Меню
Голас Любаншчыны

Сырский — в мышеловке. Руководство ВСУ полностью в руках кураторов Зеленского

Назначение Сырского главой ВСУ и смещение Залужного можно рассматривать и анализировать в разных плоскостях — и в любой это будет очень долго и в разной степени интересно.

Кроме одной — собственно военной. Киевский режим вместе с Вооруженными силами Украины целиком и полностью подконтролен внешним силам, тем, кого принято называть коллективным Западом. А по факту это — Вашингтон. Который, кстати, далеко не коллективный, потому что в самих США уже давно у разных сил совершенно разный взгляд на проблему Украины: Байден против Трампа, Пентагон против ЦРУ и так далее. Коллективны и едины все они лишь в одном: Украина — это действительно проблема.

 Объект работы. Рассматривать назначение Сырского интереснее всего в плоскости пропаганды — это именно та сфера, на которую первоочередную ставку сделал Киев с самого начала войны (а противодействие СВО Киев расценивает для себя именно как войну, несмотря на необъявление ее Москве).

Открываем видеообращение Зеленского — и слушаем: «Мы должны честно сказать: чувство стагнации именно на южных направлениях и сложности в боях в Донецкой области повлияли на общественное настроение. Украинцы стали реже говорить о победе».

К написанию текстов для телесуфлера Владимиру Александровичу его кураторы подходят очень трепетно, там каждое слово на своем месте, потому что их совокупность и последовательность есть социальная инженерия, а по сути — манипуляция общественным сознанием. У такого манипулирования — один действенный механизм противостояния: прочитав или услышав что-то в первый раз, нужно остановиться и перечитать-переслушать, разбирая каждое слово. В самой манипуляции всегда найдешь инструменты, помогающие ей же противодействовать.

«Украинцы стали реже говорить о победе», — вещает Зеленский. Совершенно откровенно обрисовывая главную цель своего режима: приоритетно интересуют не реальные успехи на фронте, не успехи в экономике, социальной сфере или, как бы смешно это ни звучало, культуре. Приоритетно интересует то, что украинцы говорят. А высказывают они как раз то, что думают. Объект работы режима — мысли украинцев, а не их судьбы. Победы или поражения на фронте — это реальность, но при любой реальности украинцы могут и, как считает Киев, должны говорить о победе. Говорящий и думающий о победе гражданин не станет обращать внимания на внутренние проблемы своей страны и собственные проблемы в уже не своей стране — ему не до этого, он занят эмоциональным предвкушением скорой победы. А еще украинец, будучи уверенным в том, что победа близка, не станет ожесточенно сопротивляться своей отправке на фронт — он только там поймет в первые и последние часы своей жизни, что реальность очень сильно отличается от того, о чем все говорили. Включая его самого.

Новый главком

«Мы должны честно сказать…» — начинает Владимир Зеленский. В 9 случаях из 10 в западной политике со словами «скажем честно», «будем откровенны», «давайте признаем» и так далее аудитории предлагается самая чудовищная ложь, которая возможна в этой ситуации. В публичной коммуникации нет никакой необходимости заявлять об исключительной честности последующего тезиса. По идее, аудитория уверена, что честным является все, что говорит спикер, в данном случае — Зеленский. Но словами «честно сказать» спичрайтеры Зеленского камуфлируют следующую манипуляцию, скрывающую абсолютную ложь киевского режима. И это слово «чувство».

Есть реальность — это проваленное Вооруженными силами Украины летнее контрнаступление, которое весь год было основой киевской и «демократической» пропаганды. О важности и скором переломе после контрнаступа сообщали все их СМИ, затем они пытались убедить, что контрнаступ успешно идет. К зиме звучали робкие замечания, что контрнаступ был, и был достаточно успешным (а если кто-то этого не заметил, то оказался жертвой «путинской пропаганды»). Все ложь, конечная цель которой — чтобы украинцы говорили о победе, а зачем это нужно, мы рассказывали выше.

Но Зеленский какой-никакой, а все-таки главнокомандующий, он не говорит открыто, что снимает Залужного из-за проваленного контрнаступления, то есть скрывает правду, хотя и заявляет перед этим подчеркнуто: «мы должны честно сказать». Следующая его мысль такая: «чувство стагнации именно на южных направлениях…»

Чувство! Не «стагнация на южных направлениях», то есть реальность, а ее «чувство». С одной стороны, таким образом Владимир Александрович еще раз подчеркивает, что для киевского режима важнее не реальное положение дел на фронте, а какие чувства у украинцев имеются на этот счет. Вот это, пожалуй, правда. А с другой стороны, словом «чувство» Зеленский продолжает уводить аудиторию от реальности: провал контрнаступления — якобы всего лишь «чувство». То есть совсем не факт, что это провал, контрнаступ гипотетически может быть и успешным, а вот «чувство» у аудитории Залужный сформировал какое-то не такое.

