Меню

Танковое сражение под Минском лета 1944-го: как это было

танки
Фото: из фонда БГАКФФД и открытых источников. На фото: Танковые части 5-й гвардейской танковой армии Маршала П. А. Ротмистрова вступают в Борисов, лето 1944 г.

Одним из частых вопросов, какими задаются любители альтернативной военной истории, вспоминая Белорусскую стратегическую наступательную операцию «Багратион» лета 1944 года, таков: «А был ли шанс у противника отбить атаку наших четырех фронтов?».

Анализируя складывающуюся ситуацию на фронтах Великой Отечественной и всей Второй Мировой войны, количество и состав сил противоборствующих в Беларуси сторон, отвечу: отбить — нет, серьезно затормозить — возможно. Шанс застопорить наше продвижение по главной автостраде региона Орша — Минск у врага был, и он на короткое время даже начал вроде бы претворяться в жизнь… Имя ему, этому шансу — действия двух танковых дивизий вермахта, первыми переброшенных врагом в Центральную Беларусь, как раз на Минщину, для спасения положения. И, в отличие от других опоздавших на поле боя танковых и механизированных соединений вермахта и СС (подоспевших на линию огня лишь к середине июля — августу 1944-го), успевшие попасть в эпицентр боев за столицу республики до полного обвала всего германского фронта. Вспомним этот критический момент, маневренный танковые бои двух «пятерок» — 5-й гвардейской танковые армии РККА и 5-й танковой дивизии вермахта — протекавшие под Минском на рубеже июня-июля 1944 года и еще ждущие своего дотошного исследователя…

Советские танковые части с десантом на востоке Минской области, 1 июля 1944 г.

«Камни» навстречу «волне»

…Немецко-фашистская группа армий «Центр», застигнутая врасплох внезапным советским наступлением 23 июня 1944 года, была потеснена со своих позиций от Западной Двины до Припяти и стала отступать. В ход пошли резервы — немногочисленные войска второго эшелона и резерва группы армий. Главная ставка генерал-фельдмаршала Вальтера Моделя, сменившего 28 июня 1944 года на посту главы обороняющих «белорусский балкон» войск Эрнста Буша, заключалась в том, чтобы остановить советское наступление прежде всего по его главной «оси» — автостраде Орша — Минск. Застопаривание советского «катка» по имени «Багратион» хотя бы на пару недель в полосе Центральной Беларуси давало хоть призрачный, но шанс на то, что с других участков Советско-германского фронта успеют прибыть новые новые части для заделывания более чем 800-километровой белорусской «прорехи» в германском фронте… Говоря образным языком, Модель пытался кидать в сторону набегающей «волны» «камни», надеясь, что они сдержат ее, пока в тылу, на Западной  Беларуси, сформируется «волнорез» — бронетанковый кулак Германии для контратаки.

Парировать наше наступление должны были переброшенные первыми из-под Ковеля и из группы армий «Север» 5-я и 12-я танковые дивизии противника, командование которых стремилось успеть создать по реке Березине хоть сколь ни будь устойчивую оборону.

Танки Т-34-85 35-й танковой бригады полковника Ази Асланова со спешившимся десантом в Минском районе — в окрестностях современного Королев Стана, 2 июля 1944 г.

Снова Березина, снова Студенка…

…Первой к смещающемуся на запад эпицентру боев за центральную Беларусь прибыла, преодолев 125 км по железной дороге, 5-я танковая дивизия вермахта. Переправляясь по единственному не взорванному мосту в направлении Крупки — деревня Игрушки, она развертывалась слишком долго (спасибо хорошо поработавшим в этом районе партизанам Минского областного соединения!) и потеряла драгоценную фору во времени для выстраивания прочной обороны по Березине. Пока танкисты противника были на марше, 27 июня 1944-го 31-я танковая бригада 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии внезапно напала на дивизион вражеской артиллерии, спешащий изготовиться для стрельбы по приближающимся советским танкам. Наводку на их позиции опять же дали местные партизаны. В ходе внезапной атаки орудия были частью раздавлены, частью захвачены. И, как и 132 года назад, в Отечественную войну 1812 года, стратегически важная переправа через Березину у Студенки была захвачена!

