Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Дальнобойщица из Молодечно: «Муж говорит, что я замужем за «Мерседесом»»

Дальнобойщица из Молодечно: «Муж говорит, что я замужем за «Мерседесом»»

Людям, которые впервые видят Татьяну Завадскую, сложно поверить, что эта хрупкая женщина работает водителем фуры. На слова удивления она обычно отвечает: «Так я же машину не на себе таскаю!».
За рулем большегруза 45-летняя молодечненка с 2006 года. В дальнобой ушла три года назад. По подсчетам Татьяны, на фуре она проехала около 1 миллиона километров и объехала 32 страны мира, пишет Kraj.by.
Во время загрузки, недалеко от Стокгольма (Швеция).
«Воровала по ночам лошадей, чтобы покататься»
Татьяна родилась в деревне Микуливщина Сморгонского района. Училась в начальной школе в своей деревне, потом в школах Лоск и Городьки на Воложинщине. Была хорошисткой, хотя сейчас искренне удивляется, как это ей удавалось: в семье было огромное хозяйство, огороды — помогала родителям.
Мечтала заняться конным спортом. Однако родители не пустили — считали это занятие опасным.
— С детства до безумия любила лошадей, — признается собеседница. — Даже в деревне иногда воровала их по ночам, чтобы покататься. Могла сесть на необъезженного коня. Ездила без седла — их просто не было. Родители ничего не могли со мной поделать, носилась, как шальная.
Подрабатывала на грузовиках разной грузоподъемности — от полутора до десяти тонн
У Татьяны юридическое образование. Однако работала в торговле, проводницей на железной дороге, недолго водителем маршрутки №4 в Молодечно.
Машины — это еще одна страсть женщины. С того момента, как получила права, была за рулем. Когда получила категорию «Е» — устроилась на подработку водителем большегруза в минскую фирму. Компания занималась продажей сельхозтехники. Ее нужно было перевозить по Беларуси, также в Россию, Польшу.
Подрабатывала на грузовиках разной длины и разной грузоподъемности, от полутора до десяти тонн. Возила стройматериалы. Потом ушла в декретный отпуск с третьим ребенком. Пробовала заниматься свадебным декором. Прошла курсы у хорошего мастера, закупила необходимые материалы. Но нужно было еще вложиться финансово.
— Как раз сыну Сашке было четыре года, когда встретила знакомого, — вспоминает собеседница. — Он удивился, что я до сих пор не в дальнобое. Стала оправдываться: маленький ребенок, не могу… «Не можешь или не хочешь?» — поставил он вопрос ребром. Разговорились, мужчина пообещал помочь устроиться. Согласилась, чтобы быстрее денег накопить и уйти в свадебный декор. А села за руль фуры — и пропала. Поняла: отсюда меня просто так не вытащишь.
Красоту природы Татьяна иногда снимает с водительского кресла.
«Маме врала, что работаю на маленькой машинке»
Удалось быстро трудоустроиться, предложили ездить на Скандинавию. Сразу этот маршрут немного испугал: зимой снег, гололед, цепи на колеса. Но решила ехать туда после комментария в отделе кадров: «Как-то не похоже, что боитесь!». Не задумываясь ответила: «Оформляйте!».
— Маме говорила, что езжу на маленькой машинке в Вильнюс, — признается шофер. — Не хотела, чтобы она волновалась. Она догадывалась, что это неправда. Однажды сказала: «Таня, что ты мне рассказываешь! Ты — и на маленькой машинке! Ты же на фуре ездишь!».
Во время рейса по Норвегии.
Пока Татьяна была в рейсах, с тремя детьми оставался муж Сергей. Дочки гордились мамой. Хвастались одноклассникам, что она работает на грузовике. Конечно, многие не верили, но женщина иногда приезжала домой на фуре, и дети это видели. Сейчас дочки, 20-летняя Юлия и 19-летняя Даша, живут в Польше.
А вот сыну не нравится работа мамы, потому что ее часто нет дома. Но он терпеливо ждет ее. Первые рейсы молодечненка иногда плакала за рулем от тоски по дому и детям. Признается, если бы сын болезненно воспринимал ее отсутствие, выбрала бы рейсы на Польшу или Россию, чтобы чаще видеться. Искала бы компромисс, но любимую работу не оставила.
