Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Николай Веремеев: суверенитет — это возможность принимать решение, быть ли в каком-либо союзе

Николай Веремеев: суверенитет — это возможность принимать решение, быть ли в каком-либо союзе

Что дает нам интеграция, изжила ли себя ООН, есть ли кому контролировать распространение ядерного оружия? Вадим Елфимов и заведующий кафедрой политологии БГЭУ Николай Веремеев обсудили насущные вопросы в эфире «Умного радио» на «Минской волне».
Что по поводу объединения?
Вопросы интеграции волнуют сознание многих жителей Беларуси. Кто-то ждет этого с нетерпением, а кто-то опасается за свою независимость и относится к вопросу скептически.
— Как ты считаешь, как политолог, тем более из экономического университета, с экономической точки зрения, какой-то прорыв в сотрудничестве наступит?
— Понимаете, делать прогнозы — вещь неблагодарная. Основы экономического сотрудничества должны были быть заложены еще несколько лет назад, поскольку экономика в рамках любого интеграционного союза — это база. Интеграция требует постепенного распространения этих интеграционных идей на все сферы, а политика — это уже как бы следующий вагон данного локомотива.
— Мы начинаем нашу интеграционную работу совершенно с других позиций, нежели ЕС. Нам нужны совершенно другие темпы, мы не можем опираться на их опыт. Сегодня мы уже подошли от единого таможенного союза с постсоветскими странами к реальной интеграции и взаимодействию с субъектами хозяйства. Давай попробуем определиться с этапами развития.

— Хоть этого делать нельзя, мы все же пытаемся опереться на опыт ЕС. И вы говорите об опыте постсоветских государств, но интеграционное объединение всегда начинает строиться с какого-то фундамента. В ЕС это была экономика, у нас тоже по сути экономика, когда мы вместе с Россией пытались сохранить какие-то связи, чтобы не рухнуть в пропасть, не потерять производства. Но вместе с этим белорусско-российская интеграция содержала и политическую основу. Через развитие интеграционных процессов мы усиливаем свой суверенитет.
— Суверенитет — это возможность на мировой арене реализовать какие-то свои идеи и цели. Если интеграция дает нам возможность реализовать эти интересы, то суверенитет разрастается. Не отказ от чего либо, а приобретение новых возможностей.
— Да, я с вами соглашусь. Суверенитет — это возможность принимать окончательное решение, возможность по своему желанию как войти, так и выйти из какого-то союза. Многие боятся, что интеграция с Россией — это угроза суверенитету Республики Беларусь.
— Они надуманны?
— Да. То есть важно понимать, что право РБ как вступать, так и отстаивать там свои интересы это и является развитием национального государственного суверенитета. Когда обсуждались подписания этих программ, президент России очень верно сказал, что экономика превыше всего. Мы вместе стараемся выстраивать макроэкономические связи. Развивать бизнес как крупный, так и мелкий. Для нас это очень важно, чтобы были устранены все барьеры для получения прибыли.

40 стран официально выразили желание развивать торгово-экономическое сотрудничество с ЕАЭС

Идеология 
— А какая идеология нас объединяет или должна объединять?
— Хороший вопрос, ведь даже отношение к этому слову неоднозначное. Самая простая идея — процветание обоих народов. В основе любого взаимодействия лежат интересы народа. Чтобы люди жили лучше. А жить лучше возможно, когда народ не враждует между собой, поддерживает друг друга, кооперируется в решении важных задач.

