуть ли не над головой — две с крестами и одна со звездой — машины. Двое против одного. Перекрещивались огненные трассы пулеметных очередей. Наш, русский, набрал высоту и сверху поливал свинцом фашистов. Но тут вынырнул из облаков третий немец. Он-то и поджег наш «ястребок» … И тогда объятая пламенем машина пошла в последний бой. И вздрогнула земля…»

Впервые о совершенном Петром Кузьминым подвиге и его последнем бое стало известно из статьи М. Мохова в «Красной Звезде» за 28 июня 1941 года «Шесть воздушных атак сталинских соколов». В ней автор рассказал об отважных действиях летчиков 127-го истребительного авиационного полка, особо выделив лейтенанта Купчи и младшего лейтенанта Дерюгина и посвятив отдельный абзац в статье подвигу старшего лейтенанта Петра Александровича Кузьмина:

«В одном из секторов обороны города особенно мужественно сражался старший лейтенант Кузьмин. Его подразделение сделало за день 5 боевых вылетов… Вечером Кузьмин в шестой раз поднял своих смелых соколов для встречи обнаглевшего врага… Героически дрался в этом бою сам тов. Кузьмин. Расстреляв все патроны, получив несколько ранений, Кузьмин пошел на таран… Подвиг Кузьмина — этого подлинного Героя Отечественной войны — произвел на фашистских налетчиков ошеломляющее впечатление.  Уцелевшие самолеты противника поспешили убраться и больше в тот день уже не появлялись над городом».

Так первый день войны для Петра Кузьмина стал последним днем в его жизни. Всего один день воевал летчик Кузьмин, но в светлом майском Дне Великой Победы 1945 года есть и его доля, ибо на алтарь этой Победы он отдал свою жизнь.

Путь Кузьмина к бессмертию. И жизнь, как пример подражания

В ноябре 1930 года сельского парня из российской глубинки Петра Кузьмина призвали в Красную Армию, мечтая о небе, о полетах, он просился в авиацию, но был распределен в полковую школу 102-го стрелкового полка. Не судьба, огорчился Петр, но привыкший все делать на совесть, с первых же дней зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны. Командиры были приятно удивлены его грамотностью и начитанностью, несмотря на скромное образование.  По окончанию полковой школы Петра Кузьмина назначили командиром отделения, а родителям было отправлено Благодарственное письмо.

Затем, после срочной службы в Красной Армии, Кузьмин обучался на рабфаке Планово-экономического института, но жила в нем мечта об авиации, зародившаяся еще с детства, (он даже, будучи в третьем классе, смастерил деревянный самолет!) и, как только появилась возможность, он стал курсантом военной школы летчиков в городе Энгельсе Саратовской области — это было в августе 1933 года.

 За 46 учебных полетов Петр Кузьмин успешно прошел первоначальную программу обучения и был направлен для продолжения учебы в Борисоглебскую 2-ю Краснознаменную школу летчиков-истребителей.  А по выпуску из нее Кузьмин отправляется для прохождения службы на Дальний Восток, где летчик Кузьмин и принял свое боевое крещение у озера Хасан, а затем проявил себя как отважный воздушный боец в сражениях на реке Халхин-Гол. За те бои Кузьмин был удостоен нагрудного знака «Участнику боев у озера Хасан» и награжден высшим на тот период военным орденом Боевого Красного Знамени.  А в его аттестации появилась запись: «Техника пилотирования, воздушная стрельба, бомбометание и штурманская подготовка – «отлично». Волевой и энергичный командир, в действиях решителен в сложной обстановке не теряется». К тому же у Кузьмина уже был солидный налет порядка 470 часов. Довелось Петру Кузьмину повоевать и в советско-финскую войну 1939-1940 годов, где он совершил 17 боевых вылетов, а в одном из них отличился тем, что сумел обнаружить, затем атаковать и прервать движение железнодорожного воинского эшелона противника.  Командир авиационного звена Петр Кузьмин за советско-финскую зимнюю войну был награжден медалью «За боевые заслуги».

