Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Белорусского оппозиционера в Польше могут посадить на 3 года за видео об украинских беженцах

Белорусского оппозиционера в Польше могут посадить на 3 года за видео об украинских беженцах
Фото: из личного архива героя

Артем Дубский — 35 лет. С этих слов когда-то бежавший из Беларуси мужчина начинает рассказ о себе. В Польше — больше одиннадцати лет. Здесь же получил статус политического беженца. Сейчас ему в той самой когда-то «сладкой» стране грозит до трех лет «за решеткой». Впрочем, обо всем по порядку. Дубский впервые за все время дает интервью государственному СМИ. Оппозиционный журналист рассказывает, как на самом деле врут инфопомойки, как украинцы избивают и убивают поляков, а все злодеяния умалчиваются и какими путями Польша «чистит» неугодных.

— Артем, какие цели стоят за тем, что вы решили рассказать все как есть «Минской правде»?

— Все на самом деле прозаично. Назовем это шкурный интерес. Поймите меня правильно, я прекрасно понимаю, что правда всегда лежит посередине. Мир не черно-белый, есть полутона. Но в истории с белорусскими оппозиционными СМИ полутонов нет. Если ты не любишь «тетю Свету», если ты не поддерживаешь такие идеи, какие они проповедуют, ты — враг. А то, что у тебя есть некая претензия на собственное мнение, это их не интересует. Значит, по их мнению, ты недостаточно развит в плане эмоциональном. По их мнению, ты должен «дозреть» и скатиться к тому, что мир черно-белый. Какую я цель преследую? Донести мысли в том виде, в котором я их озвучиваю. Не перевирая, не искривляя. Единственная цель, которую я преследую — рассказать, как все на самом деле есть.

— Поделитесь, каким был ваш опыт сотрудничества с оппозиционными СМИ и что из этого вышло?

— Несмотря на то, что у меня есть контакты «журналистов» «Н**ей н*вы», «Зер**ла», «Б**сата» и прочих, и многих знаю лично, у меня не вызывает желания связываться с ними снова. Объясню почему. Когда в мае 2022 мне мои друзья, знакомые и товарищи начали присылать ссылки на всякие разные инфопомойки и я абсолютно сейчас говорю серьезно, не лукавлю, именно так я и считаю. «NE**A», «Беларусь голо**ого мо*га» и прочие. Что вы думаете, люди, которые создавали обо мне «фейки» со мной даже не связались. А тем временем текст заголовков был таким: «бывший политзаключенный Артем Дубский после отбытия 15 суток ареста освободился, уехав в Польшу, потому что его завербовал КГБ». Замечательно! Только, для того, чтобы подобного рода заявления делать, неплохо было бы связаться со мной. Никто этого не сделал за исключением трех журналистов, журналиста «Р*дио Сво**да»: я практически пол часа с ним беседовал, тогда был еще более наивнее, чем сейчас. Я дал ему интервью, журналист ничего не исказил, но сама подача фактов была такая, как нужна им. Следующая журналистка была с какого-то интернет-радио, я рассказал примерно тоже самое, реакция была схожая с тем, что в первом случае происходило. И третья журналистка, Виктория, была из «Н**ей Н*вы». Когда мы с ней общались, знаете, я очень сильно обращаю внимание на то, как вопросы задаются. И такое ощущение было, что она мне делает великую услугу, когда я ей предоставляю информацию. Упор был на следующее: почему я веду каналы, почему я так нелестно отзываюсь об украинцах. Я объяснял свою точку зрения, объяснял свою позицию. Но, знаете, мои доводы и некие аргументы приводились в форме «Артем Сергеевич (то бишь я) оправдывается». Крайне неприятно, когда человеку говоришь «321», а он пишет «три, два, один». И как будто не переврал, но по факту, это не то число, которое я называл.

