Меню
Мядельский райисполком

Мигранты в Европе — обслуживающий персонал. Украинец про мобилизацию и жизнь в ЕС

Фото: Светлана Курейчик

Вот уже полтора месяца Андрей Шовгеня живет в Беларуси. С началом боевых действий коренной украинец полностью разочаровался в руководстве своей страны и решил обосноваться на новом месте. Два года с семьей прожил в Финляндии, но и там не нашел свое счастье. Почему украинцы больше не доверяют нынешней власти, правда ли, что жизнь в Европе совсем не похожа на красивую сказку и почему самым перспективным местом для украинской семьи оказалась Беларусь? Об этом и не только — в нашем интервью.

Украинцы стали заложниками ситуации

— Андрей, что вас подтолкнуло к переезду?

—  Практически всю жизнь мы с женой прожили в Харьковской области. Супруга работала медсестрой, я — начальником охраны агрохолдинга. С началом контрнаступления мы перебрались в Россию. Причин было несколько: во-первых, мы побоялись политического и уголовного преследования. С началом военных действий некоторые населенные пункты остались без продовольствия. Люди были полностью отрезаны от внешнего мира и жили на одной гуманитарке. Знакомые и друзья просили помощи в доставке продуктов. Мы ездили по магазинам, закупались и привозили им все необходимое.

Кроме того, мы анализировали ситуацию и имели свое мнение о происходящем. Как показала жизнь, мы не ошиблись, что уехали из Украины.

— А как украинцы в тот момент реагировали на ситуацию в стране?

— Кто-то поддерживал Украину, кто-то — Россию, кто-то не поддерживал никого. Просто замкнулся в себе и хотел, чтобы все поскорей закончилось. После контрнаступления, те люди, которые остались на территории Украины и поддерживали Россию, были вынуждены молчать. Люди боятся преследования, опасаются быть мобилизованными. Люди стали заложниками положения — они не могут ни выехать из страны, ни пожаловаться, ни открыто выступить против происходящего.Везде стоят блокпосты, раздаются повестки. Это по словам Запада и США в Украине защищается демократия. Но если посмотреть, какие законы принимались в последнее время, то до демократии на Украине очень далеко.

— А как поменялось отношение украинцев к Зеленскому?

Люди разочарованы. Зеленский обманул весь народ. Надежды на него возлагались большие. Все ждали, что он закончит конфликт на Донбассе. Он обещал, что будут проведены референдумы по земельной реформе, по вступлению в НАТО и в Евросоюз. Чем все закончилось? Ни один референдум так и не был проведен.

— Как вы считаете, какое будущее ждет Украину?

— Что хорошего может ждать страну, в которой во время войны один за другим вспыхивают коррупционные скандалы? При этом ни одного человека не посадили… Эти люди пропадают из поля зрения, а потом появляются на другой должности или где-то в Европе. Что можно ждать от страны, где президент и все приближенные к власти сейчас только обогатились? Недавно разговаривал со своим знакомым из Харькова. Он мне говорит: «Андрюха, наверно не будет такой страны как Украина. Потому что воруют не только те, кого показывают по телевизору. Причем с такой прытью, будто бы завтра отсюда уедут».

Наши врачи на голову выше европейских

— Расскажите, как вы переехали в Финляндию.

— Знакомые, которые остались в Украине, рассказали, что «доблестные» ВСУ вывезли из нашего дома абсолютно все и сами там поселились. В итоге в дом был «прилет», потому что там жили военные. Потеряв жилье, мы поняли, что нужно куда-то двигаться, зарабатывать деньги. У нас были приятели в Финляндии, и мы отправились туда. Через местный Красный Крест сняли квартиру. Платили 270 евро в месяц. Спустя год было необходимо получить постоянную прописку. Поддержка Красного Креста закончилось и оплата за жилье выросла до 570 евро и еще порядка 60 евро мы платили за коммунальные услуги. Я зарабатывал полторы тысячи евро в месяц, супруга столько же. Купи продукты (они там очень дорогие), заправь автомобиль, заплати налоги и при условии, что никто не болеет, останется порядка тысячи евро. Кстати, про автомобили. В год я платил 980 евро за страховку и еще 900 евро уходило на дорожный налог. Также каждый год машина обязательно проходит техосмотр. Иначе автомобиль снимается с учета.

Что еще вам не понравилось в Европе?

— Многое. Например, пропаганда ЛГБТ (там это уже как образ жизни), качество медицины. В Украине все радовались медицинской реформе. А к чему она привела? В сельской местности медицину уничтожили полностью. Вот примерно то же самое происходит и в Финляндии. По моему мнению, наша медсестра на голову выше финского врача. Когда обращаешься к местному доктору, он при тебе открывает интернет и читает, как диагностировать и лечить твою болезнь. Пациента отправляют от одного специалиста к другому. Он ходит по кабинетам до тех пор, пока не устанет.

