Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Исповедь борисовчанина Константина Анардовича, участника операции «Багратион»

Исповедь борисовчанина Константина Анардовича, участника операции «Багратион»
Фото: из личного архива Константина Анардовича и открытых источников

Борисовчанину Константину Анардовичу не довелось встретить еще одну весну. За свой без малого век жизни ему было что вспомнить…

Константин Анардович в родном Борисове

Помнил Константин Александрович и довоенный Горький. Это был еще Нижний Новгород, когда в XIX столетии туда переселился прапрадед его отца Александра Павловича — Станислав, уроженец белорусского Северо-Западного края Российской империи. Помнил Великую Отечественную, службу в Советской Армии, которой отдал 32 года жизни… Но каждой весной мысли ветерана возвращались в май 1945-го, когда пришла долгожданная Победа — вместе с другими бойцами он приближал этот день. И в март 1943-го, когда вовсю кипела учеба в военно-пехотном училище, с боями передислоцировавшимся из УССР в Cуздаль.

Довоенный Горький

3 февраля прозвучали слова Военной присяги, а 23-го курсант Анардович пришил к гимнастерке положенные по реформе 1943 года новые знаки различия — погоны цвета хаки. Обшитый тканью кусочек картона был «чистым», без полосок и звездочек. Почетную службу Родине Константин Александрович начал рядовым в пехоте.

Капитан Анардович во время службы

Производство, пример братьев и лишь потом война

Путь на фронт у Константина Александровича лежал через военное производство: промышленно развитый Горький с первых месяцев войны начал давать фронту много самой разнообразной продукции. Вносил свой вклад в общее дело и коллектив радиотелеграфного завода №197 имени Ленина, в механосборочный цех которого учеником в далеком 1941-м пришел юный Костя. К декабрю 1942 года он стал слесарем 2-го разряда.

Дворовые друзья Константина

На завод молодые горьковчане пошли всем двором. Вместе работали, осваивая прессовые и сверлильные станки (предприятие выпускало корпусы для полевых аппаратов связи, без которых управление частями на войне было немыслимо). Вместе бегали в бомбоубежище… Командование гитлеровской армии стремилось сорвать промпроизводство, и уже летом-осенью 1941 года потянулись косяки бомбардировщиков, которые сбрасывали смертоносный груз на заводы. Во время одной из таких бомбежек погибла цыганка Алла, работавшая в сборочном цехе, его хорошая знакомая. На групповом снимке она осталась вечно молодой… Константин Александрович смотрел на фото и перечислял каждого из друзей поименно. Признавался, что помнил даже тембр голоса каждого…

Бомбы падали и на цеха, и на мосты через Оку, Волгу, но прожектористов, зенитчиков, вооружения и оборудования ПВО вокруг Горького со временем становилось все больше, оборона крепла. И эффективность от налетов постепенно упала до минимума.

На фронтах Великой Отечественной войны сражались 1 млн 300 тыс. белорусов и уроженцев республики.

На войну Константин пошел вслед за братьями. Старший, Александр, мужественно сражался. Освобождал от Польши Западную Беларусь и Западную Украину, бился в снегах Карелии с финнами, прошел Великую Отечественную — до самого Берлина, а затем отличился в Маньчжурии против самураев. Закончил свой боевой путь в Порт-Артуре. Среднему брату, Ивану, такого везения не выпало: призванный в 1941-м, после учебки он попал в стрелковую часть и погиб в битве под Москвой… Третий, Виктор, получил еще до войны травму глаз, но очень хотел внести свою лепту в Победу. Он упорно обращался в военкомат и все-таки добился призыва. Дежурил на тыловых постах оповещения ВНОС, высматривая в небе фашистские самолеты…

С семьей

И разве мог Константин, выходец из такой героической семьи, быть в стороне? Он тоже становится в ряды бойцов, чтобы громить ненавистного врага.

«В училище я набегался на всю жизнь вперед!»

В 20-х числах декабря 1942-го пришел черед Константина Александровича. Взяв продукты на пару суток, столовые приборы и смену одежды, он пришел на сборный пункт военкомата. Далее дорога вела в Муром, затем — в Суздаль, в училище с преподавателями, имеющими боевой опыт.

Константин Анардович хорошо помнил: молодежь ехала на запад с полной уверенностью в победе, хотя в конце 1942 года ситуация оставалась более чем сложной. Но советские граждане были настроены решительно — никакого страха или показной бравады не проявляли. Юноши ехали, чтобы получить военные умения и навыки для битвы с врагом. Ехали с таким спокойствием, будто положительный исход войны уже предрешен. Вера, что Родина выстоит, была безграничной!

Военной службе Константин Александрович отдал 32 года жизни, ушел в запас в 1974 году.

В Суздале будущих бойцов ждало новое обмундирование: нательное белье цвета хаки, короткие ботинки с обмотками (словно у японцев в фильмах про гражданскую войну), пилотки, гимнастерки. Месяцы обучения пролетели незаметно. Будущие пехотинцы тренировались по 14 часов в день! Молодые люди изучали винтовку Мосина и пистолет ТТ, револьвер и ручной пулемет системы Дягтерева. С ручными гранатами только ознакомились — метать не метали.

Выпуск

Большое внимание уделялось физической подготовке. Как признается Константин Анардович, в училище он намаршировался-набегался на всю жизнь вперед! Маскировка, окапывание — этому уделялось серьезное внимание. Кормили курсантов как следует. Масла, правда, не было, но крупы, рыбы, мяса с овощами поел вволю. Ни касок, ни «смертных» медальонов, ни обременительных, ненужных противогазов ребята не получили. Во всем остальном экипировка и вооружение не отличалось от того, чем были снабжены обычные стрелковые части Красной Армии. Вскоре им довелось сравнить все выданное с полной выкладкой фронтовиков: будущих бойцов отправили под Орел и распределили по подразделениям 518-го стрелкового полка.