— И все же, интервью вы даете не просто так…

— Вы можете понять мою мотивацию. И это ни в коем случае не желание «хайпануть». Я все-таки уже немного повзрослел. Скажем так, ведь 30+ — это тот возраст, в котором уже можно чуточку призадуматься о жизни. И если бы мне кто-то год назад сказал, что я буду искать контакта с государственным СМИ Беларуси, чтобы они объективно озвучили мою историю — я бы рассмеялся этому человеку в лицо. Я раньше просто не мог представить, что насколько искривлена будет информация, которую я давал всевозможным оппозиционным СМИ, поэтому сейчас я общаюсь с вами.  

— Артем, расскажите о себе.

— Меня зовут Артем Дубский. Мне 35 лет. Гражданин Республики Беларусь. Более 11 лет уже проживаю в Республике Польша — Варшаве. Приехал в Польшу в 2011 году. Получил здесь статус политического беженца. Связано это было с тем, что в 2008 году я был осужден за участие в несанкционированном митинге. В последствии осужден и направлен на отбытие наказания в колонию. Отбыл год в этой колонии. Был освобожден. А после переехал в поисках лучшей жизни сначала в Украину, прожив там достаточно короткий период времени, принял решение поехать на ПМЖ в Польшу. С тех самых пор в Польше и нахожусь. После переезда в Польшу я здесь жил, учился. Пытался заниматься каким-то своим, назовем это бизнесом. Когда-то получалось, когда-то нет. И с марта 2011 года я уже на постоянной основе проживаю в Польше. С тех пор дважды ездил домой: в 2019 и в 2022 году.

— И как за границей живется?

— Из того, что рассказал, можно понять, что я был тот еще шалопай. Верил в какие-то истории «за все хорошее против всего плохого», «Запад нам поможет». Так получилось, что с 2011 года я никакого участия не принимал в оппозиционной «движухе». Рассказываю это для того, чтобы вы поняли одну вещь: насколько человек, крутящийся лет семь в околооппозиционной «движухе», и, который плотно был погружен в эту среду разочаровался от всего того, что увидел за границей.  

— Разочаровались в чем?

— Теперь, как вы можете понять, в 2011 я приехал в Польшу. В 2022-м, практически под конец этого «ковидного безумия», людей стали заставлять делать прививки по 3-4 раза без всяких гарантий их жизни и здоровью. Когда в Польше проводилась вакцинация населения, очень часто этим самым людям практически во всех случаях, давали на подпись документ, в котором они отказывались от каких-либо претензий, если иголка наделает «делов», вернее вакцина, которая в этой иголке содержалась. Я немного был разочарован всей системой здравоохранения в Польше и в тот момент начал вести каналы в Ютубе и Телеграм. В обоих каналах я рассказывал о том, как происходит ограничение прав и свобод в Польше. Вплоть до того, что людей не пускали в определенные учреждения без масок и так далее. Закончилась одна беда — приехала другая. Когда началась ситуация в Украине — в первых числах марта текущего года сюда начали «наезжать» граждане этой страны.

— Что было дальше?

— Украинцы в Польшу ехали и ехали. Проблема не в украинцах, проблема в их количестве, и, самое главное — в поведении, в том, как они себя вели в Польше. По началу, буквально в первый месяц, в марте 2022 года, поляки активно и искренне помогали украинцам. Все изменилось в апреле-мае и первой половине июня, когда поляки начали разочаровываться. И речь о ситуациях злоупотребления гостеприимством.

— Какие наиболее яркие примеры злоупотребления украинцами гостеприимством можете вспомнить?

— Я лично никаких негативных эмоций не испытываю. Для меня индифферентно, по большому счету, этот человек является гражданином Никарагуа, Украины, Польши или Беларуси, например. Абсолютно все равно. Но если человек ведет себя как «хамло» и проповедует неонацистские взгляды, то, соответственно, в моей системе координат этот человек является хамом и нацистом. То есть я так это и называю. Почему я так на это обращаю внимание, потому что впоследствии это будет важным моментом будет, когда я буду описывать ситуацию, которая со мной возникла в Польше, а в частности — административный арест на 15 суток и уголовное дело, которое на меня сейчас возбуждено. Хочу рассказать о поведении украинцев в Польше. Сначала в марте 2022 года простые люди, не власти, эти моменты стоит разделять, очень активно включились в помощь украинцам. Они принимали их у себя дома: кормили, поили, одевали, даже давали работу. Отношение поляков к украинцам было крайне доброжелательным и, я бы даже сказал, сверхтеплым. Почему? Потому что есть якобы «общий враг» и «агрессор» — Россия.