Хотя вообще заниматься созданием необходимого «чувства» у аудитории — совершенно не работа главы ВСУ, вне зависимости от фамилии. Его задача — воевать, то есть заниматься реальностью, а военная пропаганда — это то, что и формально, и по сути ложится на Офис Зеленского, ибо СМИ подконтрольны именно им, а не Вооруженным силам. Сменой руководства ВСУ Зеленский перекладывает свои личные — как руководителя — провалы на плечи Залужного. А аудитория, понимая, чувствуя, думая и говоря о провале, страстно желала, как и любая другая славянская аудитория, чтобы за провал был кто-то показательно наказан. Себя наказать Зеленский и не может, и не хочет, а наказание кого-то ниже Залужного аудитория восприняла бы как полумеру. То, как воспринимает аудитория, является главным, поэтому Залужного смело отправляют в расход.

Но механика смены руководства ВСУ тоже интересная. Давайте условно представим, что в течение полугода половина украинцев восхищаются Залужным, а вторая половина в нем разочаровалась (это, кстати, не так уж и далеко от истины). Если в абсолютной тишине, внезапно и неожиданно, вдруг возникает решение уволить Залужного, половина украинцев начинает яростно защищать невинно уволенного, вторая половина — топтаться на его политической и управленческой могиле. И это происходит по принципу ядерного медийного взрыва, а любой общественный взрыв — это плохо, потому что в хаосе после взрыва сложно контролировать, что думают и о чем говорят украинцы. А ведь именно это для Киева главное.

Поэтому задолго до исполнения решения об отставке Залужного (решение было принято давно, сейчас оно лишь формально подтверждено на бумаге) Киев самостоятельно запускает слух, намекающий о снятии с поста главнокомандующего. Да-да, с высокой долей вероятности именно сам Офис Зеленского и придумал все эти инсайды про конфликт военных и Зеленского, о противоречиях внутри Вооруженных сил и тому подобном, чтобы создать у аудитории ощущение и чувство — Залужного Зеленский уберет.

Половина украинцев, которые Залужного боготворят и ненавидят Зеленского, протестуют, конечно, и говорят что-то против. Но робко и негромко — решение же формально не принято, это всего лишь слухи. Другая половина украинцев, те, кто слепо любит Владимира Александровича и готов за него распять хоть Залужного, хоть еще кого, топчутся на могиле пока еще главы ВСУ. Но робко и негромко — решение же формально не принято, это всего лишь слухи. А вдруг не подтвердится? Занимаются этим обе стороны день, два, три, неделю, месяц… И пылкость их говорения, вне зависимости от содержания, становится все меньше и меньше. Потому что обе стороны конфликта после интернет-баталий начинают выдыхаться. И со временем остывают к теме, принимая просто как данность, что Залужный — все.

И вот когда это принято всей аудиторией как данность окончательно, только тогда о решении Зеленский и объявляет. И в ответ слышит… ничего. Одни рады, но давно все сказали и подумали. Другие — резко против, но тоже уже все подумали и сказали. «Ну уволил и уволил! Сырский так Сырский…» — идеальная реакция управляемой аудитории. Здесь все разыграно, нужно отметить, четко.

Что касается Сырского… Сама форма размена делает генерала свадебным. Номинально он глава ВСУ, а фактически после отставки Залужного руководство Вооруженными силами полностью передается кураторам Зеленского, то есть генералам с совершенно не украинскими шевронами. От нового руководителя Офис будет требовать то, что не дал предыдущий руководитель.

Ощущение. Правильные заявления. Отсутствие неправильных заявлений. Иллюзии успехов. Отсутствие реальности. Сырский во главе ВСУ — это очередной сезон сериала «Слуга народа», сам Сырский — просто новый персонаж.

И в этой медиамышеловке не только сам генерал. Да и не столько он. В ней вся Украина. Разве что для украинцев эта мышеловка — дорогая смертельно. В прямом смысле.

И тут не ощущение и не чувство, а факт.

Факты

Назначение Сырского вызвало бунт в определенных кругах жителей незалежной. И это понятно: предателей нигде не любят, а Сырский им стал трижды.

Он предал честь русского офицера, предал свою семью, которая осталась во Владимирской области.

А еще, как ни странно, предал самих украинцев, доверившихся ему как минимум в трех крупнейших операциях: в Дебальцево в 2015-м, в Соледаре и Бахмуте в 2022 году. Чем закончились все три, известно: ВСУ каждый раз были поражены и несли колоссальные потери.

ГУ" Березинский районный центр по обеспечению деятельности бюджетных организаций"
Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59