Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«От нашего дома в Мариуполе остался скелет». Непростая история украинки, переехавшей в Крупки

«От нашего дома в Мариуполе остался скелет». Непростая история украинки, переехавшей в Крупки
Фото: Алёна Дроздовская и из архива героев

Каждый день Алеся Коваль мониторит все телеграм-каналы и чаты, связанные с ее родным Мариуполем. Несмотря на то, что она уже семь лет живет в Беларуси, там остались ее родители. Они не успели выехать из города до начала спецоперации. В голове девушки одна мысль: лишь бы выжили. И только маленькие дети возвращают Алесю в реальность. Их у нее пятеро. Своей непростой историей многодетная мама поделилась с корреспондентом «Минской правды».

С Алесей встретились на детской площадке возле их дома в Крупках. Пока младшие дети играют, многодетная мама рассказывает о своей долгой дороге на историческую Родину.

— Несмотря на то, что я родилась и выросла в Мариуполе, во мне течет белорусская кровь, — с улыбкой говорит Алеся. — Мои родители родом из Беларуси: папа крупчанин, а мама случчанка. Они познакомились в Смиловичах, оба учились на ветврачей. В то время мамины родители решили переехать в Мариуполь, поближе к морю, хотели теплого климата. Мой дедушка был военным, и ему там предоставили квартиру. Это стало решающим. Соответственно, когда уже мои родители создали семью, тоже решили перебраться туда. В Советском Союзе все было проще. Уже в Мариуполе родилась я и моя сестра…

Алеся с замиранием сердца рассказывала о детстве, о своем родном городе. Признается, что сердце сжимается от боли, когда видит, что стало с Мариуполем сейчас.

— У нас большой красивый город на берегу Азовского моря в устье рек Кальмиус и Кальчик. Там живет больше 450 тысяч человек, — делится Алеся и оговаривается. — Жило… Я нашла в телеграм-канале свой дом, от него остался один скелет.

Алеся показывает фотографии в телефоне. Вокруг руины, разрушенные здания…

«В этом месяце мы платим за коммуналку, в следующем — покупаем теплые вещи, а уже потом едим»

В Беларусь Алеся приехала в феврале 2015 года. На руках у нее было двое маленьких дочерей: Валерии тогда было 5 лет, а Анне — 2 годика. Тот день, когда она схватила детей на руки и три сумки с детскими вещами, помнит до сих пор:

— Мы жили в спальном районе Мариуполя. Там были одни девятиэтажки. Утром в субботу наш район обстреляли… градом… без разбора. В нашей квартире повыбивало окна, и серьезно пострадал балкон. В городе отключили газ, свет… В квартире был жуткий холод. Стоянка возле нашего дома долго горела. Из окна я видела трупы, они просто лежали на дороге, прямо на улице. Обстановка была, мягко говоря, критическая. Мы собрали детей в охапку и побежали на улицу. Мой папа настоял, чтобы бы я с семьей и моя сестра поехали к тетке — в белорусский город Крупки.

Алеся признается, что в Крупки ехали на время, чтобы переждать. А остались навсегда.

— Нас приняла моя родная тетя, у нее большой частный дом, места всем хватило. Родители остались там, в Мариуполе. Сказали, что сложно в таком возрасте что-то менять, — вспоминает девушка. — Ждали, что через пару лет ситуация изменится, все наладится, и мы вернемся к ним. Но лучше в нашем городе не становилось, наоборот, ситуация ухудшалась. Экономика сильно подорвалась, цены были баснословные, а зарплаты низкие. Да и работу найти было сложно.

Время шло, запасы денежных средств семьи заканчивались, и нужно было что-то решать.

— Сидеть на шее у родных мы не могли, — продолжает Алеся. — Поэтому стали искать работу в Крупках. Муж устроился на пилораму… Но не на долго. Знаете, вся эта ситуация с переездом сильно на него повлияла. Он оказался слабым, не справился… Стал злоупотреблять. С работы его уволили, и ему пришлось возвращаться на Родину. Да и отношения наши, откровенное говоря, уже дали серьезную трещину. Мы развелись, и я осталась одна с маленькими детьми на руках в чужой стране. Было страшно…

Молодая мама не опустила руки, она понимала, что теперь будущее ее детей зависит только от нее. Признается, что чужая страна приняла ее как родную. Люди относились с пониманием, помогали.