У меня как-то заболела спина. Невролог из больницы в городе Рованиеми посмотрел мои снимки (еще в Украине я делал КТ) но так и не смог в них разобраться. Он дал мне заключение, выписал препараты и направил в больницу по месту жительства (город Кемиярви).  В интернете я узнал, что один препарат — обезболивающий, второй — антидепрессант. И это при позвоночной грыже… А массажист вообще мне порекомендовал накачать мышцы. Говорит, что в моем направлении было написано, что у меня всего лишь растяжение мышц… После этого я забрал документы и ушел.

Или вот история, которая произошла с нашим ребенком. Сын слег с высокой температурой и кашлем. Мы позвонили в больницу. Там нам сказали, что обращаться нужно, когда во время кашля он начнет синеть. Мы сами повезли ребенка в больницу. Врач сделал назначение: обильное теплое питье и покой… На этом все. Вот тебе и европейская медицина.

В Финляндии у нас было два знакомых доктора. Одна девушка-стоматолог из Санкт-Петербурга. К ней выстраивалась очередь из пациентов, в то время как к финским дантистам — никого. И это говорит об уровне наших медиков.

— С финским языком сложностей не было?

— Конечно, были. Я допускаю, что если ты переезжаешь в другую страну лет в 25-30, то у тебя есть возможность выучить язык, полноценно интегрироваться. У нас же этого времени не было. Как-никак, 47 лет. Даже если я выучу язык, то как пенсионер уже никому не буду нужен. Еще одна проблема — образование. Украинская власть утверждает, что наши дипломы везде котируются, но это не так. Диплом нужно подтвердить. Причем в той же Финляндии просто подготовиться и сдать экзамен нельзя. Супруге с украинским дипломом медсестры нужно было перед этим два года отучиться на курсах, которые проходят на финском языке. А без образования все работы низкооплачиваемые. Супруга работала только помощницей медсестры. Я — в клининговой компании, на заводе. Был момент, когда у нас заканчивались контракты и мы хотели уехать в Россию, но не успели из-за закрытых границ. Можно было лететь самолетом, но это значило оставить все, что мы успели нажить. А начинать все с нуля в нашем возрасте уже сложно. Поэтому мы решили ждать. Планировали уехать осенью, но так как политическая ситуация стремительно меняется, сделали это раньше.

— То есть европейские ценности вам оказались чужими?

— Чем старше человек, тем сложнее ему адаптироваться к другим ценностям, другим традициям. Первое время можно на многое закрывать глаза. Но разочарование и усталость накапливаются.

Я заметил, что у финнов нет развитого чувства взаимопомощи. У них царит индивидуализм. Например, в семье каждый платит сам за себя. Еще у местных нет такого понятия как гостеприимство. Даже чаем вас никто не угостит. А если вы приедете к родственнику и не предупредите его об этом, вас могут попросить подождать за дверью пока семья обедает или занимается своими делами.

Мигранты как обслуживающий персонал

— Почему вы выбрали Беларусь?

— Мы не готовы были оставаться жить в Европе. Даже невзирая на то, что были планы заработать на свое жилье. В Европе царит откровенная русофобия, после 2022 года в Финляндии закрыли практически все православные церкви. Вроде бы тебе все улыбаются, но стоит повернуться спиной… Могу сказать, что в Финляндии все националисты. У них даже есть негласный лозунг: «Финляндия для финнов». Там живет много мигрантов: малазийцы, тайванцы, тайцы, русские, украинцы. Из них мало кто получил финское гражданство. У всех вид на жительство — временный или постоянный. И это сильно сказывается на зарплатах. Если ты приезжий, то на хорошую работу рассчитывать не приходится: мигранты — это обслуживающий персонал.

В Беларусь мы приехали, чтобы дать сыну нормальное образование, привить правильные ценности.  Представьте, в Европе с детства внушают ребенку, что он сам решает, девочка он или мальчик.

— Что вас порадовало в Беларуси?

—  Перед тем как переехать мы много читали о Беларуси. Страна нас привлекла понятными нам традициями. Во-вторых, жилищный вопрос в Беларуси можно решить с помощью тех же кредитов или работы. На Украине это сделать было тяжело.

Для меня важно, что в Беларуси сыну очень комфортно, у него много друзей. За все то время, что мы здесь, я ни разу не слышал, чтобы его упрекнули, что он приезжий.

У нас с женой тоже самые приятные впечатления от Беларуси. Куда бы мы не обращались — везде нам помогают и с документами, и с трудоустройством. А еще в Беларуси мы с женой обвенчались. Это тоже о многом говорит.

— Расскажите о своих планах на будущее.

— Мы рассматриваем Беларусь как страну для дальнейшей жизни. В такую Украину как сейчас мы однозначно не поедем. По уровню жизни в Беларуси гораздо лучше. У вас строится жилье, дороги, качество продуктов высокое, по всей стране единая цена на топливо. На Украине такого нет. Разница по регионам колоссальная.

А по Европе мы не скучаем. Когда-то тоже казалось, что там хорошо. Но многие, кто уехал, стараются вернуться домой. Любой приезжий в Европе — это человек без гражданства. Он всегда будет мигрантом. И это будет проявляться во всем — в медицине, в трудоустройстве, в общественном мнении. Европейцы уверяют, что лояльны к приезжим, но нет. Никто тебе там ни в чем не поможет. Там каждый сам за себя.

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59