— И чем, в свою очередь, «отблагодарили» украинцы?

— А абсурд вот в чем заключается: я понимаю, бывают ситуации, когда сложно с деньгами. Но когда человек приезжает на дорогой машине и не ставит ее на заправки, а ходит и получает социальные пособия, а на эти деньги имеет наглость закупаться в дорогих, брендовых бутиках. При всем при этом, он выкладывает все эти истории в Инстаграм и прочие социальные сети, но поляки же тоже не дураки. И, кстати, тоже интересный момент. Украинцы дома все «украиномовные», а здесь, о чудо, переходят на русский язык. Как это объяснить? Скорее всего, они говорят на языке, на котором думают — русском, а дома они вынуждены изворачиваться, потому что политика государства сейчас направлена в сторону неонацизма, который уже не то, чтобы голову поднял, но уже и плечики начинает расправлять медленно, но очень даже уверенно.

— Как быстро поляки осознали, что украинцы их, мягко говоря, обдуривают?

— Исходя из всего этого в определенный момент поляки схватили некоторую «передозировку», назовем это так. Имеются в виду простые граждане. Эта помощь значительно поубавилась. Например, некоторые принимали к себе домой семью из двух-трех человек. А через месяц оказывалось, что там уже человек десять-двенадцать. Украинцам было разрешено два месяца спокойно проживать у поляков, а далее им следовало искать работу и решать вопрос с жильем, но люди жили по три-четыре месяца. Очень сильно нагло и по-хамски вело себя большинство украинцев. Не говорю все, потому что есть хорошие и адекватные ребята. Но, когда я встречаю адекватного украинца, удивляюсь. Но их адекватность — исключение, нежели правило.

— Ох, как интересно получается…

— Тут вот еще какой момент интересный по поводу украинцев и всех историй с ними связанных: на Ютуб-канале я время от времени высказываю свое скромное мнение. Так вот, в последнее время очень много новостей из разряда: «гражданин Украины избил девушку-бармена, потому что у него не было денег», «гражданин Украины напал на водителя трамвая», «гражданин Украины — сотрудник полиции, когда хозяйка пришла к нему домой — ее застрелил». Такого рода новости очень быстро пропадают, но я их фиксирую. Чтобы люди могли понимать какое «счастье» к ним приехало.

— Расскажите про ваш первый административный арест в Польше.

— Теперь про историю, которая со мной случилась в Польше. Все было среди белого дня. Представьте аналог здания главпочтамта в Минске, находится в центре Варшавы. Я, имея удостоверение журналиста, снимал в разрешенном общественном месте незапрещенные к съемке моменты. Мне сообщили, что здесь охранники хамоватые и я отправился это проверить. Абсолютно культурно и вежливо делал видеосъемку и это не понравилось директору почтовой площадки. Она вызвала наряд полиции. Они приехали и проверив мои документы сказали, что я ничего не нарушаю, ведь место общественное и запрета нет — это не стратегический объект. И все это позволило мне дальше проводить съемку. Далее была заново вызвана полиция и мне дали 1000 злотых штрафа, заковав в наручники, положив лицом в пол, за то, что я якобы отказался показывать документы, подтверждающие личность и за то, что я якобы не подчинялся законным требованиям полицейских. На сегодняшний день 1000 злотых — это чуть больше 200 долларов. В поисках справедливости я отправился в суд и попытался обжаловать это решение, но суд мне заменил штраф на 15 суток административного ареста.

— Одним арестом, как мы понимаем, не ограничилось?

