Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Год после гибели оперативника «Альфы» Дмитрия Федосюка

Год после гибели оперативника «Альфы» Дмитрия Федосюка
Фото: архив «Минской правды»

Решение о создании спецназа КГБ было принято после теракта на Олимпиаде в Мюнхене в 1972, когда обозначилась необходимость в контртеррористических подразделениях. Первой задачей группы «А» стала охрана Олимпиады в Москве, впоследствии группу широко применяли для освобождения заложников при захватах самолетов. Спецназ КГБ принимал участие и в штурмовых действиях — например, атаке на дворец Амина в Кабуле, а в конце 1980-х группа работала практически во всех горячих точках этнических конфликтов бывшего СССР.

В настоящий момент «Альфа» — самое закрытое подразделение с широким кругом боевых задач. В силу специфики общество мало что слышит об их работе, поэтому сообщение о гибели бойца «Альфы» при исполнении стало одним из самых мрачных событий прошлого года.

Дмитрий Федосюк не просто закрыл собой других сотрудников. Его смерть стала водоразделом для общества, который, с одной стороны, показал уродливое лицо ушедшего в подполье протеста, а с другой — обозначил моральные границы свободы слова. После хвалебной статьи о сотруднике ИТ-компании Зельцере, который открыл огонь из ружья, был заблокирован сайт издания KP.BY, а затем закрыто подразделение «Комсомольской правды» в Беларуси. Смерть Зельцера пыталась использовать и сеть протестных каналов, активно создавая образ героя и жертвы — поэтому не менее жесткой была реакция государства в медийном поле. За прошедший год установили практически всех лиц, которые выражали поддержку Зельцеру либо писали оскорбления в адрес сотрудника КГБ. Те из них, в чьих высказываниях были признаки состава статьи 130 УК РБ «разжигание розни», понесли уголовное наказание.

Дмитрий Федосюк был смертельно ранен при отработке сети «Рабочы рух», признанной экстремистской. В тот день велись обыски и проверки у участников территориального чата в районе улицы Якубовского, о чем Зельцеру стало известно, и тот попытался перенаправить оперативников к себе, сделав ложный звонок в милицию, а затем открыл огонь по оперативной группе. О связи Зельцера с какими-либо организациями не сообщалось, однако запись перестрелки с телефона его жены уже через несколько минут оказалась в экстремистских каналах.

Зельцером и супругой велась для них прямая трансляция из квартиры, то есть преступление специально совершали ПУБЛИЧНО, как совершают любые теракты — и в этом его особый политический смысл, в отличие от обычного убийства.

И хотя замысла Зельцера мы уже не узнаем, запись широко разошлась в республике, в итоге кадры показало и государственное телевидение. Тем самым, раскручивая дело Зельцера и одновременно ведя медийную зачистку, государство оперативно выявляло и ликвидировало потенциальную базу для терроризма, устанавливая «сочувствующих». Это был максимально понятный сигнал для всех протестных групп внутри общества — вы перешли красную линию, и вы за это ответите.

Как можно догадаться, съемка видео плохо сказалась на судьбе жены убийцы. Теоретически, она могла пройти по делу как свидетель, но, ведя трансляцию, стала соучастником. Определением судебной коллегии по уголовным делам Мингорсуда ее освободили от уголовной ответственности по ряду составов статьи УК 139 «Убийство» в связи с состоянием невменяемости и назначили принудительное лечение в психиатрическом стационаре. Было взыскано также 100 тысяч рублей в пользу потерпевшей — родственницы убитого — которые зачислены в пользу детского дома № 5 Минска.

Кадры с похорон Дмитрия Федосюка. Архив «Минской правды»

Влияние гибели сотрудника имело место на офицерский корпус всех силовых структур республики. Если у кого-то оставались сомнения в мотивах и характере протеста, то они получили наглядный пример, во что за год эволюционировали «мирные марши» с цветами и песнями. Многих поразила и максимально грязная, циничная реакция на смерть со стороны центров в Вильнюсе и Варшаве. Там глумились над последними минутами жизни бойца «Альфы», называли Зельцера «героем Новой Беларуси», желали такой же смерти другим сотрудникам. Тогда все это имело эффект шока, но за прошедший год в обществе сильно упал порог восприятия насилия. Смерть одного человека была трагедией, а год спустя ежедневная гибель военнослужащих России и мирных жителей ЛДНР и южных территорий СВО уже воспринимается как сухая статистика.

Кадры с похорон Дмитрия Федосюка. Архив «Минской правды»

Для Беларуси весь прошлый год стал мрачным и тяжелым уроком — те, кто не ценит мир и внутреннюю безопасность, получат в итоге и войну, и смерть, и поражение в правах, и даже ликвидацию собственного государства. Дмитрий Федосюк, как и многие другие сотрудники, имена которых мы никогда не узнаем, делал ежедневную работу, чтобы ограждать общество от внешних угроз, саморазрушения и хаоса. И годовщина его смерти — это повод еще раз подумать, что в жизни важно, а что — нет.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59