— Сейчас появилось новое поколение, которое мыслит более прагматически. Надо чтобы они видели выгоду в этой интеграции. Молодые они сегодня, а потом они вырастают и становятся экономически способными. Необходимо, чтобы интеграция давала им личную выгоду, тогда она будет иметь позитивный отклик в их сознании. Мне кажется, это очень важный момент. Совпадение общественных и личных интересов.
Безопасность 
— Не будем забывать и про безопасность. Недавно у нас прошли учения «Запад 2021». Они тоже обеспечивают нам эффективность наших средств защиты и безопасности. Меня интересует такой момент: вот сейчас в Нью-Йорке идет 76-я сессия генеральной ассамблеи ООН. Эта организация была создана для того, чтобы спасти все грядущие поколения человечества от войны. Вот только НАТО совершает сейчас какие-то опасные «телодвижения». И, между прочим, в генеральной ассамблее эта тема как-то не поднимается. Никто не смотрит, что позиция американцев стала слишком жесткая по отношению к определенным странам, особенно Китаю. Хотя недавно Джо Байден заявил об уходе США от политики бесконечной войны и движении к политике дипломатии. Тем не менее, они тут же создали новое тихоокеанское объединение Австралия — Великобритания — США. Они нацелены на Тихоокеанско-Азиатский регион. Как думаешь, не запутались ли сами американцы и европейцы в своей милитаристской идеологии?
— Что касается попыток выстраивания европейской системы безопасности, она уже достаточно давно встречалась в разговорах, обсуждалась. Причем явным сторонником самостоятельности от влияния США фигурировала Франция, еще со времен Шарля Де Голля. Была даже когда-то идея Западноевропейского военного союза.
Вполне возможно, что вот эти обсуждения создания единой европейской армии приведет к идеологическому кризису. Уход Великобритании из ЕС в некотором смысле спровоцировал подобные идеи. Есть вполне себе реальные позывы от многих европейских политиков, что в ближайшие 5-7 лет Европа полностью освободится от влияния США в вопросах безопасности и начнет создавать собственную линию защиты.
— А в плане прекращения войны в Афганистане? Что можно сказать по поводу влияния этой истории на ситуацию с Европейским Союзом?
— На самом деле, на мой взгляд, это оказало довольно позитивное влияние. То есть, Джо Байден поступил достаточно смело, он остановил эту войну, так как уже давно стало понятно, что ничего кроме потерь это не приносит. То есть он признался в том, что предыдущая агрессивная политика оказалась неверным ходом и это может послужить полезным примером для ЕС.
— В США не только Джо Байден так сделал. Вспомните инцидент, когда предыдущий президент США Дональд Трамп был отлучен от ядерной кнопки. Тогда накалялись отношения с Китаем. Война двух сверхдержав привела бы к полной ядерной катастрофе. Тогда начальник генерального штаба перекодировал этот ядерный ящик таким образом, чтобы Трамп не смог им воспользоваться. Более того, после этого он перезвонил в Китай и сообщил о том, что при необходимости он купирует ядерную атаку, если все же Трамп попробует запустить в сторону Китая ракеты. Эта информация всплыла совсем недавно.
— Не будем забывать, что ядерное оружие есть не только у США, России и Китая, но и у стран второго порядка. Поэтому вопрос контроля ядерного оружия очень серьезный. Поэтому я считаю, что ООН должен очень внимательно подходить к вопросу распространения ядерного оружия, это их прямая обязанность.
ООН всё?

— А не кажется ли тебе, что сегодня Организация Объединенных наций утрачивает свое первоначальное влияние и функцию контроля в этом вопросе? Например, возьмем Украину. Теоретически, там есть умные люди, способные изготовить ядерную бомбу. Кто им помешает?
— Вообще, с распадом Советского Союза многие ставят под сомнение способность ООН в том формате, в котором она существует, продолжать обеспечивать мир и безопасность. Поскольку ООН создавалась в 1945 году как структура, обеспечивающая мир и порядок, которые установились по итогу Второй мировой войны. Победители были понятны, цели тоже. Эта была структура послевоенной эпохи. Сейчас же мы уже существуем в новом времени, отдаленном от тех событий и целей. Поэтому эксперты отмечают, что каждая структура должна соответствовать своему времени. То есть, исторически так складывалось, что новая организация появлялась именно после очередного военного конфликта.
— Но конфликта мы естественно не хотим.
— Разумеется. Но вопрос, какой это конфликт? Может, он уже случился. Как гибридная война. Так что вопрос сложный, по поводу будущего Организации Объединенных Наций. Однозначного ответа на него пока нет.

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59