Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Как родители по призванию из Молодечненского района воспитывают детей в доме семейного типа

Как родители по призванию из Молодечненского района воспитывают детей в доме семейного типа
Фото: Эвелина Бурбуть

Есть такое устойчивое выражение «Родителей не выбирают». Да, мы действительно природой лишены права выбирать тех людей, которые дают нам жизнь и обеспечивают нас генетическим материалом (наследственностью). Но это не значит, что если биологические родители не справились, то других у ребенка просто быть не может. Ведь настоящими родителями становятся не в тот день, когда маленький человек впервые увидел свет, а по прошествии времени, когда еще вчера новорожденный становится сформированной личностью, умеющей отвечать за свои поступки.

Родители-воспитатели детских домов семейного типа являются специалистами системы образования, а их время работы в этом статусе входит в общий трудовой стаж.

Наши герои — Ольга и Сергей Щурские — заслужили права называться заслуженными родителями, ведь они уже почти восемь лет являются родителями-воспитателями в детском доме семейного типа в деревне Носилово Молодечненского района. В их доме никогда не бывает меньше восьми детей, и это при том, что у них есть двое своих. Однако без подсказки догадаться, кто свой, а кто приемный, невозможно. Все дети называют Ольгу и Сергея мамой и папой. Приходят к этому сами, потому что им это нужно.

Все началось с неожиданного предложения

— Когда у нас уже был свой старший ребенок, поступило предложение из отдела образования Молодечненского райисполкома, — рассказывает Ольга. — Мы обращались за усыновлением, прошли все диагностики, методики. Результаты показали хорошие — и после школы приемного родительства нам предложили стать родителями-воспитателями детского дома, который тогда строился. Думали долго, наверное, месяца четыре. Отказывались постоянно, потому что было очень страшно. В то же самое время было такое внутреннее желание сюда прийти. Ну вот хотелось. В последний момент уже решились и сообщили отделу образования, что согласны. С этого все и началось.

— То есть идея пришла от них?

— Да. Мы не знали вообще такой формы семейного устройства. Слышали, но никогда не рассматривали. Когда уже строился этот дом, нужны были кандидаты на должность родителей-воспитателей — и нам предложили.

А как своему ребенку сообщили новость о том, что у вас будут еще дети?

— Ему было пять лет. Он очень активный, и ему приходилось тяжело одному. Поэтому он, конечно, с радостью воспринял новость. Для него это было такое радостное событие, потому что будет много детей, с которыми можно поиграть. На тот момент он же не понимал, с чем столкнется.

И сколько детей сначала у вас появилось?

— Сразу было пять вместе с нашим. Нам сразу дали четверо детей: три пятилетки и один мальчик-четырехлетка. Получилось так, что у нашего мальчика и у двух мальчишек-близнецов совпала дата рождения. То есть у нас было трое детей с одного года и одного дня рождения.

Дети вас называют «мама-папа»?

— Да, все. Малыши обычно сразу говорят «мама, папа», потому что они нуждаются в родителях. А детки, которые постарше, подростки… Для меня самой это было большим удивлением, потому что я говорила им: «Вы можете называть нас, как вам больше нравится: тетя Оля, Оля, мама, дядя, Сергей, папа». Только просила обращаться на «ты». Но они, как правило, пытаются первых два дня так, потом вообще никак не обращаются, а через неделю уже говорят «мама, папа».

Дети покидают дом, но остаются на связи

Состав детей у вас ведь меняется?

— Мы живем семь с половиной лет уже в этом доме. Происходит так, что одно место освобождается — один ребенок приходит. То есть, в принципе, восемь детей постоянно с нами проживает. Сейчас уже десять практически всегда, а изначально дом был рассчитан на восемь. В этом году впервые много выпускников. Три выпускника — они поступили учиться, и двоих забрали родственники. Пять человек сразу ушло. До этого первых мальчиков-близнецов и четырехлетнего (они из одной семьи) забрали родители. Но сейчас это первый раз, когда детей забрали родственники.

— А с теми детьми, которые выпустились или ушли в семьи, вы поддерживаете контакт?

— Да. У нас мальчишка жил семь месяцев. Отец его болел, но забрал, когда вылечился. Мальчишке уже девятнадцать лет, он всегда звонит, приезжает, как к себе домой.

Обедать только вместе — так семейный дух крепче

— Ваши выпускники какие профессии выбирают?

— Одна девочка в медицинском колледже в Молодечно учится, в следующем году уже будет заканчивать. Мальчик поступил в музыкальный колледж на декоративно-прикладное искусство — он будет художником и преподавателем. Второй мальчик поступил в энергетический колледж в Минске на специальность «техник, теплотехник».

