Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Двойное дно референдума и фейки. Почему беглые теряют сторонников «перамен» после августа 2020

Двойное дно референдума и фейки. Почему беглые теряют сторонников «перамен» после августа 2020
Фото: из открытых источников

Сама идея обновления Конституции в соответствии с корректировкой плана развития государства — идея не новая. Работа на начальном этапе длилась еще с 2019 года. Но все редакции отвергались или как недоработанные, или же слабые с точки зрения прогрессивности. С момента последних изменений прошло более 15 лет, а у закона — динамическая структура. И даже Конституция не исключение.

Если кому-то хочется воскликнуть, что Основной Закон нельзя менять, то попрошу назвать примеры государств, где это не происходит и какое из них можно взять за эталон. США? В их документе от 1787 года лишь семь статей общего характера. Тогда как основные разъяснения и дополнения вынесены в так называемые поправки. Их 27 штук на сегодня — и часть уже недействительны, так как предлагают и отменяют самих же себя. Ярчайшим примером является 21-я поправка, которая отменяет 18-ю (сухой закон). Вот и получается, что их версия конституции является не более чем урезанной версией иных, и плюс к ней можно приложить что угодно. К примеру, в 1992 году они через поправку к Конституции приняли закон об изменении жалований сенаторов и представителей. По нашим меркам, это решается на уровне правительства, а у них вот такая заморочка, что аж целая поправка к Конституции.

По итогу 2020 года, когда были самые массовые протестные волнения в Беларуси, инспирированные и финансировавшиеся из-за границы, решено было вносить в Конституцию форс-мажоры, актуальные моменту того времени. У нас консервативно-прагматичный подход, где не место горячей голове. Главных и самых ключевых моментов я бы выделил несколько. Так, Президент ограничивается двумя сроками, создается ВНС как представительный орган власти для баланса с Парламентом, фиксируется подвиг белорусских воинов в Великой Отечественной войне.

Сразу же пошли манипуляции на этой теме, мол, вынуждают Лукашенко уходить внутренние враги. Я не знаю, кто что слышит, может лишь то, что хочет, но Лукашенко уже пару лет активно говорит, что рано или поздно уйдет. Человек уже больше четверти века занимает должность Президента, а у него тоже есть семья. Кроме того, в государстве есть сотни управленцев высшего звена и тысячи исполнителей. Государство держится не на одном человеке. Потому после смены власти не должно возникнуть ощущения, что государство обезглавлено. Сколько раз уже говорилось — нужно развивать партийное движение, не замалчивать проблемы и принимать конструктивную критику. Нет, твердолобо кричат про, кто больше любит Батьку и что все враги лишь вокруг. Но так не работает. Пока мы будем искать врагов лишь снаружи, не занимаясь активно и публично внутренними вопросами, то ни о каком более активном развитии политической грамотности и увеличения темпов развития государства как единого целого не может идти и речи. Пока на каждой политической передаче мы будем говорить лишь про внешние угрозы, то мы никогда не уйдем от образа стрелочников, пытающихся все возможное спихивать на «это Запад нам гадит». В лифтах не он это делает, дороги, где надо, тоже не он не ремонтирует, обрушения мостов тоже не Байден или Макрон допускают. А будет следующий Президент не хуже Лукашенко, так народ сам попросит продлить срок его полномочий, никакой в этом проблемы нет.

