Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Беларусь и контуры мировой ядерной войны. На что готово НАТО в борьбе за гегемонию

Беларусь и контуры мировой ядерной войны. На что готово НАТО в борьбе за гегемонию
Фото: из открытых источников

До появления ядерного оружия войны в Европе начинались с интервалом около двадцати лет (срок, необходимый, чтобы выросло поколение, годное к строевой службе), и с каждым разом были все более разрушительными. Только страх перед ядерным оружием остановил в начале 1960-х Карибский кризис и новую мировую войну между крупными блоками. А по мере того было увеличено общее число боеголовок и улучшены средства доставки, масштабная война между странами «первого» и «второго» мира стала невозможной.

Как просчитывали «превентивный удар» по Беларуси

С 1960-х годов ареной вооруженных конфликтов становятся страны третьего мира, или, как их презрительно называют на Западе, «банановые республики». Однако с развалом Варшавского договора Россия сохранила гарантии ядерной безопасности только для себя и стран ОДКБ, существенно сузив ядерный зонтик. Это вылилось в череду затяжных конфликтов в Европе, типа югославских войн, где НАТО свободно применяло обычные вооружения.

В итоге оказалось, что любая страна с конвенциональным вооружением, которая не находится под защитой российских ПРО, становится практически беззащитной против агрессии НАТО. Асимметрично ответить она не может, а западный блок имеет превосходство по всем типам обычных вооружений. Поэтому ни Ирак, ни Ливия, ни Сирия ничего не могли в одиночку противопоставить натовцам, которые стали наглеть и воевали уже напрямую, а не через марионеточные режимы, как ранее в холодную войну.

Тем не менее теоретический вариант применения ядерного оружия в Европе по-прежнему сохранялся. В 2016 году сотрудники команды нацбезопасности Обамы в игровой форме симулировали ситуацию, когда Россия нападает на одну из стран Прибалтики, применяет тактическое ядерное оружие малой мощности и начинает так называемый ядерный шантаж, чтобы принудить НАТО к невмешательству. Перед американскими специалистами стояла задача просчитать возможный ответ на такую ситуацию.

В Европе и Турции находится около 200 ядерных бомб типа В-61 общей мощностью 18 мегатонн.
Они размещены в подземных хранилищах шести авиабаз: Бюхель (Германия) – более 20
штук, Авиано и Геди (Италия) – 70–110 штук, Кляйне Брогель (Бельгия) – 10–20 штук, Волкель
(Нидерланды) – 10–20 штук и Инджирлик (Турция) – 50–90 штук. ФОТО С САЙТА: HTTPS://MTDATA.RU

Группа сотрудников тогда пришла к выводу, что у Штатов не остается выбора, кроме как нанести ответный удар, потому что иначе само существование НАТО окажется под вопросом. Однако далее нужно было определиться с выбором цели. Нанесение ядерного удара по российским войскам на территории условной Прибалтики ставило под угрозу местное население и было невыгодно альянсу с точки зрения его якобы «оборонных» функций, а по целям внутри России — провоцировало глобальный конфликт и ответный массированный удар. В итоге авторы сценария не придумали ничего лучше, чем нанести ядерный удар по Беларуси — стране, которая не участвовала в гипотетическом конфликте, но при этом являлась союзником России. Причем все это происходило на волне улучшения отношений с Западом, когда американские делегации приезжали в Минск, убеждали в ценности нейтрального статуса и необходимости дистанцироваться от России.

Для руководства Беларуси это был первый звонок: необходимо создать такую ситуацию, когда какой-либо удар по нашей территории гарантированно и быстро приведет к ответному удару по центрам принятия решений западных государств.  

На тот момент уже была разработана система «Полонез», которая позволяет поражать столицы государств-соседей, а сегодня к ней добавятся комплексы «Искандер-М», то есть не экспортный, а внутренний российский вариант, который может нести в том числе ядерный заряд и доставлять его на расстояние от 500 до 2500 км, а также возможности многоцелевой авиации — Су-35. Ранее Президент Беларуси говорил и о расконсервировании площадок и гаражей для наземных комплексов «Тополь», то есть для российских баллистических ракет, однако их нецелесообразно базировать в Беларуси из-за близости к границам НАТО. Ранее такие машины, как и ракеты шахтного базирования, стояли в БССР, поскольку линия соприкосновения проходила гораздо дальше в Европе. Сегодня короткое подлетное время делает эти стратегические системы практически бесполезными в Беларуси.

