Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Винт отрублен и корпус пробит, значит, в первом звене на своем «ястребке» Муравицкий в атаку летит!»

«Винт отрублен и корпус пробит, значит, в первом звене на своем «ястребке» Муравицкий в атаку летит!»

Позволю себе напомнить один примечательный фронтовой эпизод трагического  в нашей истории 1941 года, когда советская страна, истекая кровью, сдерживала натиск фашистских полчищ, завоевавших практически всю Европу.     
В страшные дни октября 1941-го 16-я армия генерала К.Рокоссовского, напрягая последние силы, сдерживала врага на Истре. Один из военных корреспондентов «Красной звезды» Павел Трояновский побывал тогда  на позициях и в штабе Рокоссовского,  Перед его  убытием в редакцию командарм подарил корреспонденту карту Европы. По просьбе Трояновского  Рокоссовский оставил на карте свой автограф.  Вот что написал Константин Константинович: «Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в Берлине!». Подпись. И дата «Подмосковье. 29 октября. 1941 года»…
А в победном мае 45-го Трояновский с этой картой сумел снова побывать в штабе  уже маршала Советского Союза К.Рокоссовского. Начштаба 2-го Белорусского фронта начертал на карте под словами маршала:  «В Берлине встретились. Удостоверяю» и поставил печать.
И еще, уважаемые читатели, помните,  Константин Симонов назвал свой роман «Живые и мертвые». Весьма и весьма символично:  и те, кто сумел от Москвы и Сталинграда дойти до Берлина и расписаться на рейхстаге, и те кто погиб в Брестской крепости, был убит под Ржевом, пал, защищая Минск и Севастополь, на Курской дуге, форсируя Днепр, Одер, Вислу, погиб добивая врага в его «логове», все они – ГЕРОИ И ПОБЕДИТЕЛИ!
Вечная память и Вечная слава всем бойцам и командирам,  в июне 41-го года принявших на себя страшный удар военной машины третьего рейха.  Низкий поклон им за Великую Победу.

Среди тех, кто в первые месяцы Великой Отечественной войны не только мужественно сражался, но и побеждал врага был и уроженец деревни Долгое Солигорского района  Минской области  Лука Захарович Муравицкий. Вот только несколько эпизодов, которые свидетельствуют о волевом, мужественном характере белоруса.
8 августа 1941 года Лука Муравицкий участвовал в групповом воздушном бою. Шесть советских истребителей И-16 против двенадцати «юнкерсов» и «мессершмиттов». Советские летчики в этой схватке сбили восемь немецких машин. Две из них уничтожил младший лейтенант Муравицкий.
В конце августа создалась настолько напряженная обстановка, что наши истребители, базировавшиеся на дальнем аэродроме, прилетали для отражения атаки фашистской авиации с некоторым опозданием. Было принято решение сделать засаду, расположив несколько истребителей у самой линии фронта. На исходе дня, уже в сумерках, три самолета  звена лейтенанта Морозова приземлились на крохотной площадке буквально под носом противника. А на рассвете, едва гитлеровцы появились над расположением советских войск, наши летчики ринулись наперерез врагу. За день Морозов, Попов и Муравицкий десять раз поднимались в воздух и сбили четыре вражеских бомбардировщика.
Еще через несколько дней Муравицкому пришлось охранять от вражеской авиации железнодорожную станцию, через которую осуществлялись снабжение наших войск и эвакуация раненых, гражданского населения и материальных ценностей. Недалеко от станции Лука обнаружил фашистский бомбардировщик  «Хейнкель-111».  Атакованный советским летчиком, гитлеровец попытался, прибавив в скорости и со снижением, уйти от преследования. Муравицкий догнал противника и с дистанции 500 метров открыл огонь из пулеметов. Но, видимо, поторопился: все пули прошли мимо цели. Тем временем самолеты уже оставили позади линию фронта и теперь летели над территорией, занятой фашистскими войсками.