Враг, не успев всеми своими силами выйти к берегу Березины, стал лихорадочно оборудовать укрепленный район по принципу «куда дошел — там и окопался», стараясь зарыть часть танков Т-V «Пантера» и Т-VI «Тигр» в землю по башни. Превратить их в ДОТы, по максимуму использовать отличную баллистику танковых 88-мм орудий и не знающую конкуренции высококачественную оптику «Карл — Цейсс» их прицелов. В последующие дни — 28-30 июня — части 29-го танкового корпуса совместно с 3-й гвардейским танковым корпусом также не теряли времени даром: перегруппировались и, предваряя свою атаку налетом штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков 1-й воздушной армии, напали на выстраивающих оборонительных рубеж противника. Расчет был верным: любой ценой навязать врагу маневренный встречный бой до того, как вражеская танковая дивизия превратится в «крепость», окопавшись на прикрывавшем Минск стратегическом направлении. Пока гвардейцы шли в бой, остальные части 5-й танковой армии в ночь с 30 июня на 1 июля 1944-го спешно переправлялись через Березину.

Танковые соединения 2-го гвардейского танкового Тацинского корпуса стягиваются на восток Беларуси для участия в «Багратионе», май 1944 г.

Зачем же германские части так цеплялись за центр страны, и почему наши полководцы старались во что бы то ни стало взять Минск? Символическое значение столицы БССР было велико, но главная цель борьбы за город была прозаичнее. Минск и его окрестности как тогда, так и сейчас, были точкой, куда, словно паутинки в центр паутины, сходились все главные дороги Синеокой. Тот, кто владеет городом, будет крепко держать в своих руках нити транспортных артерий, веером разбегающихся в Прибалтику, Украину, Польшу, на северо-запад России… А там и до ближайших земель самого рейха — Восточной Пруссии — рукой подать!

Переправа советского инженерного танка 43‑й армии через Западную Двину в районе Витебска, июнь 1944 г.

Кто держит перекресток — тот и победитель

Враг понимал значение столицы БССР и спешно стягивал с других театров военных действий войны подкрепления: Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный Штаб Красной Армии знали это — и предсказуемо торопили Маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова, командира 5-й гвардейской армии — главной пробивной силы, действующей на минском направлении — со взятием Минска. Так описывает этот момент в своей книге «Операция «Багратион». «Сталинский блицкриг» в Белоруссии» Алексей Исаев: «Из штаба фронта (3-го Белорусского. — Авт.) армию Ротмистрова отчаянно торопили с форсированием Березины. Военным советом фронта 29 июня была дана директива в адрес командования 5-й гв. армии следующего содержания: «Противник, разгромленный в предыдущих боях, пытается задержать наше продвижение остатками потрепанных соединений. Обстановка весьма благоприятствует стремительным действиям подвижных войск. Имеется полная возможность в ближайшие дни нанести окончательное поражение противнику и овладеть г. Минск». Соответственно П. А. Ротмистрову предписывалось не позднее 30 июня форсировать Березину и овладеть Минском «к исходу 2.7.44 г.». Удержание Минска для немцев на тот момент диктовалось уже не соображениями престижа, а куда более приземленными материями. Удержание Минска давало хоть какой-то шанс отходящим на запад лесами соединениям 4-й армии и разрозненным частям 3-й танковой и 9-й армий».

Преодоление водного рубежа бойцами 26‑й гвардейской танковой бригады 3‑го Белорусского фронта, юг Минской области, июнь 1944 г.

Минск советским частям нужно было взять срочно во что бы то ни стало, резко сдвинув фронт на запад и перехватить главные дороги — тогда частям трех вышеперечисленных отступающих армий неминуемо пришлось бы отступать окольными путями по лесисто-болотистой местности. То есть медленно, без обеспечения техники топливом и запчастями, личного состава — боеприпасами и едой, медикаментами, что неминуемо дестабилизировало бы и так пошатнувшееся моральное состояние солдат провиника. А необеспеченный всем необходимый и утративший боевой дух противник — уже не боец…

Единственной серьезной преградой на пути к столице БССР оставалась та самая 5-я танковая дивизия вермахта — боеспособное ядро всех держащих тут оборону вражеских войск.

Отстойник поврежденной и подбитой германской бронетехники, предназначенной для поступления в танкоремонтное депо 5-й танковой дивизии вермахта, захваченный наступающими танкистами Маршала П.А. Ротмистрова, Минская область, июль 1944 г.