Их ждало первое испытание — наступательная фаза Курской битвы лета 1943 года.

Через огонь врага и слякоть непогоды

Оказалось, что наступление под Орлом — это только разминка: курсанты шли во втором эшелоне наступающих боевых порядков. Потери от обстрелов, мин, бомбардировок все же были. Авиация и артиллерия врага наносили ощутимый урон. Поначалу курсантов командование хотело вывести в тыл, но вскоре решение поменялось. Суздальское пополнение продолжило воевать, готовясь сменить более опытные части, что шли впереди.

Командиром отделения курсанта Анардовича назначили как-то между делом. Если по существу, повышение ему ничего не дало. Константин оставался обычным бойцом, только во главе еще нескольких, таких же юных, как он, солдат… Пистолетов-пулеметов ППШ на вооружении пехоты было уже много, но Константин Александрович предпочитал винтовку — за точность и дальнобойность.

Зиму 1943-1944 годов сержант Анардович встретил в окопах на рубеже Жлобин — Быхов, не зная, что за спиной, в тылу, зреет грандиознее наступление. Летом 1944-го готовилась белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион».

В серьезных боях участие принимать к этому времени не довелось, но помаршировать пришлось изрядно: от Мценска до Бобруйска передвигались только пешком. Вот где марш-броски в училище приходились! Автотранспорт (а его, в том числе ленд-лизовского, в войсках было уже очень много) возил прежде всего части первой линии и роты автоматчиков — мобильный резерв пехотных частей.

Сражаться тогда приходилось не столько с врагом, сколько с непогодой, особенно с распутицей. Ранней весной 1944-го у Жлобина колонны солдат, среди которых шел со своим отделением сержант Анардович, долго брели, утопая по щиколотку в талом снегу и грязи. В валенках! Вскоре дороги подсохли и пехоте подвезли сапоги.

Вместо населенных пунктов — пепелища

23 июня 1944 года, встреченное Константином Александровичем в восточной Беларуси, стало важным днем. Ночью и утром грохотало так, что ни спать, ни есть спокойно было невозможно: артиллерия и авиация Красной Армии обрабатывали передний край и тылы противника. Летели тучи краснозвездных самолетов, рассыпались веером реактивные снаряды «катюш» и «андрюш»... Гул двигателей невидимой из-за деревьев бронетехники ощутимо резонировал в воздухе. Пехота радовалась такой канонаде, обилию САУ и танков, предчувствуя наступление вперед.

В боях за Беларусь 1687 человек были удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе 39 белорусов.

И вот прозвучал приказ к атаке. «Броня» с десантом прорвали фронт и двинулись к городу-крепости Бобруйску, образуя кольцо окружения вокруг десятков тысяч гитлеровцев. Курсанты-пехотинцы пошли следом. Они, по сути, создавали стенки «котла», не давая врагу вырваться из ловушки. Настал черед проявить себя — каждый из молодых бойцов шел, движимый святой ненавистью к врагу.

Моменты освобождения. 1944 год

Беларусь летом 1944 года представляла собой ужасное зрелище: вместо населенных пунктов — сплошные пепелища. В воздухе, как вспоминал Константин Александрович, стоял запах дыма и горелой человеческой плоти. Дороги были сплошь запружены разбитым и брошенным автотранспортам, техникой противника. Повозок, вооруженной техники, танков и штабных легковушек — вереницы, на трассах — множество вражеских трупов в разномастных мундирах. «То и дело приходилось переступать через них», — говорит Константин Анардович.

Довоевавшиеся арийцы

Пленные солдаты

Через неделю, в разгар операции «Багратион», сержант Анардович был ранен. Случилось это ранним утром, когда его рота шла цепью, зачищая местность от мечущихся в бобруйском «котле» врагов. Короткая вспышка, толчок, грохот — и вот он уже на носилках. На берегу Березины Константина осмотрели, перевязали. Парень с осколочным ранением бедра был направлен на санитарной машине в медпункт, который представлял собой городок из брезентовых палаток. Ни коек, ни особенного оборудования — только подстилка из сена. Оказали первую помощь, затем были сортировка и этапирование в тыл. После пребывания в госпитальном помещении отправили по Березине, Днепру в Речицу. Так он оказался во фронтовом госпитале, куда каждый день потоком доставляли раненых. Целые улицы городка отвели для размещения бойцов (жителей временно отселили).

Госпитальный пейзаж

Лечение шло быстро. Молодой организм брал свое, и к осени сержанта Анардовича перевели в команду выздоравливающих артиллеристов. В середине осени нашего героя отправили в пехотную часть. Вместе с бойцами в товарном вагоне он едет в Брест и дальше — к освобождаемой Варшаве. Прошли польскую столицу, почти полностью разрушенную, направились к окружаемой Познани. Но брать ее не довелось: Константина Анардовича и других способных молодых бойцов направили учиться. Кого куда, а его — во 2-е Казанское танковое училище.

***

После перевода из Ленинградского и Киевского военных округов с 1956 по 1961 годы Константин Александрович служил в Марьиной Горке. В 1962-м уже капитаном он перевелся в городок Печи, в учебный центр по подготовке механиков, наводчиков, командиров танков. В должности комроты хранения наш герой стоял у истоков создания современного 72-го ОУЦ в Борисове! Работал на борисовском заводе «Автогидроусилитель» и, что самое главное, вырастил с женой двоих сыновей.

Годы преподавания и службы

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!