Меню
Голас Любаншчыны

Штурм рейхстага и подвиг Ивана Лысенко: история героического бойца

Лысенко
Фото: из открытых источников

 Завершаем наш разговор о штурме фашистского рейхстага и водружении Знамени Победы бойцами лейтенанта Семена Сорокина рассказом о его помощнике по разведывательному взводу 674 стрелкового полка 150-й   стрелковой Идрицко–Берлинской ордена Кутузова дивизии старшем сержанте Иване Никифоровиче Лысенко.


Из наградного листа старшего сержанта Ивана Лысенко:

 «В боях 16.04.1945 года при прорыве обороны противника с плацдарма на западном берегу реки Одер в районе Грос Нойендорфа тов. Лысенко в числе штурмовой группы первым ворвался в траншею противника, в упор расстрелял расчет немецкого крупнокалиберного пулемета и, захватив пулемет, открыл интенсивный огонь по отступающему врагу. Ломая ожесточенное сопротивление, группа вышла к каналу Фридландерштром. Используя исключительно выгодную местность, немцы пытались приостановить наше продвижение, группе было приказано переправиться через канал, захватить на западном берегу плацдарм и обеспечить переправу основных сил полка. Под ливнем свинца вплавь тов. Лысенко одним из первых достиг западного берега канала, прикрываясь гранатным огнем, стремительным броском ворвался в немецкую траншею.

Немецкий офицер — командир зенитного орудия, действующего по прямой наводке, дважды почти в упор стрелял в тов. Лысенко из пистолета, но не дано было умереть герою. Подмоченный автомат тов. Лысенко отказал, в какое-то мгновение он прикладом разбил голову немецкому офицеру. В стане врага поднялась паника. Момент был использован. Через канал переправились еще несколько наших групп.

30 апреля 1945 года в 14 часов тов. Лысенко первым ворвался в здание рейхстага, гранатным огнем истребил более 20 немецких солдат, достиг второго этажа и водрузил Знамя Победы.

За проявленное геройство и мужество в бою достоин присвоения звания Герой Советского Союза».

 Испытаний, выпавших на долю Ивана Лысенко, хватило бы и на десятерых

 Иван родился в селе Кузнецы Брянской области в крестьянской семье, и уже после окончания четырех классов начальной школы вынужден был работать в местном колхозе. Вот как сам он говорил:

 «В возрасте двенадцати лет я пошел работать в колхоз. Много нас тогда детей работало на колхозных полях. Школы побросали — не до того было. Об играх да забавах даже и не думали. Какие игры! Есть нечего…

Я и пахал, и боронил, и сено возил, и торф заготавливал — много всякой работы делал. 

С продуктами в то время было очень плохо. Порой «сидели» на одной мороженой картошке да соленых огурцах. А иногда и этого не было… Правда, от голода в нашем селе никто не умер. Хоть и плохи дела были, но соседи друг друга не бросали: те, кто побогаче, приносили еду совсем бедным. Выживали, как могли.

В селе Кузнецы до войны было около ста дворов. И в каждой семье самое малое — пять детей. За редким исключением меньше. Иногда, бывало, нарвешь в поле колосков, обожжешь «усы» на костре и ешь. И зерно это вкусное было, спелое, мягкое. Вроде перекусил и сыт…»

Вот именно так, по печально известному сталинскому закону о «трех колосках», Иван Лысенко в шестнадцать лет был приговорен к десяти годам лишения свободы и отправлен на лесоповал в Соловецкие лагеря.
 

Пробыл Лысенко на Соловках около трех лет.  Благодаря амнистии срок ему сократили, впоследствии он не рассказывал об этом страшном эпизоде в своей жизни.«А если и спрашивали его про Соловки, — делилась позже дочь Екатерина Ивановна,— отец молчал в ответ и только зубами скрипел».

После освобождения Иван Никифорович вернулся в родные Кузнецы, работал, женился на односельчанке Татьяне, к августу 1941-го супруги ждали первенца.

 Но началась война, и уже на следующий день Иван Лысенко пришел в военкомат и попросился на фронт, но ему отказали. Вполне возможно, из-за «неблагонадежности».

В сентябре же 1943 года, когда фашисты были изгнаны с брянской земли, Иван Лысенко снова пришел в военкомат. Теперь его мобилизовали, но отправили…прямиком в штрафбат, как имевшего судимость и находившегося в оккупации.

Боевое крещение получил он, считай, по соседству с родным домом — на Гомельщине, при форсировании реки Сож. Тогда Лысенко несколько раз участвовал в разведке боем, чтобы захватить «языка».

«Наш штрафной батальон сразу же бросили в самое пекло. Живыми из боя выходили единицы, — вспоминал позже Иван Лысенко. — Вы спросите, что самое страшное на войне? Отвечу: могилы. Трупов было столько, что мы по ним практически шли…

Вообще-то я был сильный, здоровый. Куда приказывали, туда и шел. Был готов выполнить любое задание командования. Это ведь война: либо мы их, либо они нас. Пуль не боялся. За всю войну у меня было три ранения: сквозное в пах, в руку и в шею. Кости, позвоночник, артерии, жизненно важные органы задеты не были. Подлечившись, я возвращался в строй. А смерть… она была повсюду».

 В одном из таких боев наш штрафбатовец был ранен, и учитывая проявленную им храбрость, «кровью искупившего вину перед государством», Ивана Никифоровича Лысенко зачислили разведчиком 674-го стрелкового полка 150-й Идрицкой стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта.