«Не уйдешь, вражина!», – крикнул Лука. Он максимально сблизился с « хейнкелем» и снова нажал на гашетки, но очереди не последовало. Летчик не заметил, как израсходовал все патроны.    Упустить врага? Ни за что!
«Все равно не уйдешь!», – решил Муравицкий и, несмотря на заградительный огонь  воздушного стрелка, вплотную сблизился с  вражеским бомбардировщиком. Вот уже виден в кабине его экипаж… Не уменьшая скорости, Муравицкий  винтом своего самолета ударил по хвостовому оперенью  противника.  Самолет врага врезался в землю за железнодорожным полотном на пустыре. Лука  же сильно ударился головой о приборную доску, прицел и потерял сознание. Очнулся — самолёт падает к земле в штопоре. Собрав все силы, летчик с трудом прекратил вращение машины и вывел её из крутого пикирования. Лететь дальше он не мог, и пришлось ему посадить машину у станции.
Окружив машину, техники, летчики с изумлением смотрели на загнутые лопасти винта. «Вот это да!  Это удар!, – слышались возгласы. – Как только дотянул!».
И это был не единственный случай, когда Муравицкому пришлось буквально « дотягивать» до своих войск. Так же случилось, когда вылетели на разведку места сосредоточения танков, которые немецкое командование планировало в ближайшее время бросить в бой.
«Летели на бреющем полете вдоль дороги,— рассказывал потом Лука. — Видимость — хуже некуда. Но танки мы все же разыскали. Стал считать, да сбился — очень много их было. Пришлось заходить снова. Насчитал около 200. Пошли дальше в тыл. В одной деревне еще добрую сотню машин увидели. Все ясно: готовятся к наступлению. Развернулись на обратный курс. Появились немецкие истребители. Увязались за нами. На мой самолет насели три «Мессера». Одного сбил, от двух других еле отделался. Но тут забили зенитки. У самой кабины разорвался снаряд. Осколки попали в голову. Досталось и двигателю — он забарахлил, а над самой линией фронта заглох. Пришлось идти на вынужденную».
Приехавшие утром к самолету авиатехники только головами качали: как такую избитую машину можно было посадить, а летчику — выжить!
На его самолете красовалась надпись: «За Аню!». Начальство приказывало — летчик стирал ее, но перед новым вылетом надпись появлялась опять. Когда рассерженный командир полка перед строем приказал Муравицкому немедленно очистить фюзеляж, тогда уже пришлось  Луке  рассказать, что Аня была его любимой девушкой, они вместе учились в аэроклубе, собирались пожениться. Но однажды парашют у девушки не раскрылся… «Она готовилась стать летчиком, защищать Родину, поэтому я должен сражаться и за нее!» – взволнованно сказал Лука.
В воздушных боях  командира звена 29-го истребительного авиационного полка Луку Муравицкого отличали не только трезвый расчет и храбрость, но и готовность идти на все, чтобы одержать победу над врагом.
Заслуженно ему было посвящено стихотворение во фронтовой газете:
Если быстро растворился вражеский клин,
Пулемёты теплы от стрельбы,
И от сбитых горящих фашистских машин
Возникают на небе столбы,
И в испуге меняющий курс «Мессершмитт»
Не вступает в решительный бой,
А простроченный «Юнкерс» как свечка горит,
Оставляя дымок за собой,
И подстреленный «ворон» лежит вдалеке,
Винт отрублен и корпус пробит,
Значит, в первом звене на своем «ястребке»
Муравицкий в атаку летит!
К концу сентября на счету нашего отважного летчика-земляка было уже более десятка воздушных побед, одержанных лично и в составе группы. Но радость побед омрачалась гибелью боевых друзей…
3 сентября 1941 года совершил огненный таран и погиб младший лейтенант Попов , самый близкий друг Луки Муравицкого, сам он получил ранение в голову. После траурного митинга, посвященного памяти  друга, он всю ночь просидел на кровати погибшего товарища, а утром пришел на аэродром. Ни командир полка, ни комиссар, ни товарищи не смогли его, раненного, измученного, но жаждущего драться  и отомстить, уговорить остаться на земле.  Без шлема – не налезал на забинтованную голову – Муравицкий сел в кабину истребителя и вернулся с еще одной победой в воздушном бою.

Через несколько дней поступил приказ о передаче десяти летчиков с самолетами из 29-го истребительного авиационного полка в 127-й истребительный авиаполк, убывающий на Ленинградский фронт. Среди них  был и Лука Муравицкий. Основной задачей 127-го истребительного авиаполка стало сопровождение транспортных самолетов в блокированный Ленинград.
Военный историк Иноземцев рассказывает: «По предложению Военного совета Ленинградского фронта и аэрофлота 20 сентября 1941 г. Государственный комитет обороны принял постановление «Об организации транспортно-воздушной связи между Москвой и Ленинградом». В соответствии с этим постановлением для обеспечения воздушного моста Московская авиационная группа выделила три эскадрильи. Ежесуточный объем воздушных перевозок был определен до 1 октября 1941 г. в 100 тонн, далее в 150 т.
 Вначале для обслуживания воздушного моста между Ленинградом и центром страны привлекалось 30 транспортных самолетов, затем их количество было увеличено до 70 самолетов Ли-2 и ТБ-3.
Экипажи транспортных самолетов в любую погоду, при отсутствии видимости, сильном ветре, интенсивном обледенении бесперебойно доставляли грузы в осажденный город. В тот период были опрокинуты все прежние технические нормы загрузки самолетов. Вместо 1,6 тонны, как предписывалось в инструкции по эксплуатации самолетов, на борт брали до трех тонн. Советские летчики, понимая, что от их работы во многом зависит жизнь ленинградцев, сознательно шли на риск и выполняли свой долг до конца…
Фашистские истребители постоянно охотились за нашими транспортными самолетами, рассчитывая на легкую победу над тихоходными, почти безоружными целями. Поэтому возникла острая необходимость обеспечения транспортной авиации истребительным прикрытием.
Задача по сопровождению транспортных самолетов из-за Ладоги в Ленинград и обратно, прикрытия посадки, выгрузки и погрузки была возложена на 127-й истребительный авиаполк, переброшенный в конце сентября под Ленинград с Западного фронта. Командовал полком опытный летчик майор В.В. Пузейкин, получивший боевую закалку еще в небе Испании… Одна эскадрилья этого полка была укомплектована летным составом, прибывшим из 29-го истребительного авиаполка, воевавшего на московском направлении».
Вспоминает генерал-майор авиации Пузейкин: «В сентябре 1941 года 127-й истребительный авиационный полк, с включенной в его состав эскадрильей, стал сопровождать транспортные самолеты в блокированный Ленинград и из Ленинграда на Большую землю. Сопровождение транспортных самолетов — задача почетная и очень сложная. Истребители должны не просто отразить все атаки противника, но защитить своих подопечных, довести их до места назначения. Выполнение этой задачи требовало от наших летчиков большого мужества. В воздухе, над кольцом вражеского окружения, не раз завязывались жестокие бои. Среди тех, кто открыл счет сбитым фашистским самолетам при защите «воздушного моста», был и Лука Муравицкий.