«Муж ревнует к машине. Говорит, что я замужем за «Мерседесом»»
В машине у женщины всегда стоят цветы на панели. Где бы она ни ехала, старается остановиться и собрать букетик полевых цветов или веточки деревьев. Коврики в машине исключительно белого цвета.
— Моя машина — настоящая квартира на колесах, — смеется Татьяна. — Только квадратов маловато, всего пять. С собой есть все необходимое: мультиварка, блендер, плитка, миксер. В мультиварке даже хлеб пекла, готовила тортики. Обязательно вожу спортивный инвентарь, также маникюрный набор. Сидячая работа сказывается на здоровье, поэтому поддерживаю свою хорошую форму.
Не хватает в дороге только посиделок за чашкой кофе с сестрой и подругой. Приходится пить кофе онлайн. Созваниваются по видеосвязи и пьют кофе на расстоянии.
На вопросы, не ревнует ли муж к коллегам-мужчинам, Татьяна отвечает со смехом:
— К коллегам — нет, а вот к машине — да. Часто говорит, что я замужем за «Мерседесом». Да и в Европе другое отношение к дальнобойщицам: там за рулем много женщин, это в Беларуси женщина за рулем фуры — диковинка. Работу свою знаю и делаю сама, никто из мужчин не скажет, что им тяжелее, чем мне. Выстрелит, например, колесо, то и мужики друг другу помогают, тяжело самому. Я тоже могу попросить помощи, но и сама буду участвовать в ремонте, а могу позвонить на фирму — пришлют машину в подмогу.
28 июня на островах в Норвегии лежал снег, температура была около +15. Татьяна ходила по снегу босиком, говорит, что было не холодно.
«На Новый год ездила в рейс в костюме Снегурочки»
Были в работе дальнобойщицы и экстремальные случаи. Например, недалеко от Стокгольма машину начало вести влево-вправо, дорога была покрыта льдом. Надежды на то, что удастся благополучно преодолеть скользкий участок, было мало. Но чудом удалось выровнять машину.
— Запоминающейся была и дорога в Грецию. В ожидании арбузов мы простояли три дня, — вспоминает Татьяна. — Была ужасная жара, кондиционера нет, комаров туча. Наконец загрузились и поехали, дорога проходила через Болгарию, Венгрию, Румынию. На границе нас не пропустили — огромный перевес. Предложили два варианта: или заплатить 2 000 евро за перевес и ехать в сопровождении дальше, или 150 евро, но сбросить лишние арбузы. В итоге угощали водителей проезжающих фур, нашли румына, который приехал за арбузами.
В Новый год молодечненка ездила в образе Снегурочки, ее напарник — в образе Деда Мороза. Девушки, которые работали на заправке, улыбались, когда новогодние персонажи заходили попить кофе или заправить машину.
Самый долгий рейс длился пять месяцев
Средний рейс длится 50-65 дней, потом отдых дома 30-40 дней. Последний рейс занял пять месяцев.
— Из-за коронавируса и закрытых границ я согласилась ехать на такое долгое время, — признается женщина. — Хотя это оказалось тяжелым испытанием для меня. Скучала по семье, хотела домой. Больше на такой эксперимент точно не пойду.

Когда Татьяна возвращается домой, первым делом обнимает родных, старается побаловать их. Появляется непреодолимое желание создавать уют в доме: то обои переклеивает, то мебель обновляет.
— Дома хорошо, но, когда вижу проезжающую фуру, внутренний голос просится в путь, — с улыбкой говорит Татьяна. — Даже дома думаю про свою машину. За рулем разговариваю с ней, благодарю, если выручила на дороге в сложной ситуации. Когда последний раз сдавала машину после рейса, слесарь надо мной даже посмеялся: «Что, Таня, еще не успела выйти из машины, как скучаешь?» Оказывается, что уходила и все оглядывалась. Кто-то уходит из дальнобоя, кто-то приходит, но я чувствую, что это — мое призвание.
Свою профессию дальнобойщица считает престижной, всегда с гордостью говорит, кем работает. И очень расстраивается, когда некоторые коллеги ведут себя недостойно, попадают в некрасивые ситуации.