…Поэтому именно здесь, на дороге Орша — Минск, 1-2 июля произошла серия встречных танковых боев с переменным успехом. Исход схватки был бы непредсказуем, если бы «трещину» в наспех выстраиваемой обороне сборной боевой группы генерала фон Заукена, куда входила 5-я танковая дивизия вермахта, не дала пехотная компонента. Пока два корпуса гвардейской армии маршала Ромистрова бились с «тиграми», «пантерами» и штурмовыми орудиями врага, поддерживающие их с флангов конно-механизированная группа Николая Осликовского и стрелки 11-й гвардейской армии форсировали Березину по обе стороны от переправы танкистов Ротмистрова. Они разгромили ослабленные полицейские формирования врага — регулярной пехоты в резерве противника попросту не было — и те оголили фланги своих товарищей-танкистов. Связанная боем вражеская дивизия, избегая угрозы окружения, стала отступать, бросать не заправленную и поврежденную технику, огрызаясь на улицах Борисова и в его окрестностях. К северо-западу от Минска части 5-й танковой дивизии, перегруппировавшись, еще раз попытались остановить 5-ю гвардейскую танковую армию, рвущуюся к Минску. 1-2 июля тут произошло новое маневренное сражение, в ходе которого обе стороны понесли тяжелые потери.

«Спасибо за удачный бой!» Боевое содружество пехоты и танкистов на поле победы, окрестности Борисова, июнь 1944 г.

Однако у врага не было подкреплений и возможностей к эвакуации подбитой техники в тыл, в то время как одна только 5-я гвардейская танковая армия расплолагала на 1 июля 307 танками (из 417 до «Багратиона»). Отчет штаба 5-й гвардейской танковой, хранящийся в Центральном архиве министерства обороны России, свидетельствует: все 23 тяжелые САУ ИСУ-152 — главный козырь по борьбе с танками протвиника — были в строю. По итогу маневренных боев под Минском двух первых напряженных дней июля 1944-го Ротистров, потеряв более полутораста танков сожженными и поврежденными, свел цифру списочного состава дивизии врага до 18 единиц! В ходе боев конца июня — начала июля 1944 года приданный ей 505-й тяжелый танковый батальон утратил все свои «тигры». Главный броневой кулак врага, которым он намеревался не допустить Красную Армию в Минск, был растрепан. Поле боя лично осмотрел Маршал Советского Союза Александр Василевский и 2 июля отправил Верховному главнокомандующему Вооруженными силами СССР Иосифу Сталину телеграмму с такими словами: «…Осмотр поля боя говорит о напряженных боях, которые пришлось выдержать танковой армии, начиная от р. Бобр и до р. Березины. Большое количество подбитых и брошенных танков противника позволяет судить о разгроме его 5-й танковой дивизии».

Маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров, командир 5-й гв. танковой армии, планирует переправу своих частей через Березину, июнь 1944 г.

Понеся чувствительные потери, 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова оставшимися примерно 180 танками и САУ продолжила движение к столице Беларуси. И вдоволь вознаградила себя за потери, врубаясь как топор в кашу в разрозненные отступающие колонны 3-й, 4-й и 9-й армий врага, бегущие гарнизоны вражеских «крепостей»-фестунгов: их после поражения и отхода остатков 5-й танковой дивизии вермахта было попросту некому прикрывать…

«Козырь из рукава» от полковника Лосика

Пока 5-я гвардейская танковая армия сходилась с противниом лоб в лоб, 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, изначально не нацеленный на Минск и действовавший в условиях более залешенной территории востока Минской области, оказался «козырем», вынутым из рукава. К утру 2 июля с огромными усилиями, строя мосты через целую серию рек, наконец переправившись по понтонам через Березину у Чернявки, части корпуса сосредоточились на вражеском берегу великой реки.

Танкисты-тацинцы в центре Минска, 3 июля 1944 г.

И оказались незамеченной вражеской авиацией, вне зоны действия обеих вражеских танковых дивизий: 5-я действовала севернее, 12-я только прибыла под Пуховичи, став ядром сборной боевой группы генерал-майора Линдига. Таким образом в обороне противника образовалось неприкрытое механизированными частями слабое место: дивизии врага, словно «кулаки» «боксера», были слишком сильно разведены в стороны. Враг попросту представить не мог, что по такой пересеченной местности могут передвигаться крупные механизированные силы советских войск. Именно поэтому тацинцы так удачно, воспользовавшись сковывающими действиями частей армии Ротмистрова, словно пружина, «выстрелили» маршем на Смолевичи, «пробив» в голову вражеского «боксера» нокаутирующий удар — прямо между его бронекулаков… И, сбивая наспех выстроенные заслоны противника, ворвались в Минск — в этом главную скрипку сыграла танковая бригада полковника Олега Лосика. 5-я танковая дивизия врага, призванная реанимировать «белорусский балкон» и удержать Минск, фактически прибыла для того, чтобы понести потери и, сама того не зная, въехать в мешок окружения у Смолевичей.