— Получается, ситуация такая, здесь действительно можно прийти самому и отбыть наказание. Что случилось в моем случае: 4 октября я сел на сутки уже в Польше. Второй раз за год — первый раз был в Беларуси. Отбыл 15 суток и 19 октября освободился. Казалось бы, история закончилось, но нет. В эти 15 суток меня вызвали на допрос прямо из СИЗО, где я с удивлением узнал, что в отношении меня проводится делопроизводство. Материал проверки на основании заявлений якобы правозащитной организации, которая занимается на самом деле устранением неугодных людей. Не обязательно политических деятелей. Просто активных людей, которые в Польше так или иначе говорят правду, которая не подходит действующей власти. Меня допросили, 257 статья УК Республики Польша. В этой статье максимальное наказание до трех лет лишения свободы. И на этом пока все закончено. Дальше мне будет предъявлено обвинение по этой статье. И далее уже судебное заседание. Как именно все будет развиваться дальше — остается только призадуматься.

— Не жалеете теперь, что когда-то переехали в Польшу?

— Нет, не жалею. Это — опыт. И я знаю людей, которые куда хуже себя чувствовали, переезжая в другие более обеспеченные страны. Но, поймите меня правильно: Польша 2011, 2015 и 2017 года и сейчас, это — два разных государства. Простой пример, 9 мая этого года я пошел к памятнику советским воинам положить гвоздику. Мы увидели такую картину: здоровенная стела 30 метров, вокруг порядка 20 тысяч захоронений. А тем временем люди в масках свиней танцевали на этой стеле. И рядом было все то, что обычно бывает в Европе: девушки в окровавленных одеждах — якобы их изнасиловали русские солдаты. Куча всевозможного перформанса и море агрессии. И все это видно на моем ролике, который я выложил в интернет. Этот ролик и стал основой обвинения против меня.

— И вас вызвали на допрос, верно?

— Да, далее меня вызвали на допрос, где предъявили пять сюжетов о якобы оскорблении общественной группы такой как «граждане Украины». Ведь я имел дерзость назвать людей, проповедующих нацизм — украинскими нацистами. Я сейчас говорю абсолютно серьезно. Такого рода обвинения, мягко говоря, глупы потому что я высказал свои мысли. Ведь если люди ведут себя как идиоты, то я, естественно, не буду говорить, что они паиньки. Я действительно хочу, чтобы это дело дошло до суда и очень сильно хочу задать вопросы тем людям, которые в качестве свидетелей будут туда приглашены, в том числе — гражданам Украины.

— Как семья относится к тому, что сейчас происходит в вашей жизни? Они в курсе всего? Переживают? Поддерживают?

— Семья переживает, отслеживает ситуацию. Но тут такой момент: в Польше крайне сложно попасть в тюрьму, если ты этого не хочешь. В любом случае я этого не хотел, но очень кому-то хотелось, чтобы я туда отправился. До момента пока я свой рот не открывал в Польше, вплоть до того момента, пока я не стал выражать свои мысли и эмоции в отношении того, что сейчас происходит на Украине — всех все устраивало. Как только я начал высказывать свое мнение, на которые имею право — сразу же включилась «машина» под названием «давайте перекроем парню кислород».

— Наверняка, вы уже не раз прокручивали в голове схему ваших дальнейших действий. Как вы видите свое будущее? Как собираетесь выбираться из того круговорота событий, в который вы попали?

— У меня было время подумать, как я буду решать вопрос с уголовным делом. Не буду раскрывать все карты, а лишь скажу, что у меня есть три основных момента. Безусловно, я не буду от них прятаться, не буду от них бегать, я дождусь суда, я явлюсь на суд. И далее, будет сюрприз, возможно, даже несколько сюрпризов.

— И тем не менее, тянет ли в Беларусь?

— В Беларусь, конечно, тянет. Иначе я бы туда не ездил. Вообще у меня многие спрашивают, а почему ты еще до сих пор не получил польское гражданство. Мне это не нужно. Я этого не хочу. Ведь случись какая-либо заварушка, всегда можно сильно пострадать, будучи гражданином Польши. Например, при какой-нибудь статье о государственной измене. В том числе и сфабрикованной. А в моем случае только сфабрикованная и может быть. Говоря о защищенности в Польше, нужно очень сильно поразмыслить. Да и в целом, информацией, которой обладаю на сегодняшний день, ни в коем случае Польшу как страну для переезда не рекомендовал бы.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59