Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Немцы вымещали злобу на мирных людях – как Смолевичи пережили фашистскую оккупацию

Немцы вымещали злобу на мирных людях – как Смолевичи пережили фашистскую оккупацию
Фото: Анна Галковская, из открытых источников

В центре Смолевичей, по улице Комсомольской, обращают на себя внимание старые деревянные дома на высоком фундаменте. Они помнят еще довоенное время. Принадлежали они евреям-ремесленникам, и много лет назад войдя в такой дом в полуподвальном помещении можно  было обнаружить мастерские.

«Но не только евреи занимались ремесленничеством. В Смолевичах, которые из-за многочисленных болот, были обособлены, все так делали. На улице Песчаной, рядом с автостанцией, находилась смолокурня. В том месте люди на своих огородах до сих пор находят смолу. Еще мои родители рассказывали, как ее грузили на подводы, перевозили на поезда и отправляли на экспорт. Мой дедушка плел ювелирной работы корзины из орешника, которые очень хорошо продавались на местном рынке. Кстати, дорога на рынок была очень плохой, после дождей было не проехать, а потому  каждый кто ехал торговать, должен был привезти камень внушительных размеров, а иначе могли и не пустить. Так мостили дорогу… А еще у нас едва ли не  в каждой семье были свои травники”, –  вспоминает жительница Смолевич Ирина Каминская.

Ирина Николаевна  –  коренная смолевичанка, сейчас работает в Территориальном центре социального обслуживания населения и организует самые разные занятия для пожилых людей: образовательные беседы, рукодельные мастер-классы, кинолектории и многое другое. Ирина Каминская очень предана Смолевичам, и ее с уверенностью можно назвать «апантаным» краеведом. Но недаром, будучи студенткой тогда еще Института культуры, она  писала дипломную работу, посвященную местным траициям и обычаям. Ирина Николаевна цитирует низусть ученых, поэтов, известных актеров. Слушать ее – одно удовольствие. И все же особое место в этих рассказах занимают воспоминания, переданные ее родителями, детсво которых пришлось на военные годы

«Папа, у них есть хвосты и рога?»

«Мой папа Николай Каминский родился в деревне Заболотье. Обычный деревенский мальчик, который в свои 6-7 лет  никуда не выезжал, не понимл, кто такие немцы. Когда стало известно  о нападении Германии, он все спрашивал моего дедушку, который прошел Финскую войну: «Папа, кто они такие? Может у них хвосты или рога есть?» А когда увидели их, приближавшихся к деревне на мотоциклах , очень удивился и сказал: “Оказывается, они просто люди, только говорят по-другому». А потом спросил: «Папа, они нас не убьют?» Дедушка Сергей Герасимович заверил, что нет…

Немцы расселились по деревне, квартировали и в доме деда. Стали наводить свои порядки, выбрали полицию, надо было избрать и старосту. Дедушку в деревне очень уважали, обращались за советом, а потому выбор пал на его кандидатуру. Но от отказался, сказал: «Какой же из меня староста? Ведь у меня оба сына воюют»… Несговорчивого деда подвесили за ноги, и так он провисел довольно долго, но так и не согласился…

Тот год выдался особеннно урожайным и жарким. Густо колосилась золотая рожь под ярко-синим небом, но в воздухе, словно встревоженная птица, витала беда. В один из таких погожих дней, это был какой-то большой религиозный праздник, раздалась автоматная очередь… Упал в золотую рожь молодой парень, котрому не было и 18. Это был мой дядя Василий. Ему до призыва в армию не хватило несколько месяцев, его не мобилизовали, и он стал партизанским связным. Немцы его застали, когда он возвращася с задания.  Погибли на фронте и старшие братья Александр и Сергей…

Папа вспоминал, что Заболотская церковь во время оккупации не закрывалась, продолжалась и учеба в школе. Правда, в классе висел портрет Гитлера, который мальчишки регулярно снимали, по ночам делая подкопы к школе.

Отец рассказывал о немцах разное. Очень врезался ему в память немецкий врач, который однажды вылечил его и тайно помогал многим местным. Говорили, что спасал и партизан. Правда, каждый раз просил не выдавать его: «Не говори, матко, меня расстреляют».

