Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Готовь маломерку зимой. Рассказываем, когда и как лучше регистрировать судно

Готовь маломерку зимой. Рассказываем, когда и как лучше регистрировать судно

Июнь для сотрудников ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам) по Минской области выдался горячим. Во всех смыслах; что в прямом, что в переносном. По вторникам — в дни приема — аншлаг. Такой, что телевизионному «Аншлагу» и не снился…
К аншлагу — не телевизионному — мы еще вернемся. А пока — о другом.
По какому признаку можно судить о благосостоянии минчан?
У каждого — свое мнение на этот счет. Кто-то скажет, что по наличию «Атлас Джили», кто-то — по еженедельным гастрономическим или сафари-турам в Лаос или Мозамбик. А кто-то назовет такой признак, как владение маломерным судном (длина — до 20 м, количество пассажиров — до 12 человек), что для страны рек и озер можно считать куда более естественным и символичным, чем китайский внедорожник…
Если в 2000 году в стране было зарегистрировано около 7 тыс. маломерок, то в наши дни таковых — около 160 тыс. единиц.

При этом никакой областной центр оспорить пальму первенства у Минска и Минской области по части владения маломерными судами, не в состоянии.

Минск/Минская область — зарегистрировано около 35 тыс. маломерных плавсредств;
Витебск — около 10 тыс.;
Гомель — порядка 11,5 тыс.;
Могилев — около 7 тыс.;
Брест — менее 8 тыс.;
Гродно — около 5 тыс.

Впрочем, если количество лодок пересчитать из расчета на 100 тыс. населения, то столицу с постамента сбросить могут Борисов и Минский районы (последний собственной «административной столицы» не имеет). В каждом из двух районов зарегистрировано около 11 тыс. маломерок.
При этом, если еще 10 лет назад маломерным хитом среди белорусов были резиновые «нырки» да «уфимки», то сегодня в парке маломерных судов в Беларуси подобный анахронизм почти не найти. На смену им пришли суда из Европы и США.

Начальник ГИМС по Минской области Николай Скипор:

— Есть среди них суда гребные, есть и моторные. И если гребные лодки, которые у специалистов ассоциируются с сугубо взрослыми людьми, не меняющими своих рыболовных привычек и пристрастий, не превышают 2,8 метров в длину, то «ассортимент» моторных судов способен поразить воображение кого угодно — по размеру лодки; по материалу, из которого она сделана; по мощности двигателя.
С учетом общего количества маломерок в стране порядка 340 000 единиц (зарегистрировано, напомним, около 160 тыс.), возникает вопрос: почему зарегистрированы не все лодки.
Дело в том, что в Беларуси не подлежат регистрации суда массой до 225 кг. Но если человек обращается с просьбой о регистрации таких судов (хотя имеет право и не регистрировать), ему никто в этом не отказывает. С одной стороны, это добавляет некоей упорядоченности в армии белорусских маломерок, с другой, — нагружает и без того нагруженных делами инспекторов ГИМС.
— Судите сами, — говорит Николай Скипор. — Вторник — приемный день. В этот день идет оформление всех административных процедур, связанных с регистрацией маломерных судов, снятием их с регистрации и т.д. Очередь по вторникам к инспекторам состоит из не менее чем полусотни клиентов. А он физически более 20 человек не может оформить (включая выдачу судовых билетов). Из-за чего возникает много нареканий в наш адрес. Но почему нельзя было зарегистрировать лодку в межсезонье? В январе-феврале-марте? Ведь у инспектора каждый день расписан: по средам он проводит занятия, в четверг работает на водоемах (пресекает нарушения на воде, занимается обследованием водоемов, причалов, пирсов)… Ведь регистрация — лишь один из видов деятельности инспектора. Из-за чего невозможно хотя бы часть административных процедур перевести в онлайн и производить удаленно.
Всего в инспекции ГИМС по Минской области три инспектора. Плюс еще пять в Вилейке, Борисове, Солигорске, Столбцах и т. д. На огромную территорию. На огромный массив людей. То есть нагрузка на специалистов ГИМС — запредельная.
Кстати, в то время, как регистрация маломерок в Беларуси привязана к массе судов, в России — к мощности двигателя. Лодки с двигателями менее 10 л. с. у соседки — не регистрируются. Из-за чего с россиянами на белорусских водоемах возникают периодически вопросы. Как оказалось, отдохнуть и порыбачить на белорусских озерах и реках до пандемии активно ехали и европейцы, и россияне. Что может показаться шуткой, если судить по международному классификатору поверхностных вод с их океанами, десятками морей, тысячами рек и озер.
 