— Один на крановщика пошел, — добавляет Сергей. — Но хочет быть дальнобойщиком, а сейчас идет в армию по контракту.

— Да, был такой разгильдяй, но в последний момент начал задумываться. Перспективы у него есть. Девочка одна на продавца поступила. Еще мальчишка поступил на маляра-штукатура.

— Для детей вы становитесь настоящей семьей, получается?

— Тут у детей идет раздваивание: и там семья, и здесь семья. Но они, тем не менее, начинают больше общаться со своими родными, родственниками после выхода из этого дома. При этом и к нам приезжают. Дети часто чувствуют себя очень неловко от того, что начинают к своим семьям приходить. Когда сюда поступают, они обижены, обозлены. Я им объясняю, что их родная семья остается родной семьей. Что бы ни происходило, хотят они общаться, не хотят, будут или не будут, но они все равно есть. Потому что это твоя история, твоя жизнь — и никуда от этого не денешься. Невозможно как-то обнулить, избавиться, забыть. На ситуацию повлиять дети уже не могут — остается только принимать.

Ребенок вообще приходит с чувством вины: «Вот если бы меня не было, было бы все по-другому». Мы с этим работаем — и на выходе они уже сами хотят общаться с родными, но при этом чувствуют себя очень неловко по отношению к нам, как будто они предатели. И здесь я им тоже объясняю, что у них есть мама родная, а я мама приемная. Их эта версия очень устраивает, они успокаиваются, все становится на свои места.

Родители родные их сразу на нас злятся, потому что у них забрали детей. Злятся-то они на себя, но выражают нам. А со временем они тоже принимают эту ситуацию. Сейчас, например, мама одной девочки постоянно звонит и поздравляет с праздниками и мужа, и меня. Она всегда «спасибо» нам говорит.

Две из трех девочек — приемные, но по внешности кажутся родными сестрами

Пользуетесь какими-то методами в воспитании детей?

— Много моментов интуитивных, но есть и уже выработанные правила. Самое основное — уважительное отношение к каждому ребенку. Он должен чувствовать свою ценность не потому что он красивый, хороший или что-то умеет, а просто так. Как правило, эти дети сложные, жизненный опыт нехороший имеют за плечами, им трудно учиться, заниматься каким-то творчеством. Естественно, такому ребенку заслужить внимание через что-то практически невозможно — тогда он сам себя обесценивает. Поэтому здесь признание ценности идет через уважение, через признание права на ошибку.

Есть у нас ребенок (выпустился в этом году), который требовал от нас идеальности. В его мире мама там была такая плохая, а мы должны были быть полной противоположностью — идеальными. Поначалу он очень остро реагировал на наши ошибки. Потребовался год, чтобы ему объяснить: мы тоже живые люди, мы можем быть неидеальными. Но самое главное — как мы сами ведем себя, когда допускаем ошибку. Отсюда вышло правило, что мы всегда просим прощения у детей, если неправы.

При принятии важных решений всегда советуемся с детьми. Даже в тех вопросах, в которых этого не требуется. Например, когда берем новых детей. Их разрешение не требуется, но мы с ними об этом говорим. Это позволяет им чувствовать себя частью семьи, у них увеличивается чувство значимости.

У нас нет наказаний — есть беседа. Бывает, приходится повышать голос, если уже совсем безвыходная ситуация. Я в первую очередь хочу, чтобы они не были лентяями, и поэтому придумала такое наказание, что если ты в чем-то виноват, то идешь в свою комнату и сидишь на кровати, ничего не делаешь. Один. И это для них оказалось самым сложным.

На праздник самовара приглашают много гостей

— Есть какие-то семейные традиции у вас?

— У нас это сложно, потому что много человек, большое количество событий происходит. Оно может случиться десять раз на день или один раз в неделю. У нас редко что-то планируется наперед и надолго. На Новый год, Пасху, Рождество устраиваем не то чтобы большие застолья. Здесь главное — создать атмосферу настроения хорошего, провести время вместе, чтобы всем было интересно.

Есть у нас праздник самовара. Мы его проводим, когда уже уберем огород, скосим всю траву, к зиме подготовимся. У нас есть такой самовар старинный на дровах, и вот с желания его разжечь все началось. Мы задумались… Вот если разожжем самовар, что нам тогда делать? Кого-нибудь можно пригласить. А если пригласим, то что тогда? Просто чай попить неинтересно. Нужно что-то придумать. Придумали: дети теперь всегда готовят какую-то театральную сценку. Вообще, все, что касается театра, — это самая талантливая часть у любых детей, и мы ее всегда развиваем. Это и коммуникация, и умение подать себя зрителю, и раскрепощение. Им это очень нравится. Но праздник самовара не для детей, а для взрослых. Они готовят его полностью самостоятельно.

