Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Страшнее, когда слепота внутри». Как не потерять себя в мире зрячих, знает Марина из Логойска

«Страшнее, когда слепота внутри». Как не потерять себя в мире зрячих, знает Марина из Логойска
Фото: Елена Таборко

В коридоре почти новой пятиэтажки, а также в стенах своей квартиры Марина Филипович ориентируется так, что человек, не знающий о ее проблемах со зрением, никогда не заподозрит неладное. Чистота, порядок, накрытый для чаепития стол – все это дело рук шустрой маленькой хозяйки. И только просьба помочь налить кипяток в чашки словно возвращает к реальности. Ты смотришь в красивые, без тени болезни глаза собеседницы и пытаешься представить себя на ее месте. Жизнь в темноте, но освещенная внутренним светом, которым Марина охотно делится с другими, научила ее всему.

Беда

Росла Марина самым обычным ребенком: гуляла во дворе, водила дружбу со всеми местными мальчишками.

– В школе я была лучшей ученицей, – вспоминает она. – Но однажды на уроке, а случилось это в 4-м классе, учительница попросила прочесть текст. Я смотрю в книгу и не могу понять, куда подевались буквы. Заголовки вижу, а мелкий шрифт будто исчез. Сразу в слезы…

Учительница жила неподалеку, пришла к родителям и рассказала о случившемся. Мама тут же усадила дочку рядом и попросила прочесть свежую газету. История, к сожалению, повторилась.

– С той поры начались долгие обследования у офтальмологов, – говорит Марина. – Врачи разводили руками: глаза абсолютно здоровы. Но острота зрения снижалась. Все встало на свои места после компьютерной томографии: опухоль в одной из частей головного мозга.

Семья была в растерянности: где взять силы, чтобы справиться с внезапно навалившейся бедой? Оставалось лишь поддерживать друг друга. И удивительно, что в этой ситуации сильнее всех оказалась сама девочка, которая верила в лучшее и постоянно твердила об этом.

– Я успокаивала маму, убеждала, что все будет хорошо. Она, глядя на меня, веселела и словно передавала этот настрой отцу. Так и боролись вместе, надеясь, что операция решит проблему, – говорит Марина.

Оперировать 10-летнюю девочку решили в столичном центре нейрохирургии.

– Побеседовали со мной, сделали наркоз, вскрыли черепную коробку и… закрыли обратно. Опухоль была в таком месте, где находился целый узел нервов и сосудов. Любая неосторожная манипуляция могла закончиться фатально. Не оставалось ничего другого, как надеяться на усмирение роста образования лучевой терапией. И тогда потянулись трудные дни в онкоцентре в Боровлянах. К счастью, в этот же период стало известно, что опухоль моя доброкачественная. Жить буду, а вот зрение вернуть не удастся. Врачи лишь советовали не напрягать глаза. Хотя, кто знает, возможно, следовало поступить иначе…

Школа

Год потребовался Марине Филипович, чтобы научиться жить в новых реалиях и понять, что образы, которые она запечатлела до своего 10-летия, останутся для нее ориентиром в дальнейшем.

– Тому, кто не видит от рождения, гораздо сложнее понимать этот мир, – замечает она. – А я всегда представляю картину по описанию. Возможно, что-то является результатом моей фантазии, но в целом понимаю, о чем идет речь. Более того, к воображению присоединились тактильные ощущения. Так что я почти вижу, представляя.

В тот год, когда родители девочки оформили для нее своеобразный академический отпуск, Марина времени не теряла. Занялась самообразованием, слушала начитываемые ей тексты, пела и даже вязала, имея ранее сформированный навык. И очень верила в свои силы.

– Мне повезло попасть на реабилитацию в Германию, где я находилась в обществе ребят с ограниченными возможностями. Там нас не считали особенными… Были созданы хорошие условия для нашей самореализации. Я настолько осмелела, что буквально по памяти безошибочно попадала по нужному адресу на закрытой территории, где мы жили. А однажды даже на велосипеде проехала, забыв о своей незрячести.

Так что в пятый класс своей родной школы в деревне Острошицы Марина пошла без страха. И до 8-го класса оставалась одной из лучших учениц.

