Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Почему русское православие — кость в горле Украины, и при чем здесь западные спецслужбы

Почему русское православие — кость в горле Украины, и при чем здесь западные спецслужбы
Фото: из открытых источников

Понятно, что сегодняшние события на Украине — следствие многолетней борьбы за умы и сердца людей. Более 30 лет в республике велась системная работа по уничтожению исторической памяти и укоренению новой, неофашистской, идеологии. Нужно признать, что эта работа дала свои результаты — русофобию, махровый национализм и даже откровенный неонацизм. А все разговоры о «свободе» и «демократии» не более, чем фоновая трескотня для мира и яркая блесна для самих украинцев.

В этой работе прозападные марионетки использовали два метода — зомбирование и запугивание. Последний был реализован многочисленными бандформированиями типа «Правого сектора», «Азова» и других. Эти «герои» унижали беззащитных людей, нередко избивали. Были и убийства, прежде всего, лидеров общественного мнения, политиков. Так в 2015 году был зверски убит известный украинский журналист и писатель Олесь Бузина. И он стал не единственной жертвой. Убивали и обычных людей. Порой без причины. Для того, чтобы создать атмосферу страха. И никто не нес наказания. Это сломало морально многих украинцев. Не забуду, как неонацист Стерненко зверски зарезал человека, снял агонию на видео и выложил у себя на странице в соцсетях. И даже этот вопиющий случай не был наказуем. Стерненко на свободе. И теперь именует себя «политическим деятелем».

Зомбирование потребовало, конечно, более сложной и системной многолетней работы. Для уничтожения исторической памяти создавались различные «научные учреждения», работала целая сеть прозападных НКО. Особое внимание уделялось детям. Мало того, что школьная программа искажала историю в пользу фашистских недобитков типа Бандеры и Шухевича, так еще и учителя проходили специальную подготовку в различных «фондах», после чего весьма энергично взращивали в детях русофобию и националистические настроения.

Но главной задачей всех этих НКО и институтов было, конечно, зомбирование всех слоев населения. Это делалось через интернет и СМИ. Людям постоянно рассказывали о «голодоморе», «сталинских репрессиях». При этом восхваляли нацистских преступников. Улицы, носившие имена советских героев, переименовывали в честь фашистов. В Киеве улицу, названную в честь генерала Ватутина — освободителя Киева, переименовали в улицу Шухевича, гауптштурмфюрера СС. И примеров таких — тьма. В каждом городе и даже поселке на Украине хунта пыталась увековечить память о фашистках.

Для устроителей этого неофашистского шабаша костью в горле была Украинская православная церковь Московского патриархата. Человека, воспитанного в лоне церкви или хотя бы под некоторым ее влиянием, новой власти было сложно зомбировать. Поэтому главные атаки пошли именно на Украинскую православную церковь. Еще в 1991 году тогдашний Патриарший экзарх Украины Филарет Денисенко стал добиваться самостоятельности УПЦ. Причиной стала большая обида на церковь. Он был уверен, что Патриархом всея Руси изберут его. А архиереи выбрали Алексия. Еще на архиерейском соборе Денисенко пригрозил «коллегам» за эту «зраду». В 1992 он заявил о выходе из УПЦ и провозгласил себя «Патриархом Киевским и всея Руси-Украины». Русской православной церковью был отлучен и предан анафеме. Но вот новым украинским властям эта инициатива пришлась по душе. Так называемую Украинскую православную церковь Киевского патриархата стали всячески поддерживать. В том числе закрывали глаза на захват раскольниками храмов канонической церкви. В Киеве раскольники не побрезговали даже захватом Владимирского собора, расписанного «москалями» Васнецовым и Нестеровым.

Активизировалась и созданная во время перестройки недобитыми бандеровцами так называемая Украинская автокефальная православная церковь. Эти действовали точно по лекалам банды раскольников Денисенко. Отжимали храмы у канонической церкви и сеяли вражду. В Киеве они захватили знаменитую Андреевскую церковь, построенную по проекту «москаля» Бартоломео Растрелли. В общем, все, как и везде на Украине, — нового не строили, а на захваченном меняли вывески.

В 2018 году была создана так называемая Православная церковь Украины. Инициатором стал Порошенко. Она вошла под власть Константинопольской патриархии. В ее ряды просто с комсомольским задором подались все раскольники, позакрывав свои прежние «лавочки». И тут уже захваты храмов УПЦ пошли с новой силой. И это даже стало поддерживаться «законом»: по решению прихожан теперь можно вместе с храмом перейти к раскольникам. Проголосовали — все в порядке. Поэтому на эти голосования стали приезжать бандиты, которые крутили руки старушкам и избивали священников.

Периодически банды неонацистов врывались в храмы и монастыри, пытались унизить священников, угрожали, порой избивали. Зверские набеги совершались на Киево-Печерскую лавру. Сейчас от недобитых бандеровцев поступают угрозы насельникам Почаевской лавры, которая находится в Тернопольской области на Западе Украины. В бессильной злобе бандеровцы недавно нанесли авиационный удар по Святогорской лавре.

Сейчас агонизирующая хунта пытается внести раскол между канонической Украинской православной церковью и Московским патриархатом.

Вся это беснование дополняется и расплодившимися на Украине за эти годы сектантами. Контролируются они преимущественно западными спецслужбами. Особую активность проявлял некий пастор-нигериец Сандей Аделаджа. На его счету и крупное мошенничество, и рейдерский захват, и доведение людей до серьезных психических расстройств. А однажды он даже провозгласил Юлию Тимошенко чуть ли не святой. Вот такие сейчас «священники» на земле Киевской Руси.

Все это позволяет сделать несложные выводы. Та малая приверженность традиционным ценностям, что осталась сегодня на Украине, существует во многом благодаря православной церкви. УПЦ МП сейчас сможет активно содействовать духовному оздоровлению республики. А оно крайне необходимо. Но сейчас, как и после основной зачистки от фашистов, УПЦ будет нуждаться в защите и поддержке. И эту защиту она может обрести только в Кремле. На мой взгляд, прежде всего в российском законодательстве должны быть нормы, обеспечивающие защиту русского православия по всему миру. Украинский прецедент научил многому. Пора не только делать выводы, но принимать решения. Безотлагательно.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!