Входной билет для гостей — какая-нибудь вкусняшка к чаю. Столы выставляются в длинную полосу, дети их сами застилают скатертями, готовят скамьи, стулья, зрительный зал на газоне, где показывают сценку свою и проводят много конкурсов — это тоже придумывают сами. Накрыт целый стол сладостей, все пьют чай, разжигается самовар. Очень интересное мероприятие получается. Обычно оно занимает целый день. В последний раз вот сорок человек приехало.

— По хозяйству дети помогают?

— Помогают, конечно. Те, которые взрослые, уже даже самостоятельно работают. У нас куры, кролики, собаки, морская свинка. Мы занимаемся разведением собак, поэтому бывают щенки. Дети помогают во всем. Они знают, как обходиться с новорожденными щенками, как их покормить, как за ними ухаживать, как брать, носить, убирать. Сейчас у нас четверо кошек живет, и дети их кормят сами. Кур и кроликов полностью кормят и чистят. Когда их нет, в школе они, например, мы занимаемся этими делами. В учебное время тяжелее, но у них распределены обязанности, кто и по каким дням что делает. Справляются со всем.

Готовят дети вместе с мамой, а накрывают только сами

— А вообще у вас свободное время какое-то есть?

— Трудно, но оно есть. Что касается заботы о себе, то это наш самый главный пунктик. Если у нас не будет своего времени, времени для двоих, то нас не хватит надолго. В детей надо очень много вкладывать, и здесь должен быть баланс. Мы уже этому научились, хотя быт все равно много времени отнимает. Дети тоже убирают, помогают. Они могут приготовить себе завтраки и ужины, а я готовлю обеды. Выпускников чаще ставлю, чтобы они уже готовились самостоятельно кормить себя. Утюжкой занимаются, двор убирают, косить помогают, огород посадить.

— Картошку сами посадили — сами копают, — замечает Сергей. — Это первый год, когда они полноценно сами все сделали. Они уже знают, как ряды ставить, на каком расстоянии посадить, как прополоть.

Воинская часть оказывает целевую помощь

— Расскажите, какую помощь вам оказывают ваши шефы?

— Наши шефы — наша воинская часть — три раза в год нам оказывают направленную помощь. То есть не сладости и подарки, а что-то на самом деле нужное и полезное, именно целенаправленная помощь. Они звонят и спрашивают, что нам нужно. Хотя бюджет тоже небольшой, но помогают всегда по делу. К школе, например, подготовиться, спорттовары, товары для творчества купить, какие-либо бытовые трудности помогают решать. В этом году к 1 июня попросили, чтобы нас покатали на картинге. Они нам купили сертификат. Все дети были в восторге. Строили курятник — они нам помогли купить стройматериалы, часть оплатили. Мальчишки сами строили, до сих пор как хозяева за ним следят. Поэтому для нас это важная помощь.

Остальные благотворители в основном дарят конфеты и небольшие подарки, косметические принадлежности, канцелярию. С конфетами вообще беда. На новогодние праздники детей буквально засыпают сладостями. От такого избытка сахара может ведь быть и аллергия, и сахарная кома.

Моя мечта, чтобы однажды создали такой проект, где не детей бы задаривали подарками, а дали им возможность принять участие в благотворительном деле.

Есть же одинокие пожилые люди, есть инвалиды. Если бы ребенок сам пошел, увидел глаза этого одинокого пенсионера, с ним поговорил, он бы почувствовал свою значимость от того, что сделал нечто важное.

— Вы же получаете пособие на каждого ребенка. Сталкивались с такими людьми, которые считали, что вы это делаете больше из корысти?

— Да, бывает. Любой человек думает по-своему, но это же не про нас — это про него. Нас это абсолютно не трогает. В открытую особо и не сталкивались, но, в принципе, сейчас проблема в том, что дети есть, а семей не хватает. Поэтому кто считает, что на таком можно обогатиться, то пожалуйста, милости просим. Тут вопрос простой. Я отвечаю в первую очередь перед Богом, а не перед теми людьми, которые что-то себе там нафантазируют. Да и пособие не такое большое, чтобы оставалось место корысти. Чаще приходится себе в чем-то отказывать, чтобы хватало на детей. У нас свой огород, курочки, кролики — обеспечиваем себя. Не голодаем, но и не шикуем.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59