Аспект касаемо закрепления подвига белорусского народа в ВОВ тоже вызвал определенный резонанс, мол, мы себя возвышаем над другими народами. Отнюдь, мы как раз делаем в нашей же Конституции акцент на тех, кто в нашем государстве и в истории нашего государства. Никто ни в коем случае не умаляет факта заслуг всех воинов СССР целиком, но брать на себя ответственность за другие народы мы не можем не просто морально, но и юридически. К примеру, в Великую Отечественную украинские военные тоже были в составе Красной армии. По сегодняшним украинским законам, период советской власти признан оккупационным, а война против нацистской Германии фактически представляется сопротивлением по де-оккупации, возводя ветеранов ВОВ на Украине в ранг пособников оккупантов. Таковы последствия иностранного влияния на Украину и действий продажных чиновников у власти. Кто-то может себе представить, чтобы мы, суверенное государство, юридически суверенному государству — Украине — указывали на историю? Это вмешательства во внутренние дела этой страны. Мы туда не лезем. Не хотим также, чтобы указывали нам, как думать и как жить. А какие альтернативы? Не вносить же в Конституцию, исходя из текущего законодательства других стран, что они признают или нет. Потому и сделан акцент на подвиге наших героев, так мы точно сможем сохранить память и заботу о своей истории.

Всебелорусское Народное Собрание долгое время вызывало много вопросов только потому, что никто не мог понять его значения. Если крайне утрированно, то это представительный орган, где за счет численности в 1200 делегатов создается противовес текущему Парламенту. Зачем? Так как в 2020-м и 2021-м годах мы столкнулись с проблемой: в нижней палате подавляющее большинство мест занимали непартийные депутаты. Исправить ситуацию с партийной системой быстро невозможно, на это нужны годы. Потому в противовес Парламенту выступит ВНС, где большинство составят не избранные депутаты с местом работы в этой структуре, а трудоустроенные на местах по всей стране и из всех отраслей люди, фактически руками каждый день взаимодействующие с воплощением законов.

А обиженные сбежавшие оппоненты (читайте «подследственные») решили саботировать референдум, хотя он абсолютно однозначно в пользу тех, кто так ратовал за смену власти и отчасти ослабляет позиции Президента, плюс вводит ограничения на его правление. Почему же они против? Существовавшее годами согласие не оплачивается, а непризнание и антагонизм действующей власти хорошо финансируются заинтересованными в смене власти в свою пользу сторонами, как США и Великобритания в первую очередь.

Фейки — классическая стратегия так называемых беглых. Они используют тактику кликбейта (привлекающих внимание громких заголовков) и вбрасывают непроверенную информацию для компрометации проводимого мероприятия. По некоторым направлениям даже занимаясь напрямую уголовщиной — запугиванием членов комиссий на предстоящем референдуме. Только за последние недели чего мы уже не видели: и якобы направление представителей силовых структур в комиссии, и якобы засекреченные списки комиссий (хотя авторы вброса за границей и не покупают белорусских газет, где все в соответствии с законом публикуется). И даже, что новая Конституция — для Путина, чтобы сместить Лукашенко. Каждая новая версия пуще прежней. Дошло даже до попыток саботажа — рассылки СМС под видом белорусских компаний, что дата референдума переносится из-за ковида. Хотя в стратегии беглые уже запутались, то призывая портить бюллетени, то не ходить на референдум.

Тогда как портить бюллетени является вообще бессмысленной процедурой — согласно законодательству, касаемо референдума итоги подводятся не по процентам голосов «За» от явившихся, а от процента голосов того количества людей, что есть в списках. Условно, если на выборы Президента из 100 человек придет 70, а за кандидата проголосует 40, то новый Президент будет выбран. С референдумом значительно сложнее — из 100 человек должно прийти 51 минимум, и эти же 51% должны проголосовать «За», чтобы утвердить новую Конституцию. Потому государству категорически важно получить высокую явку, чтобы нивелировать любые переживания и риски. К примеру, если из 100 человек придет 90%, то новая Конституция будет принята лишь при 46 голосах «За». Полагаю, видите разницу между выборами и референдумом, второй провести в разы сложнее.

Но идти на референдум или нет — дело каждого, никто не принуждает. Просто помните, что Конституция является главным законом государства и все нормотворчество, все последующие изменения соотносятся с конституционными нормами. Какая Конституция — такие и будущие законы, такое и будущее у нас с вами.