Вступление танков Красной Армии в Минск, в районе Дома Правительства, 3 июля 1944 г.

…Иная история получилась со вторым «камешком» Моделя, брошенным в «волну» по имени «Багратион» — 12-й танковой дивизией. Случайно пропустив севернее своих позиций рвущийся на Минск 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, она не помешала взятию столицы БССР и образованию «минского котла» — второй «кулак» немецкого «боксера» попросту опоздал к боям за удержание Минска. После успеха Минской операции и образования в центральной Беларуси огромной бреши Советско-германского фронта, одна дивизия уже не могла противостоять валу продолжавших наступление советских бронетанковых частей и стала отступать. Фланги боевой группы Линдига, в которую она входила, попросту некому было прикрывать! Опасаясь окружения и теряя технику, личный состав, избиваемая маневренными частями преследователей, партизанами и авиацией, она постепенно истреблялась стремительно наступающими Белорусскими фронтами.

Разбитая немецкая техника на улицах освобожденного Минска, июль 1944 г.

Цифры вместо послесловия

Новый серьезный отпор танковых сил врага в ходе «Багратиона» Красная Армия ощутит только в августе 1944 года: в восточной Польше — под Радзиминым и в Литве — при Биржае.

Победа в маневренном сражении бронетанковых сил под Минском июня-июля 1944 года, лишившая группу армий «Центр» ее бронированного кулака, поставила точку в споре за Беларусь. Жертвенной храбрости парней в шлемофонах посвещена барельефная скульптура на «венке» Кургана Славы в Смолевичском районе Минской области: оттуда на посетителей мемориального комплекса который десяток лет «смотрит» лучший товарищ соседей, пехотинца и летчика — советский танкист.

Какие же силы противостояли советской стальной танковой армаде как главному наступательному оружию «Багратиона» в Беларуси?

На площади В. И. Ленина в освобожденном Минске, 3 июля 1944 г.
Первый тяжелый танк ИС-1, увиденный минчанами в день их освобождения как олицетворение мощи бронетанковых сил РККА, 3 июля 1944 г.

Нашим почти 6 тысячам танков и САУ всех типов нам противостояли с учетом 84 бронеединиц венгров 210 танков, 520 штурмовых орудий и 295 САУ врага разных модификаций. Итого 1025 единиц. Для отражения «Багратиона» уже в ходе операции в западную Беларусь, Литву и восточную Польшу генерал-фельдмаршалом Вальтером Моделем были спешно переброшены и пущены в ход девять танковых дивизий, вооруженных 934 танками и десятками штурмовых орудий и САУ. А также три отдельных тяжелых танковых батальона на 127 Т-VI «Тигр». 505-му батальону, разбитому в Минской области, пришло пополнение из 45 машин. Дополнением к этой технике стали восемь резервных бригад штурмовых орудий. Итого дополнительно на тщетное усмирение «Багратиона» противником было брошено 1775 танков, САУ и штурмовых орудий.

Встреча мирных жителей Минска с воинами-танкистами в день его освобождения, 3 июля 1944 г.
Сельчане востока Минской области встречают будущих освободителей столицы БССР, июль 1944 г.

Сдерживать краснозвездную лавину нужно было в центральной Беларуси, с чем 5-я и 12-я танковые дивизии вермахта вследствие ряда обстоятельств и не справились. Свой победный ход «Багратион» исчерпал только за границами республики.

Они помнят все! Ветераны Великой Отечественной войны: бывший второй секретарь Стародорожского подпольного РК ЛСМБ М.К. Лизунок, бывший командир партизанского отряда И.И. Жуковец, бывший первый секретарь Стародорожского подпольного РК ЛСМБ М.Н. Белы, бывший механик водитель танка 219-й танковой бригады 1-го механизированного Красноградского корпуса Г.К. Ападиакас, Старые дороги, Минская область, 3 июня 1974 г.
Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59