Механизм новой мировой войны

Все перечисленные меры приняты с учетом того, что сегодня НАТО моделирует уже другой вариант — как должен Запад отреагировать в случае применения тактического ядерного оружия на территории Украины. Эта тема сейчас активно обсуждается в западных СМИ, ведь чем дольше продолжается спецоперация, тем выше риск атаки натовских каналов снабжения Украины.

Владимир Путин уже приводил силы ядерного сдерживания в особый режим боевого дежурства, когда министр иностранных дел Великобритании вдруг заявила о готовности НАТО принять участие в конфликте на Украине. Как видим, это дало временный эффект, горячие головы в НАТО несколько успокоились, но с этого момента началась разработка ядерной стратегии на случай применения ядерного оружия уже на Украине, а не в Прибалтике.

Пока натовцы предполагают, что российский удар не будет нанесен баллистическими ракетами большой дальности, расположенными на земле и на подводных лодках. Скорее, для тактических зарядов будут использованы ракеты малой и средней дальности, которые невозможно перехватить, например, тот же «Искандер-М». И далее Штатам потребуется некая реакция на действия России.

Та концепция, которую сегодня использует Североатлантический альянс, называется «горизонтальная эскалация» — то есть их ответ не будет однозначно ядерным, а с применением разных типов современного вооружения: космического, кибернетического, конвенционального или ядерного. Например, они могут попробовать вывести из строя командные центры российских стратегических сил в результате массированной кибератаки, но при этом не наносить ракетный удар. Пока этот вариант развития событий считается у них основным.

Надо заметить, что несмотря на истерику в прессе, администрация Байдена пока никак не высказалась о том, какие меры будут приняты в случае применения Россией ядерного оружия. И это достаточно здравый шаг: сам факт таких заявлений сильно увеличивает риск ядерного конфликта.

Байден

В РФ, в свою очередь, тоже дали понять, что целью номер один будет не Украина и даже не США, а Лондон. Собственно, это многое говорит о том, кто провоцирует реальную горячую войну с Россией. Очевидно, несмотря на все сложности, с американцами пока сохраняются неформальные контакты и некие договоренности о неприменении ядерного оружия. А вот для Британии вариант использования тактического ядерного оружия в Европе является вполне допустимым, так как он может спровоцировать вооруженный конфликт России со странами НАТО на востоке, без вовлечения западной части НАТО.

Сейчас мы видим, что в перспективе трех-пяти лет готовится новый блок, так называемое «Междуморье», в составе  Прибалтики, Польши, Румынии, Болгарии. Их руками Британия планирует устроить управляемый конфликт с Россией, не подставляя себя под российские ракеты, и одновременно поставить США перед необходимостью участия в таком конфликте. Собственно, в НАТО никого не берут просто так — его восточный фланг и был создан как буфер для возможных боевых действий, чтобы старая Европа не пострадала.

Задолго до нынешних событий Беларусь уже рассматривали как цель для превентивного удара на случай военной активности России в Европе.

Но главный вопрос — почему Запад так цинично рассматривает саму возможность применения ядерного оружия?

Дело в том, что, по натовским расчетам, при самом худшем варианте от ядерной войны погибнет порядка 600 млн человек, то есть далеко не все 7 миллиардов. Термоядерных боеприпасов не так много, и их потратят прежде всего на уничтожение средств ответного удара, например, ракет шахтного базирования. Основной же массе населения «демократию» будут доставлять обычными атомными версиями боеприпаса.

При этом главным фактором поражения станет не радиация, как в кино, а ударная волна в крупной городской застройке. В зоне ударной волны воздух на время превращается в алмаз, стены за счет перепада давления — в крошку, а все остальное — в кашу. Также ударная волна вбирает в себя все ранее подожженное при вспышке боеприпаса и образует огненный вал с температурами, где металл не просто плавится, а горит, как бумага.

Все это страшно, но, с точки зрения НАТО, отнюдь не смертельно для человечества и не означает апокалипсис. Наоборот, это некая «приемлемая» цена, которую можно заплатить за неограниченное мировое господство. И если военные НАТО мыслят более трезво и публично высказываются против ядерной эскалации, то для политиков и элиты, которые живут в постоянном психозе, такой вариант решения «русской проблемы» вполне приемлем.

Что Беларуси остается делать в ситуации мировой шизофрении? Только восстанавливать ядерный статус в рамках Союзного государства. Никаких других рецептов здесь нет, и острую фазу кризиса надо переждать в полной готовности.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59