Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Вместо референдума — Украина: как менялась протестная повестка до и после 27 февраля в Беларуси

Вместо референдума — Украина: как менялась протестная повестка до и после 27 февраля в Беларуси
Фото: из архива МЛЫН.BY и открытых источников

За считанные дни до референдума вся медийная машина протеста была поставлена на военные рельсы. Это и попытки объединить эмигрантские центры в единое «правительство», и заявления в поддержку Украины, и общая цель — быстро сформировать антивоенное движение в Беларуси и России.

Чтобы выполнить эти задачи, все районные, производственные, университетские и другие мелкие протестные чаты были моментально переобуты. Буквально на полуслове там оборвали тему референдума и начали рассказывать о «российской агрессии». Что получилось в итоге?

Мы просто постоять

Обычно в досрочном голосовании принимают участие сторонники власти, а оппозиционеры голосуют в последний день. За счет этого на всех этапах «досрочки» наблюдалась очень спокойная ситуация и высокая явка.

В основной день голосования протестунам пошла команда совмещать акцию на участках с антивоенным маршем. И это была даже не попытка отдать свой голос, а просто массовое мероприятие, проверка готовности выражать несогласие. Похоже, организаторы протеста уже не знают, сколько сторонников у них в Беларуси и что они еще могут.

Чтобы это выяснить, уличный протест проходил в два этапа. На первом — велась оценка сил и средств по конкретным районам города, чтобы люди пришли, посмотрели друг на друга и поняли, как их много. А на втором — эти группы отправили в 2-3 символические точки покричать про Украину. Но массовость была настолько слабая, что в центре столицы собралось всего 250 человек, что, наверно, стало худшим результатом для оппозиции за всю историю независимости.

Для первого этапа выбрали время сбора — 14:00. И уже примерно в 14:30 под заборами школ, где находились участки, можно было наблюдать группы граждан без символики, в кучках по 3-5 человек. Как правило, на территорию участка они не заходили и не голосовали, стояли молча, дышали в маски или тихо переговаривались.

При этом для сбора специально выбрали дневное время, когда обычным людям и семьям удобнее всего голосовать. Видимо, это связано с попыткой завысить количество сторонников, записать в свой лагерь всех подряд, кто находился на участках в дневное время. В итоге по Минску мы видели группы по 20-30 человек на нескольких участках в спальных районах, которые себя никак не обозначали ни криками, ни символикой, просто стояли и смотрели друг на друга. На какую-то мощную социальную силу это вообще не было похоже, скорее, напоминало бедных родственников на свадьбе.

Теплый привет из Польши

Чтобы не было так скучно, на протяжении всей кампании шли ложные рассылки писем якобы от государственных структур. Изначально это были призывы приходить и портить бюллетени или приглашения на участки с ошибочной датой, а потом с этих же страниц валом пошла информация по Украине про «русских оккупантов».

Кроме того, в основной день голосования начали сливать домашние заготовки — например, фото коробок с бюллетенями, которые режим коварно заполняет ночью и вбрасывает. При этом было допущено море ошибок — на постановочных фотографиях не совпадали оборотные цвета бланков, язык текста и другие признаки. Как можно догадаться, бюллетени были заранее немного изменены Центризбиркомом, чтобы их нельзя было воспроизвести на обычном принтере и сфотографировать натюрморт у себя дома.

Также в Гомельской и Брестской областях были зафиксированы звонки с угрозами членам комиссий и наблюдателям. Видимо, польские центры сейчас интересуют те районы, что граничат с Украиной. Это связано уже не с выборами, а с попыткой выбить местный актив, запугать членов комиссий, чтобы те перестали поддерживать власть из-за «российской агрессии» и не проводили «преступный референдум». Все это говорит нам о правильности принятого ЦИК решения — не публиковать личные данные. Видимо, практика будет продолжена для безопасности членов комиссий и в будущем.

Кроме того, удачным ходом стало голосование в больницах и по адресам болеющих. То есть даже в условиях ковида, который мог существенно снизить явку граждан, это стало гарантией свободного волеизъявления большой группы населения.

Итог закономерен — явка по республике составила 78,61 %. И это — отличный результат!

Если завтра война

Какие выводы можно сделать из всей избирательной кампании? К сожалению, подтвердились опасения о том, что протестные телеграм-каналы координируют военные структуры НАТО. Это точно не мальчики и девочки, которые сами собой собрались в Варшаве и Вильнюсе, чтобы «рассказывать людям правду».