— Дилемма водных кодексов двух союзных государств, — говорит Николай Скипор, — имеющих различия в части маломерных судов, возникает регулярно. Освидетельствование в Беларуси маломерных судов регламентируется постановлением Совмина от 20.06.2007 № 812 «Об утверждении правил государственной регистрации судов и правил пользования маломерными судами, гидроциклами, судами с подвесными двигателями и базами (сооружениями) для их стоянок». Какой-либо унификации с законодательствами стран, входящих в ЕАЭС, данный нормативный документ не имеет. Как, впрочем, и Указ от 25.07.2013 № 332, который регламентирует все процедурные вопросы в отношении небольших плавсредств.
В проекте нового указа госинспекцией по маломерным судам предусмотрено освобождение от регистрации владельцев абсолютно всех гребных лодок, а также обладатели моторных лодок, мощность двигателя которых не превышает 3,7 кВт (5 л. с.), под которые попадает от 70 до 80% всех маломерных судов, зарегистрированных в стране. Если бы это случилось и документ был подписан Президентом, то белорусские судовладельцы оказались бы даже в более привилегированном положении в сравнении с их российскими коллегами. Ведь отмена регистрации лодок с мощностью двигателя до 5 л. с. затронет лодки, чей вес превышает 200 кг.
Идеальным же с точки зрения Николая Скипора является нормативный документ, который был бы общим для всех судовладельцев, проживающих на территории стран ЕАЭС. Чтобы те же россияне не изучали дополнительно наше законодательство, а мы их. Ведь белорусские судовладельцы любят лодочный отдых в России не меньше, чем россияне аналогичный отдых в Беларуси.
Но проект Указа ждет своего одобрения в парламенте уже более 4 лет. И когда он дойдет до главы государства, — никому неизвестно.

Что касается возможности определения «благополучия белорусов» по маломерным судам, то мнению нашего собеседника, такой принцип оценки — вполне приемлем.
— Достаточно посмотреть на оснащение тех же рыбаков (удочки, блесна, крючки) и на их оборудование (лодки, моторы, навигаторы и пр.), чтобы понять: все это стоит, как машина.
Что касается главной проблемы на воде, с которой приходится бороться белорусским инспекторам ГИМС, то это — беспечность на воде, — рассказывает специалист. — Потому что даже если совсем слабый лодочный двигатель (2-3 л. с.), попав по ногам плавающего, может сделать его инвалидом. Каждый, кто отдыхал на крупных водоемах, думаю, сталкивался с ситуациями, когда в пляжную зону входили моторки, коим приближаться ближе чем на 50 м к буйкам, — запрещено. Все это должно пресекаться самым жестким образом. Что инспекторы ГИМС и демонстрируют. Не случайно, количество ДТП на воде в области снизилось за последние годы до минимума. К примеру, в прошлом году в Минской области такое ЧП было лишь одно, в Вилейском районе.
Кстати, если говорить не о либерализации нового законодательства (в части маломерных судов), а об ужесточении, то предусмотрено оно исключительно в части спасательных жилетов. Тому есть свои причины. По статистике, более 50% людей на беспалубных маломерных судах гибнут во время установки и подъема сетей в ночное время без спасательных жилетов.

По новым правилам при эксплуатации маломерных судов на гражданах такой жилет в застегнутом состоянии должен быть постоянно. По ныне действующему законодательству — только во время движения судна, а во время стоянки — на усмотрение судовладельца.
Другая причина обязательности спасательного жилета связана непосредственно со спасением (и поиском) людей, оказавшихся за бортом судна.
Об этом обычно не пишут, но суть от этого не меняется. Поиск погибшего на воде человека в жилете и без него — две большие разницы. Во втором случае затрачиваются десятки и сотни часов водолазных работ, которые могут продолжаться и месяц, и два, и три (иногда безрезультатно). А это не только затраты бюджетных средств, но и дополнительный риск для самих водолазов, которые вынуждены работать в любое время года, включая зимний период.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59