– Возможно, здесь бы и выпускной отметила, но нужно было определяться с профессией. Я же, как ни крути, не могла конкурировать со здоровыми ребятами. А потому родители со слезами отпустили меня в Молодечно, в школу-интернат для детей с нарушениями зрения, – рассказывает о перипетиях судьбы собеседница. – Это тоже стало большим испытанием, однако я прошла отличную жизненную школу. Научилась ориентироваться в этом непростом мире, который мне так хотелось покорить. Удалось получить профессию, реализоваться в любимом хобби, создать свою семью. Четко видя эти цели, я уверенными шагами двигалась к их осуществлению. Вера в себя помогла выдержать экзамены в педуниверситет, где я выбрала дефектологию, а затем еще пять лет жить вне дома, без опеки и круглосуточной родительской поддержки.

Марина уверена, что такой непростой путь, который прошла она по своей воле, не закрывшись от мира и не позиционируя себя как жертву, дал ей очень много.

– Сколько раз я слышала слово «слепая», которое кричали мне вдогонку. Меня толкали, раздражаясь на нечаянное касание белой трости, считали обузой, когда нужно было сопровождать по просьбе преподавателей – все это были уроки жизни, помогавшие становиться самостоятельной, не зависящей от других. И даже когда мне хотели вручить свободный диплом, я уверенно заявила, что хочу распределиться в Логойский район и работать по специальности.

25 лет Марина живет почти в полной темноте. Но внутренний свет и вера освещают ее непростой жизненный путь.

Сережа

Среди знакомых Марины, а больше всего друзей у нее осталось после интерната, был Сережа. Ребята долгое время дружили, общались в одной компании. Девушка чувствовала симпатию со стороны молодого человека и откликалась на знаки внимания.

– Получилось так, что в Логойске мне выделили социальную квартиру, – говорит она. – Появился свой угол, можно было решать и семейный вопрос. Тем более что у Сергея должна была построиться квартира в Заславле. Мы все чаще говорили о женитьбе, но я постоянно напоминала, какую ответственность он пытается взять на себя, связав со мной жизнь. Но за нас все решил Лешка, который должен был появиться на свет. Так и поженились, стали молодыми родителями.

Одно дело – вдвоем, совсем другое – с малышом на руках. Чтобы справляться с ребенком, супруги переселись к родителям Марины.

– Мама помогала и физически, и материально, но Сережа, видимо, не был готов к трудностям и детскому плачу по ночам. А потому просто сбегал из дому, ночевал в моей логойской квартире или у своих родителей. Так мы постепенно отдалились. Была пара – и нет ее. Я его не осуждаю: видимо, не созрел на тот момент для семейной жизни. Хотя сегодня у него есть и жена, и дети. Но я счастлива, что так вышло, ведь у меня родился мой замечательный Лешка. И в нем весь смысл жизни.

Счастье

Свое счастье Марина буквально может потрогать руками, а то, что неосязаемо, почувствовать тонкой душой, которая так тянется к прекрасному.

– У меня есть все, чтобы жить и любить эту жизнь. Работа, которой я бесконечно дорожу, родные, за которыми я как за каменной стеной, любимый сыночек, творческое хобби, – с гордостью говорит Марина Филипович. – Много лет я пою. И делаю это не для участия в конкурсах (хотя были и они в моей жизни), а прежде всего для души. Песня наполняет мои будни музыкой. И это, видимо, в крови, ведь мой Алексей – парень музыкальный: осваивает аккордеон, занимается вокалом.

Отдельно хотелось бы сказать, что в профессии Марина тоже совершает своеобразный подвиг, когда берет под опеку самых тяжелых деток. Сегодня ее подопечная – ученица с ДЦП и рядом хронических заболеваний. Для девочки педагог, несколько раз в неделю приезжающий на занятия, словно свет в окне.

– Я ее хоть и не вижу, как и она меня, но в буквальном смысле слова чувствую. Как меняется ее настроение, когда она радуется или злится, какие манипуляции доставляют ей удовольствие… У нас свой, особый язык общения. Ну а мама с моим приездом наконец может заняться своими делами, оставив дочь педагогу. Так что и с ней мы подруги. Поэтому бросить эту семью уже не могу, – признается собеседница.

Кстати, Марина называет себя большой любительницей шопинга. Фактуры тканей, декор, дизайн украшений она безошибочно определяет на ощупь. И очень любит наряжаться. Ну а к наряду без труда сделает себе макияж.

– Я не привыкла сидеть дома. Концерты, поездки, даже походы в галерею – это без проблем. Что не могу увидеть, представлю. И это мне доставляет большую радость. Ведь иногда зрячие живут в темноте, а свет – он ведь в нашей душе, – уверена Марина.