 Боевые версты Ивана Лысенко до звания Героя Советского Союза


И в дальнейшем Иван Лысенко не раз отличался в разведывательных поисках и в боях. 
Так, однажды, продвигаясь впереди группы разведчиков, Лысенко обогнул небольшую высотку, и тут лицом к лицу столкнулся с большой группой немцев. Лысенко не растерялся и первым открыл огонь, дав длинную пулеметную очередь. Перебежал, залег, и вновь открыл огонь. В перестрелке вражеская пуля обожгла руку, но Лысенко, казалось, не чувствовал боли. Впереди — враги! И он все стрелял и стрелял, пока не пришли на помощь товарищи.

Или другая история. Командиру разведгруппы Ивану Лысенко было поручено провести батальон, чтобы ударить по противнику с тылу. Он дважды прошел тот путь, которым собирался вести бойцов, и они продвинулись сквозь боевые порядки немцев без потерь, а затем и успешно выполнили боевую задачу.

И за свои боевые подвиги при освобождении Прибалтийских республик Иван Лысенко был награжден медалью «За отвагу», а потом и орденом Красной Звезды. А учитывая его боевой опыт, его назначают  командиром отделения, а затем и  помощником командира разведывательного взвода. 

16 апреля 1945 года Лысенко участвовал в прорыве немецкой обороны с плацдарма на западном берегу Одера. В ходе этой операции он в числе первых ворвался во вражескую траншею и глубоко вклинился в немецкую оборону. Во главе штурмовой группы он форсировал канал Фридландерштром и, ворвавшись в расположение противника, посеял панику. Тем самым он дал возможность и время переправиться основным силам. В ожесточенном бою у Лысенко отказал автомат, и он врукопашную схватился с вооруженным немецким офицером-зенитчиком. Тот дважды стрелял в упор, но чудом промахнулся. Отважный разведчик вышел из этой схватки победителем. Мужество Лысенко на сей раз было отмечено орденом Отечественной войны 2-й степени.
 

Но главный свой подвиг Иван Никифорович Лысенко совершил во время штурма рейхстага.

Из воспоминаний участника знаменитого штурма Степана Орешко, его боевого товарища по разведвзводу: «Утром к нам, разведчикам, пришел сам комполка подполковник Плеходанов с замполитом майором Субботиным.

  «На сегодня, бойцы, назначен штурм логова, — сказал комполка. — Девяти штурмовым отрядам вменена задача водрузить над рейхстагом победные Знамена Военного совета армии. Нашему — нет, будем прикрывать знаменосцев, расчищать им путь наверх.

— Ну а если мы со своим Знаменем первыми прорвемся, — разве осудят? — спросил из строя разведчиков парторг Виктор Правоторов.

— Думаю, что нет, — ответил Плеходанов.

В тринадцать часов начался массированный артобстрел рейхстага, и после него в атаку ринулись штурмовые отряды».

   Тогда группе лейтенанта Семена Сорокина удалось пробиться к рейхстагу, выбить фашистов с первого этажа, но и на втором оказалось много гитлеровцев. Их стрельба из автоматов, взрывы гранат не прекращались ни на секунду, но все-таки разведчикам из группы Сорокина удалось вывесить на здании рейхстага красный флаг. Едва получилось сделать это, как Сорокин приказал: «Лысенко, возьми пару солдат и спустись на первый этаж, там снова хозяйничают фашисты. Ваша задача — выбить их оттуда».

И снова из воспоминаний самих разведчиков Сорокина: 

 «Нелегкая была задача для четверых солдат. Хотя всего час назад они же с боем захватили эту часть первого этажа. Но опытные разведчики тут же сориентировались: двое прямо с лестничной клетки расстреливали фашистов, а двое других пробивали себе путь гранатами.

Лысенко, как старший группы, решил проверить весь отсек первого этажа. В одной из комнат обнаружили дверь, ведущую в подвальное помещение. Насторожились, резко распахнули дверь, и при свете свечей увидели нескольких испуганных немецких офицеров. После команды Лысенко «Руки вверх!» они мгновенно подчинились советским солдатам. Пленниками оказались два фашистских генерала с адъютантами. Их надо было срочно доставить к командованию. Но как это сделать? Кругом стреляют, рвутся гранаты…

Под конвоем, где короткими перебежками, а где и по-пластунски, пленные были доставлены в штаб полка. Выслушав короткий доклад Лысенко, командир полка Плеходанов и его заместитель по политической части Субботин тут же связались с командиром дивизии Шатиловым, который приказал немедленно доставить пленных к нему. Комдив поблагодарил Лысенко и его товарищей: «Молодцы! Два подвига в одном бою — прорвались в рейхстаг и пленили двух генералов!».

Так Иван Никифорович Лысенко отличился вновь, и вскоре об этом прозвучало в сообщении Совинформбюро.

 А Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество» старший сержант Иван  Никифорович Лысенко был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

 Послесловие                       

После демобилизации Иван Никифорович Лысенко еще 45 лет добросовестно трудился на малой родине: был и бригадиром в колхозе, и председателем сельского совета, завхозом в школе, неоднократно поощрялся и награждался государственными наградами. 

Своим примером он продолжал воспитывать у подрастающего поколения уважение к традициям своего Отечества, чувство патриотизма, интерес к нашей героической истории. Ежегодно 30 апреля Иван Никифорович проводил встречи с учащимися школ, молодежью района, трудовыми коллективами и воинами частей Советской Армии. Он делился своими воспоминаниями о самых памятных сражениях, боевых друзьях, и такие встречи укрепляли живую связь времен и поколений.

Последние годы своей жизни Герой Советского Союза Иван Никифорович Лысенко проживал в поселке Красная Гора, на улице, которая еще при его жизни стала носить имя Героя.

ГУ" Березинский районный центр по обеспечению деятельности бюджетных организаций"
Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59