Мальчишки есть мальчишки – шустрые, смекалистые. В войну они быстро повзрослели… К детям поначалу относились не так настороженно, как к концу войны, поэтому они могли передавать ценную информацию партизанам. Девочек отправляли на задания, вплетая донесения в косы…

Еще папа помнил, что леса минировали, но люди все равно туда шли –набрать малины. Много детей тогда подорвалось… Но за малиной шли. Это была хорошая валюта. Женщины несли ягоды на железнодорожную станцию, где у пассажиров эшелонов можно было их выменять на хлеб и соль, которая тогда была в дефиците. Папа говорил, что погибало так много людей, что в лесу росли грибы, напитанные кровью.

Немцев ненавидели. Если партизаны помешали их операциям, они зверствовали. Когда возвращались со своих акций, люди тихонько сидели по своим углам. Ходили они холеные. Офицеры – даже в жару – в начищенных сапогах и перчатках. А еще местных удивляло, как в таких количествах можно употреблять яйца и молоко…А сами люди не доедали. У папы от этого на голове была такая корка, что люди говорили, никогда волос не будет. Но после войны все нормализовалось, и шевелюра у него была на зависть.

Папа помнил диверсию в Орешниках, где жила очень красивая девушка. Она, настоящая красавица с длинной косой, приглянулась немецкому офицеру. Они часто прогуливались вдвоем на лошадях. Этой девушкой восхищались все мальчишки. Но вот однажды нашли ее мертвой, и по приказу этого офицера немцы развернули в Орешниках карательную операцию. Заставили людей вырыть яму, выстроили их на краю и расстреляли. Среди них были наши близкие родственники, и дедушка с папой и несколькими односельчанами пробрались к могиле. Говорили, там земля ещё дышала… Но когда откопали, никого уже спасти не удалось»…

«Детям давали белену, чтобы спали»

«В Смолевичах до войны проживало довольно много евреев, и многие смолевичане говорили на иврите, –  рассказывает Ирина Каминская. –  В сентябре 1941 года немцы приказали евреям взять вещи и двигаться в район деревни Апуток. Говорили, что оттуда их перевезут в Смиловичи. Люди с чемоданами, держа за руки детей, покорно шли в указанном направлении. Они двигались шеренгами по 5-6 человек. По воспоминаниям местных, их было так много, что вся эта большая колонна пересекала железную дорогу с утра до обеда. Людей привели на гору, недалеко от современного Черницкого водохранилища. Там уже была заранее приготовлена яма. Им приказали раздеться и стали расстреливать».

Бабушка Ирины Каминской, Мария Ивановна Грак, прислуживала у зажиточных евреев, помогала смотреть детей. Ее сестра Шура, партизанская связная, узнав о готовящейся операции, ночью успела предупредить людей, и около 30 семей ушли в болота. А там как в пустыне: ночью лютый холод, а днем жарко, и чтобы дети не выдали всех плачем, им готовили белену, чтобы они постоянно находились в сонном состоянии.

В 1943 году немцы вскрыли место захоронения и сожгли трупы. После войны те, кому удалось спастись, захоронили прах на кладбище у деревни Рябый Слуп,  а непосредственно на месте трагедии сейчас стоит памятник. Сюда по еврейской традиции  приносят небольшие камни. А в дни памятных дат  –  венки и цветы.

В книге «Память» говорится, что за годы войны в Смолевичском районе погибли 6800 жителей. В августе 1942 года в ходе операции «Болотная лихорадка-Троенфельд II», направленной против партизанских бригад «Разгром», «За Советскую Беларусь» и «Имени Щорса», каратели истребили 136 мирных жителей, разграбили 7 деревень, 1600 жителей Смолевичского и частично Червеньского и Борисовского районов были отправлены на принудительные работы в Смолевичский спецлагерь. В марте 1943 года немцы проводили операцию «Дирлевангер». Ее осуществлял в Смолевичском и Логойском районах особый батальон СС под командованием оберштурмбанфюрера СС Дирлевангера с подчинявшейся ему командой СД под руководством гауптштурмфюрера СС Вильке и командой радиосвязи «Пайгот». Операция охватили деревни Хометичи, Ляды, Дубровку, Прилепы. Последняя была сожжена, 29 жителей расстреляны. А 22 марта батальон Дирлевангера сжег Хатынь…

3337 жителей  Смолевичского района погибли в ходе операции «Манылы» в апреле того же года». С 9 по 12 сентября гитлеровцы сожгли деревни Юрьево, Прудище, Сутоки, такая же судьба настигла населенные пункты Антополье, Бабин Лес, Остров, Заречье, Мглё, Росошное и другие.