А в июне 1940 года уже опытнейший, с боевой закалкой, летчик-истребитель Петр Александрович Кузьмин прибыл для продолжения службы в Белорусский военный округ. В 127-м истребительном авиационном полку, базировавшимся на аэродроме Лесище на Гродненщине, заместителя командира одной из авиационных эскадрилий старшего лейтенанта Кузьмина уважали как летчика и как человека.  К нему тянулись и подчиненные летчики, и специалисты инженерно-авиационной службы.  Ведь боевой летчик и авторитетный командир Кузьмин еще и прекрасно рисовал, сочинял стихи и песни, руководил полковым оркестром, виртуозно играл на баяне, балалайке, мандолине, гитаре. Был мастером на все руки: починить, сшить, подковать, когда косили траву на аэродроме никто не мог за ним угнаться. А, главное, был он добрым и справедливым, отзывчивым и честным человеком.

И еще раз о первом дне войны летчиков 127-го авиаполка

Не могу не назвать поименно всех летчиков 127-го авиаполка, героически павших в первый день Великой Отечественной войны на белорусской земле:

Варакин Разум Иванович. Младший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из воздушного боя в районе аэродрома Лесище.

Грибакин Афанасий Васильевич. Лейтенант. Летчик 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно.

 Ерошин Николай Павлович. Лейтенант. Командир звена 127-го истребительного авиационного полка. Погиб в боевом вылете на самолете И-153. По некоторым данным совершил воздушный таран. Посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Кузьмин Петр Александрович. Старший лейтенант. Заместитель командира эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка (кавалер ордена Боевого Красного Знамени, 2 личных победы). Погиб при совершении воздушного тарана на самолете И-153.

Марков Иван Григорьевич. Лейтенант. Летчик 127-го истребительного авиационного полка. Погиб на самолёте И-153 в воздушном бою в районе Черлена.

Михайлов Николай Николаевич. Лейтенант. Адъютант эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно.

Пачин Александр Николаевич. Лейтенант. Лётчик 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно.

Петькун Александр Дмитриевич. Лейтенант. Командир звена 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно.

Разумцев Михаил Данилович. Лейтенант. Летчик 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолете И-153 из боевого вылета в район Гродно.

Сушкин Николай Васильевич. Младший лейтенант. Летчик 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно. Попал в плен. Освобождён после войны.

Филиппов Михаил Семенович. Лейтенант. Командир звена 127-го истребительного авиационного полка. Не вернулся на самолёте И-153 из боевого вылета в район Гродно.

А, по не подтвержденным данным, старший лейтенант Петр Кузьмин таранил не рядового летчика немецких  воздушных сил , а   командира  немецкой авиационной эскадры майора Вольфганга  Шелльмана, одного  из лучших немецких летчиков, кавалера Рыцарского креста и Золотого испанского Креста с мечами и бриллиантами. Это был один из самых молодых и перспективных летчиков Третьего Рейха. Свою карьеру он начал во время гражданской войны в Испании, где воевал в составе авиаполка «Кондор», печально прославившегося своей жестокостью по отношению к мирному населению. Он участвовал в захвате Польши и Франции, а в 1940 году бомбил мирные британские города, участвуя в «Битве за Англию». В ходе боевых действий вел учёт своим жертвам, так только в Испании он сбил 12 самолетов, среди погибших летчиков были и советские. В поединке же с Петром Кузьминым любимчик Гитлера проиграл — наш советский летчик оказался не только смелее, но и готовым к самопожертвованию ради Родины.

Судьба и боевой путь старшего лейтенанта Петра Александровича Кузьмина во многом типичны для всех тех тысяч советских летчиков, которые, к горькому сожалению, погибали в первые часы, дни и месяцы трагического 41-го.  Потери летного состава были огромны в то тяжелое время. Наградами тогда тоже не баловали. Но и подвиг их не должен быть забыт. Это нужно не им, это нужно нам — живым!

Вечная слава и вечная память воинам, павших в войне с фашизмом!

Автор благодарит учителя школы деревни Каменка Щучинского района Гродненской области Елену Хвайницкую за активную помощь в подготовке публикации. А также создателя и администратора сайта в Новосспаском Ульяновской области, на родине летчика П. Кузьмина, Анатолия Плясунова, предоставившего некоторые сведения и фото музейной экспозиции памяти героя-земляка.

Также А. Плясунов просил передать искреннюю благодарность от жителей Новоспасского района белорусским людям, хранящим память о летчике.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем