Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Андрей Кунцевич: «Зубастость журналистики не нужно сводить только к политической тематике»

Андрей Кунцевич: «Зубастость журналистики не нужно сводить только к политической тематике»

Последний год показал профессионалов своего дела и настоящих патриотов. А еще доказал: журналистика — это уже не просто творческая специальность, а оружие слова способно отстоять государственный суверенитет и защитить страну. Об этом и не только мы пообщались с первым заместителем министра информации Андреем Кунцевичем.
— Все говорят о новом витке развития информационного поля после событий годичной давности. Так ли это?
— Технологически и содержательно инфополе, безусловно, претерпело изменения, наметился ряд новых трендов, повлиявших на наше общество, на уровень его политизации.
На первое место вышел не факт, а его интерпретация, трактовка, и не всегда объективная, которая к действительности не имеет никакого отношения. Теперь это уже многие понимают: электоральный период в Беларуси использовался как повод для неприкрытой агрессии в отношении нашей страны. Агрессии не только информационной. На белорусском векторе концентрировались серьезные организационные, дипломатические, финансовые ресурсы. Одна только вскрытая деловая переписка премьера Польши Маровецкого чего стоит! Все увидели, что наши западные соседи стали одним из центров координации протестной активности в Беларуси. Но эти факты упорно замалчиваются зарубежными медиа.

По данным Белорусского союза журналистов, более 500 отечественных журналистов были подвергнуты травле или буллингу.

— Можно ли считать изменения в законах, регулирующих работу СМИ, ужесточением? Или это адекватная реакция на деструктивные информационные проявления?
— Не раз говорилось о том, что белорусское законодательство, регулирующее работу СМИ, самое либеральное в Европе. Многие страны за последние 5 лет значительно ужесточили законодательные механизмы регулирования работы медиа. Например, в Германии социальные сети обязаны в течение 24 часов удалить пост или информацию, содержащую призывы к ненависти или ложные сведения. Правительство Великобритании в чрезвычайной ситуации получило право определять режим работы систем цифровой передачи данных, вплоть до их полного отключения, установлено требование к крупным провайдерам интернет-услуг по разработке технических систем перехвата информации. Во Франции предусмотрено преследование лиц, которые подвергают опасности других людей, распространяя информацию об их частной жизни или профессиональной деятельности.
Глядя на такие подходы западных стран к регулированию информационного поля, нелепо звучит их критика в адрес Беларуси за введение некоторых норм и правил. Наш законодатель абсолютно адекватно реагирует на современные информационные угрозы и, полагаю, будет и дальше защищать национальные интересы в сфере информационной безопасности государства.
— Каким сейчас должен быть журналист, руководитель СМИ?
– Я часто ссылаюсь на слова нашего Президента о том, что журналистика — это профессия государственная. Это не означает, что, кроме государственных, других медиа быть не должно. Нет. Однако их деятельность должна быть направлена на укрепление, а не на разрушение белорусской государственности.
Кроме того, в сегодняшних непростых общественно-политических реалиях для журналиста, и тем более когда мы говорим про руководителя СМИ, ключевым фактором становится его личная открытая позиция, личный взгляд на происходящие процессы. Это очень важный момент. Ведь сегодня журналист — не важно, республиканского или регионального СМИ – это авторитет для тех, кто следит за его творчеством, лидер мнений. И если этого мнения нет либо оно почему-то скрывается, значит это повод серьезно задуматься над тем, что этот человек делает в журналистской профессии.

— Как вы можете прокомментировать террор в отношении журналистов с прогосударственной позицией?
— Подобные проявления фиксировались и раньше, еще в начале электоральной кампании, когда журналистов государственных СМИ начали запугивать и всячески пытаться психологически сломать, угрожая физической расправой им или их родным.
Конечно, радикализация не может не возмущать, однако те, кто на эти преступные шаги идет, должны понимать, что, во-первых, людей с идеей и своей позицией сложно запугать, а во-вторых, никто из злоумышленников не избежит ответственности за свои действия.
— Должна ли быть цензура в стране? Как фильтровать информацию и регулировать огромные потоки данных на сайтах, в мессенджерах, соцсетях?
— Рассуждая на эту тему, мы первым делом должны разобраться, какой смысл закладываем в это понятие. Цензура у нас запрещена Конституцией, и ее введение возможно только в случае объявления военного либо чрезвычайного положения в стране. К счастью, пока это не понадобилось. Иные трактовки этого термина скорее являются подменой понятий. Зачастую отдельные ангажированные эксперты за цензуру пытаются выдать государственное регулирование медиасферы. Но это неотъемлемая часть государственной информационной политики в любой стране мира. Частично мы об этом уже говорили.

— Каковы преимущества традиционных СМИ перед новыми медиа? Или нужно переводить все газеты, скажем, в интернет-формат?
— Безусловно, нельзя не считаться со стремительными темпами цифровизации медиасферы, которая будет только набирать обороты, но традиционные СМИ всегда отличались качественной и профессиональной журналистикой. Журналистикой правдивой и достоверной. Это люди ценят.
Как показывают опросы общественного мнения, уровень доверия к телевидению и печатной прессе в два раза выше, чем уровень доверия к информации, размещенной в социальных сетях и мессенджерах. Доверие аудитории — это, пожалуй, главный стратегический ресурс, за который идет жесткая борьба.

Совокупный тираж региональных газет по стране превышает 700 тысяч экземпляров.

— В последнее время белорусская журналистика стала более зубастой, местами, возможно, на грани. Это объективная реакция на поведение деструктивных телеграм-каналов. Ваше мнение, это хорошо или плохо?
– В данном случае сработала иммунная система государства. В непростой период для страны появились люди, готовые встать на ее защиту. На защиту наших традиционных ценностей, символов, пути развития.
И, полагаю, «зубастость» журналистики не нужно сводить только к политической тематике. Журналисты не должны проходить мимо и простых житейских вопросов, с которыми сталкиваются читатели и жители регионов. Скажем, когда мы видим, что в берестовицкой или несвижской газетах за последние три месяца не опубликовано ни одного критического или проблемного материала, думаю, это негативно сказывается на доверии читателей этих районных газет как к изданию, так и к местным органам власти. От таких подходов к редакционной политике проигрывают все.

— То есть необходимо корректировать подходы в работе региональных СМИ?
— Конечно, вопросы политики волнуют и интересны всем, но жителей регионов прежде всего беспокоят проблемы, с которыми они сталкиваются ежедневно в своем городе или деревне. Местная пресса остается весомой медийной площадкой. И важно не стоять на месте.
Редакциям нужно видеть дальнейшую стратегию их развития. Печатные тиражи газет в силу объективных причин будут постепенно сокращаться. А значит, параллельно необходимо активней развивать региональные интернет-проекты, возможно, в коллаборации с другими редакциями по так называемому кустовому принципу.
Создание таких медиахабов с региональным контентом представляется весьма перспективным направлением, и сегодня ряд таких проектов уже находятся на стадии запуска. К слову, информационное агентство «Минская правда» может служить примером для других изданий. Важно не сбавлять темп.
Татьяна Бондаревич
Фото: Елена Таборко и носят иллюстративный характер