А произошло это так. Однажды, когда истребители вылетели на сопровождение, «юнкерсы» атаковали наш аэродром. Советские летчики увидели уходящие после бомбометания вражеские самолеты и бросились вдогонку. Конечно, далеко преследовать гитлеровцев они не могли. Но все же Муравицкий, а вслед за ним и Путяков сбили по одному фашистскому бомбардировщику. В одном из полетов группу транспортных самолетов Ли-2 истребители прикрывали парами. Лука Муравицкий был ведущим. В районе Новой Ладоги на него и его ведомого напали три «мессершмитта».
Заняв положение между транспортными самолетами и фашистскими истребителями, Лука открыл огонь и меткой очередью сбил один Ме-109. С другим фашистом вел бой ведомый. Третий «мессер», атаковав Муравицкого сзади, огнем из пушки повредил самолет, а летчика ранил в лицо. Несмотря на ранение, Лука продолжал вести бой и заставил фашиста отступить».
22 октября 1941 года старшему лейтенанту Муравицкому Луке Захаровичу было присвоено звание Героя Советского Союза!
Вот как вспоминал об этом событии  тот же  Владимир Васильевич Пузейкин: «Поздно вечером состоялся митинг. Друзья-однополчане тепло поздравили героя, пожелали ему всего самого хорошего.Затем выступил «виновник» торжества. Когда батальонный комиссар Проскурин предоставил ему слово, Лука с минуту молча стоял на открытой площадке грузового автомобиля, превращенного в трибуну. Потом взволнованно сказал: « Спасибо, друзья, за добрые слова в мой адрес. Мне, конечно, очень приятно получить такую награду. Но она не только моя. В небе особенно ощущаешь, как важно, когда рядом с тобой — боевой товарищ, готовый принять на себя удар, чтобы выручить друга. Не раз выручали и меня. Спасибо вам всем за дружбу, за боевую выручку! О себе скажу коротко: Лука Муравицкий не подведет. Пока бьется сердце, видят глаза, а руки могут держать штурвал, – буду беспощадно драться с ненавистным врагом!».
В конце октября обстановка под Ленинградом крайне осложнилась. Немецкие войска предпринимали отчаянные попытки сломить волю защитников города на Неве. Этим попыткам противостояли стойкость, мужество, отвага советских воинов, их любовь к Родине, ненависть к врагу, стремление выстоять и победить.
Напряжение боёв росло на земле и в воздухе. Рос боевой счет лётчиков, охранявших «воздушный мост». Но каждая победа доставалась дорогой ценой.
30 Ноября 1941 года Лука Муравицкий в очередной раз поднялся в воздух, но напрасно ожидали его на родном аэродроме – это был последний вылет отважного воздушного бойца, мужественного защитника ленинградского неба.
В полку тяжело переживали утрату. Летчики поклялись еще яростнее драться с ненавистным врагом, ещё самоотверженнее защищать «воздушный мост» между городом на Неве и Большой землей. Они сдержали свою клятву. Об их ратной доблести неоднократно упоминалось в приказах командования. Героями Советского Союза стали летчики-истребители Александр Савченко, Константин Трещёв, Федор Химич, а боевая доблесть 127-го истребительного авиационного полка отмечена была орденом Красного Знамени и наименованием «Варшавский».
Идут годы. Многое забывается. Но никогда не изгладятся в нашей памяти подвиги героев Великой Отечественной войны, бесстрашных защитников Родины, их имена. Эти имена должны знать не только представители старшего поколения, но и люди, родившиеся и выросшие после войны.

В родном селе нашего земляка есть улица, носящая имя Героя Советского Союза Луки Захаровича Муравицкого, а на скромном обелиске в городе Всеволжске Ленинградской области, где похоронен белорус—герой есть скупые слова: «Старший лейтенант Лука Захарович Муравицкий. 1917 – 1941».
Биография короткая. А жизнь – яркая, наполненная подвигами во имя Родины.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59