Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Закрытый, но не изолированный. Как голосуют в Логойском доме-интернате

Закрытый, но не изолированный. Как голосуют в Логойском доме-интернате
Фото: Елена Харевич

В Логойском районе в день референдума начали работу три закрытых участка для голосования. Два из них находятся в районных больницах, третий открылся в доме-интернате. Как голосуют проживающие там и что думают об изменениях в Конституцию, в репортаже МЛЫН.BY. 

На участок приезжаем прямо к его открытию. По коридору, где в очередь выстраиваются проживающие, разносятся аппетитные запахи — учреждение готовится к завтраку. И многие из тех, для кого интернат стал вторым домом, спешат проголосовать до того, как попадут в столовую. Здесь привыкли жить по расписанию и соблюдать режим. Правда, среди ранних избирателей больше всего пожилых, молодежь, как всегда, любит поспать.

Комиссия в учреждении состоит из пяти человек, сотрудников интерната, возглавляет ее заместитель директора Елена Апарович.

— В списках избирателей значится 178 человек. Одна проживающая имеет российское гражданство, поэтому в референдуме не участвует. Поскольку часть наших постояльцев по состоянию здоровья находится в корпусе для лежачих, для них отдельно организовано голосование с переносной урной. Сейчас туда отправились два члена избирательной комиссии.

По словам Елены Апарович, для подопечных любое мероприятие уже праздник, тем более, что в сегодняшней программе значится концерт. Его обещают дать воспитанники районного центра детского творчества. Так что референдум на закрытом участке, как и на самом обычном, пройдет с настроением и на позитиве.

А что думают о мероприятии сами голосующие?

Людмила Шахно сопровождает свою соседку и приятельницу Валентину Клубенкову, которая передвигается на коляске. У женщины серьезные проблемы не только с ногами, руки не слушаются тоже. А потому Людмила взяла шефство над подругой. Вот и на участок пришли вдвоем.

— Мне ее жалко, поэтому и помогаю. Каждый день курсируем то в столовую, то к медикам, то на прогулку, — рассказывает Люда. — Хотя подпись она и сама может поставить.

Валентина родом из Дзержинского района, а Люда жила на Борисовщине. В интернат привела одна дорога — болезнь. Так что беда объединила женщин, сблизив и породнив.

Александр Кострик тоже передвигается на коляске. Но так было не всегда — жизнь резко изменила железнодорожная авария.

— Я здесь всего полтора года. Жил раньше в Борисовском районе, — рассказывает о себе мужчина. — Работал на заводе, сменил несколько предприятий. А когда получил инвалидность, стал серьезной нагрузкой для своих престарелых родителей. До их смерти проживал в родительском доме, потом немного побыл у сестры. Но у нее своя жизнь, свои заботы. Не думал, что придется ехать в интернат, а вот как все получилось.

Александр опускает бюллетень в урну с полным пониманием процесса: со всеми изменениями в Конституцию ознакомился, со многими статьями согласен.

— Где бы были мы, если бы не социально ориентированная политика государства? — задает он риторический вопрос. — Хотя все изменения важные и значимые. Для нас самое главное, чтобы укреплялась экономика, тогда будут деньги и на решение социальных вопросов. И условия проживания в таких домах-интернатах будут только улучшаться. Хотя и тем, что здесь создано и как все работает, я доволен.

Зинаида Фролович на участок пришла в полном параде — белоснежная блузка с жабо, светлая юбка в складочку, на лице — макияж.  И это в 77 лет! Здесь она среди новичков — приехала в Логойск из Старых Дорог.

— Пока осваиваюсь на новом месте, – говорит она. — Хотя это не первый интернат в моей жизни. Сама я из-под Полоцка. Родных никого нет, единственный сын умер. Так что здесь моя семья, которая смотрит за мной и ухаживает.

Местные женщины удивляют своей силой духа и оптимизмом в целом. Александра Крук озвучивает свой возраст — 88 лет.

— Во время войны, когда вся наша деревня недалеко от Червеня сгорела, пропали и мои документы, так что никто точно не знает дату рождения, — делится Александра Петровна. — Старшим пришлось копать землянки, которые были и на огородах, и в лесу, где мы прятались от фашистов, которые стояли в 12 километрах от деревни. Отец был в партизанах, а мы с мамой и братом, как могли, спасались. Во время бомбежек и обстрелов через поле ползли в лес.

После войны Александра Крук трудилась швеей в районе, затем — в столице. А вот жилищный вопрос решить так и не удалось: жила вместе с родственниками в Тростенце.

— Тесно было всем, семь человек в старом доме, шумно, а у меня нервы, ноги больные, глаза подводят. Сама нашла дом-интернат и через социальную службу оформилась. Девять месяцев пролетело с тех пор — всем очень довольна. Так что на участок пришла с настроением.

Иван Шестель родом из Кореличского района, много лет прожил в Минской области.

— Болезнь заставила переселиться сюда, — говорит мужчина. — Но мы не изолированы от мира: есть телевизоры, приходят свежие газеты, которые можно почитать в библиотеке. Также перед референдумом состоялись встречи с представителями райисполкома, нам много рассказывали об изменениях в Конституцию. Было время, чтобы с ними ознакомиться. Так что я поддерживаю новшества, надеясь, что Беларусь всегда будет спокойной и благоприятной для жизни страной.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал МЛЫН.BY | Минская правда, чтобы не пропустить самые актуальные новости!