В условиях боевых действий эти центры абсолютно синхронно переключились на сбор информации о перемещении российской техники, занялись анализом настроений в приграничных районах и распространением военной спецпропаганды. За счет острой военной тематики, эксклюзивных фото и видео сейчас идет набор аудитории, а затем последнюю бросят на создание протестного движения в России или на экономические забастовки. Увы, все идет точно по схеме, которая обкатана в Беларуси.

Уже 27 февраля было анонсировано антивоенное протестное движение «Весна» по типу акций Навального со сбором в центре городов, как в Беларуси. А тем временем российское общество начали разваливать изнутри. Инструменты нам тоже хорошо знакомы — петиции, мнения лидеров из творческого бомонда, агрессивная травля сторонников власти, черные аватарки, чтобы показать свою массовость в соцсетях.

И здесь видна общая проблема России и Беларуси — мы в принципе плохо знаем, как управляется общественное мнение, а главное — кто управляет лидерами мнений. Эти связи неочевидны, но их надо иметь перед глазами, как карту боевых действий, если вы начинаете военную операцию. В противном случае вам в тылу тут же попытаются устроить демонстрации по типу польской «Солидарности», обвал банков, снятие денег с карт, остановку предприятий и прочие формы гражданского протеста с экономическим ущербом. Все это элементы современной войны, причем протестная инфраструктура является универсальной и может работать с территории ЕС и Украины по любой русскоязычной стране ОДКБ.

Но не все так плохо. Не стоит переоценивать интернет! Есть иллюзия, что пропаганда — это такое чудо-оружие, которое защитит от всего на свете и обеспечит гарантированную победу. Увы, это не так. Даже по кризису в Беларуси мы видели, что активность в интернете имеет свой потолок, выше которого прыгнуть невозможно.

В случае сильного медийного удара достигается временный охват нелояльных социальных групп и некоторого процента остального общества. Но дальше начинается разогрев вхолостую, агитация самих себя без количественного прироста сторонников, внутренняя агрессия и эмоции, как в секте. А затем — общий ступор и депрессия, когда победа, надутая пропагандой, вдруг ускользает из рук. Так что период истерики, слез и криков надо просто пережить, стиснув зубы, и не поддаваться на провокации, что мы и желаем российскому руководству.

Кстати, наш референдум подтвердил то же самое. Оппозиционными структурами активно велась обработка своих сторонников, но на выходе получился практически ноль. А ведь против нас работали те же самые крупные каналы, что и в 2020 году, да еще получившие немалый опыт.

Референдум и Украина

Повлияла ли на итоги референдума в Беларуси ситуация на Украине? И да, и нет. С одной стороны, на практике подтвердилось все, о чем говорил наш Президент раньше. Это и реальная военная угроза, и готовность к противостоянию с НАТО, и сложность ситуации в целом. То есть люди увидели, что ни Президент, ни государственные СМИ не бросают слов на ветер, а, значит, вырос их авторитет.

С другой стороны, общество до конца не осмыслило украинские события. Неясно, какой ценой будет завершен конфликт и как изменится расклад сил в Европе после него. Мы пока что наблюдаем даже не промежуточные итоги, а только работу НАТОвской пропагандистской машины. И, несмотря на «убедительность», все это не имеет никакого отношения к реальной картине боевых действий, которую обе стороны скрывают друг от друга и, наоборот, пытаются обмануть противника.

Поэтому понять что-либо по публикациям в соцсетях невозможно. Обычные люди не отличают ложь от правды и просто читают то, что им приятно, исходя из своих взглядов. Соответственно, бесполезно вести споры и убеждать друзей и родственников, а тем более, незнакомых вам людей в интернете —это мало на что повлияет.

И в отличие от противоречивой военной картины, на референдуме мы увидели реально высокую поддержку белорусской власти. А значит, какое бы решение не принял наш Президент по Украине, оно будет поддержано обществом, и это самое главное. Для того мы и делегируем власть — это Президент, а не мы с вами, видит полную картину боевых действий, понимает все риски, несет за них ответственность и сможет в нужный момент принять правильное решение. А все это возможно только благодаря тому, что мы сохранили свое государство в 2020 году, а не живем на развалинах «цветной революции», как наши южные соседи.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал МЛЫН.BY | Минская правда, чтобы не пропустить самые актуальные новости!