Самой масштабной карательной акцией стала операция «Баклан», которая проводилась в июне 1944 года и охватывала территорию 14 районов Беларуси. Немцы планировали оттеснить партизан к северу от озера Палик и уничтожить. Руководил операцией группенфюрер войск СС генерал-лейтенант полиции Готберг. В район спецоперации были стянуты 4 боевые и 3 заградительные группы. В состав 30 танковой и 4-й полевой армий в полном составе вошли 201-я и 286-я охранные дивизии, 5 полицейских полков, 50-й полк бригады Русской освободительной армии, 1 гренадерский и 3 отдельных охранных полка, 7 отдельных полицейских и полевых батальонов, многочисленные артиллерийские и специальные подразделения. Спустя две недели боев немцам, которые во много раз превосходили своей силой партизан, удалось оттеснить их в район паликских болот. Однако к середине июня 20 партизанских бригад вырвались из окружения. Отряды, которые не прорвались, удерживали позиции на болотных островах Палика. В критические моменты им помогали советские бомбардировщики. 23 июня туда прорвалась 35-я танковая бригада советских войск. Немцы остановили операцию «Баклан» и стали выводить свои соединения…

«Мы были коммунисты, но были с Богом»

«Мой папа говорил, что Победа была действительно со слезами на глазах, –  говорит Ирина Каминская. – Ведь только его родное Заболотье за годы войны потеряло половину своих жителей. У моего папы погибли трое братьев… Через Смолевичи проходили все войны, которые затрагивали территорию современной Беларуси. Коренные жители знали и иврит и французский, и немецкий. Это не было что-то выдающееся. Это была  бытовая необходимость. Смолевичане – народ трудолюбивый, терпеливый и очень стойкий. Насколько я знаю коренных людей, они все очень  душевные, и эти качества передаются из поколения в поколение – такой особый ген памяти».

В самом центре Смолевичей увековечены имена 6 героев Советского Союза – уроженцев города и окрестностей: Антона Алехновича, Петра Куприянова, Николая Потаповича, Виктора Тумара, Василия Зыля и Евставия Слонского.  

На здании третьей школы и сейчас висит красная табличка «Пионерская дружина имени Юрия Кошеля» – пионера-героя, посмертно награжденного орденом Красного знамени.

Смолевичские школьники знают, где в городе находятся памятники погибшим во время войны. А когда спрашиваешь, как добраться в то или иное место района людей среднего возраста, они отвечают примерно так: «Это там, в районе «Разгрома» или «Там, где стояли партизаны «Дяди Коли».

«Помню, когда работала пионер-вожатой, мы поощряли детей поездкой в Стриево, где сейчас установлен мемориал партизанам бригады «Разгром».  Тогда еще были живы партизаны, и дети с удивлением слушали их рассказы. Вообще они не очень любили делиться воспоминаниями. Многие из скромности. И когда удавалось кого-то разговорить, я потом спрашивала: Как же вы выжили, как же выдержали всё это?» И мне отвечали: «Бог помог». Я удивлялась, говорила: «Вы же были коммунисты». – «Да, коммунисты, но мы были с Богом»… Ушли ветераны ,и с каждым годом все меньше тех, кто помнит свое военное детство, но эту память, которые они передали детям и внукам, – часто очень скупую, надо сохранять и передавать.   Надо поднять глыбу, пустить воздуха, чтобы у людей сохранялось воспоминание о тех страшных временах.  То, что происходит сейчас на Украине, это огромная беда. Надо отдать должное нашему Президенту, который всеми силами старается не допустить это у нас. Кто-то сейчас уезжает, но я думаю, мы должны оставаться на своей земле, которую сберегли для нас наши деды ценой собственной жизни». 

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59