— Здесь чудесные люди. Когда узнавали о моей ситуации, всячески старались помочь. Да и я сама старалась не раскисать. Поэтому взяла свой диплом ветврача и пошла в местную райветстанцию. Оказалась, эта профессия здесь в почете, и меня сразу взяли на работу. Им как раз нужен был ветврач на свинокомплекс в Хотюхово. Сначала я растерялась, ведь в Мариуполе работала на рынке в лаборатории и свиней видела только в разделанном виде. А в таком количестве, да еще и живых — никогда! — с удивлением вспоминает Алеся. — Я не побоялась. Понимала, что работа хорошая, и мне просто нужно приложить усилия. Тем более, мне предложили хорошую зарплату. Согласилась. Детей взяли в детский сад, все пошло своим чередом.

Родители Алеси за это время отремонтировали ее квартиру в Мариуполе. Звали обратно. И у молодой мамы стали закрадываться мысли о возвращении домой.

— Да, думала. Тянуло на Родину, — признается Алеся. — Но в один из вечеров мы с сестрой все трезво взвесили. И знаете, решающим фактором стала… зарплата. Я одна растила детей, и моей зарплаты хватало, чтобы заплатить за коммуналку, купить продукты, еще и на вещи оставалось. И денег хватало до следующей зарплаты. Меня это удивляло. О таком в Мариуполе я даже мечтать не могла. Там было так: в этом месяце мы платим за коммуналку, в следующем покупаем теплые вещи, а уже потом едим. Это шутка, конечно, но в ней есть доля правды. В Беларуси экономика стабильная. Поэтому мы с сестрой решили остаться жить здесь. Она, к слову, устроилась на работу лаборантом в школу.

Спустя время Алеся познакомилась со своим вторым мужем. Он крупанин и работает на ООО «Амкодор-Можа». Вместе стали снимать квартиру. Появился общий ребенок — сынишка Богдан, а потом еще двое — Антон и Тимофей.

— С появлением Богдана и Антона мы стали на очередь на строительство жилья. И в течение года уже въехали в новую «трешку». Это для меня тоже было удивительно. Для сравнения: мои родители стали на очередь в Мариуполе, когда только туда переехали. Но очередь до них так и не дошла. Хотя растили двоих детей. А мы не успели попасть в списки нуждающихся, как нам сразу предложили строиться. Квартиру построили с господдержкой, использовали материнский капитал.

«Снег топили, чтобы перловку сварить»

Сейчас стабильную и спокойную жизнь семьи Алеси в Беларуси нарушила война в Мариуполе. Каждый раз, когда звонят ее родители сердце девушки разрывается от боли.

— С родителями изредка созваниваемся. Ситуация у них ужасная. Города уже нет, дом родительский разрушен. Из Мариуполя они выезжали под обстрелы, — на глазах Алеси появились слезы. — Сейчас живут у знакомых. Первое время мы не могли до них дозвониться, две недели связи не было. Я думала, что с ума сойду от всяких нехороших мыслей. Время будто остановилось. Я не понимала, что происходит. И только дети «переключали». Потом родители вышли на связь. Выехать к нам не могут — отца не выпускают, ему 58 лет, а мобилизация до 60. Из их коротких рассказов я поняла, что там уже не разобрать, кто стреляет, то ли свои, то ли чужие. Да они и не хотят это понимать, они хотят одного — мира!

Алеся говорит, что запас продуктов у родителей уже на исходе. Гуманитарную помощь привозят российские военные — это крупы, тушенка, но главное — вода.

— Самое сложное быть без воды. А у них она не всегда. Родители говорили — снег топили, чтобы перловку сварить. И это еще не все они нам рассказывают. Страшно представить, что они пережили. Но главное, что живые! — считает девушка.

И самое обидное, что Алеси уже удалось убедить родителей переехать жить в Беларусь. Но они не успели, не хватило буквально пару месяцев.

— Я понимаю, что сложно начинать жизнь в другой стране, когда тебе почти 60 лет. Мне то и в 30 было сложно, — рассуждает Алеся. — Говорю родителям, ваши дети и внуки тут. Что вас там держит кроме дома, переезжайте! Да и мне помощь мамы была бы кстати. В итоге они согласились. Мама уже на пенсии, а папа собирался в этом году. Хотел выйти и сразу переехать. Но не успели… Мы видели, что обстановка там накаляется, становится ненормальной. Но родители подумали, что будет как в 2015 году, пошумят, постреляют и все… А сейчас смотришь на скелеты когда-то жилых домов… И не верится, что это был твой дом, твоя улица… Это очень страшно… Порой кажется, что это просто сон, сейчас зазвонит будильник и я проснусь…

… И только радостный смех Антона от катания на качелях возвращает Алесю в реальность. Мальчишки не понимают, почему у мамы появляются слезы на глазах и ждут одного: когда мама поговорит с тетей-журналистом, и они, наконец-то, пойдут в магазин за сладостями…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!