Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Германия хочет блокировать Телеграм. Почему Запад так нервничает из-за анонимного мессенджера?

Германия хочет блокировать Телеграм. Почему Запад так нервничает из-за анонимного мессенджера?

Флюгер — механическое устройство, позволяющее определить направление ветра. Если дополнить его вертикально установленными лопастями, то можно определять силу ветра. В чем-то это описание хорошо подходит для политиков и средств массовой информации коллективного Запада. Ведь их публичные действия напрямую обусловлены возмущением нарушением их собственных законов. На первый взгляд это логично. Но тогда надо четко декларировать, что определенное государство занимается только внутренними вопросами и не вмешивается в дела других. Увы, сегодня каждой стране важно давать свои комментарии происходящего в других, ну а когда прилетает ответ — бровки домиком и кулачок гневно стучит по столу.
Прошлый, 2020 год, научил нас, что мнение со стороны важно лишь тогда, когда оно доносится от тех, кому мы можем доверять. В нашем случае сегодня это в основном страны бывшего социалистического лагеря, которые имеют схожую и перекликающуюся новейшую историю. Однако длительное время мы полагали, что те же страны Евросоюза являются добропорядочными соседями. К сожалению, выбранная политика осуждения внутренних вопросов Беларуси дошла до точки невозврата, когда как в поговорке «предательство как перелом рук — простить можно, а обнять не получится».
Одним из инструментов влияния на обстановку в Беларуси являлись социальные сети и мессенджеры. Причем, основной поток негатива, лжи, провокаций, подстрекательства и призывов к экстремизму был в мессенджере Teleram. И, что парадоксально, основная масса администраторов экстремистских каналов и формирований находится как раз в Европейском союзе, который так сильно и упорно осуждает действующую власть Беларуси. Однако ЕС, как флюгер — реагирует на нарушения законов лишь тогда, когда это касается их. В девяностые это называлось «крышевать». Еврокрыша и европаханы — сегодняшняя реальность, в которой мы участвовать не хотим.
Последний год в Германии назревает внутренний естественный конфликт, который является побочным эффектом эфемерной свободы слова. Начали процветать экстремистские формирования, как исламского происхождения, так и их родные неонацистские. Почему свобода слова эфемерна? Она уничтожает авторитет, опыт профессиональных сообществ в угоду массовости. Современные инструменты — социальные сети и мессенджеры — позволяют легко собирать группы единомышленников по всему свету или в определенных ограниченных локациях, но это никак не является признаком компетенции этих групп людей. Не говоря уже про то, что рост числа участников таких формирований может создавать для государств опасные ситуации, когда доверие к авторам преобладает над здравомыслием и фактами. Уж нам в Беларуси это знакомо не понаслышке.

Сегодня в высших политических кругах Германии идет обсуждение вопроса блокировки мессенджера Telegram, так как он обладает несколькими заманчивыми функциями для нечистых на руку — у него относительно высокий уровень защищенности передаваемых данных. Зачем блокировать? Угроза национальной безопасности. Что интересно, когда в Российской Федерации их национальный регулятор (Роскомнадзор) постановил в 2018 году заблокировать этот мессенджер, государство столкнулось с проблемой — операторы связи не высказывали никакой инициативы по оперативному выявлению новых способов подключения мессенджера, где команда разработчиков каждый день готовила новые сюрпризы в ответ. Провайдеры ждали «пинка», а обычные граждане, даже депутаты и представители министерств, продолжали пользоваться мессенджером вопреки логичному на первый взгляд бойкоту. В частности, стратегия блокировки сетевых адресов мессенджера (IP-адреса) привела к проблеме отключения множества сервисов и сайтов, которые находились на этих же самых адресах. Дальше в ход пошли так называемые прокси-сервера переадресации данных. Их блокировка привела к аналогичным проблемам. А количество адресов и прокси-серверов на тот момент перевалило за миллионы. Разработчики Telegram придумали даже способ доставки новых адресов подключения через так называемые Push Notifications, которые реализованы через сторонние сервисы. И блокировка Telegram просто отключила бы уведомления на телефонах всех приложений. Фактически Российская Федерация столкнулась с абсолютной неподконтрольностью современных технологий. А причина попытки блокировки насущная — был принят пакет законов (так называемый пакет Яровой), который регламентирует не только хранение данных пользователей, но и получение Федеральной Службой Безопасности ключей для расшифровки данных переписок. Основатель мессенджера Павел Дуров начал свои рассуждения на тему неконституционности данных законов, но его мнение забыли спросить, как говорится.
С другой стороны, российские законодатели тоже пошли опрометчивым путем — фактически они этим законом требовали от мессенджера изменить свою программу, чтобы не было так называемого оконечного шифрования, когда ключи шифрования находятся на телефонах пользователей и не попадают на сервера мессенджера. Ни один разработчик не захочет менять свою программу ради кого-то одного, если его рынок — мировой. В качестве компромисса Павел Дуров пошел на уступки в виде помощи в выявлении экстремистских материалов и удаления соответствующего контента. И в 2020 году блокировку, которая не особо и работала, окончательно отменили. Но и тут не без оговорок — все равно его офис принимает самостоятельные решения, учитывая лишь как мнение постановления компетентных органов Российской Федерации. В данном случае это полностью нарушает принцип суверенитета любого государства. Дополнительным аспектом идет то, что такие крупные государства, как РФ, могут оказывать какое-то воздействие на такие мессенджеры, но что делать остальным?
Наблюдая подобную ситуацию, мы можем прийти к выводу, что любая крупная транснациональная IT-компания фактически ставит себя превыше локального законодательства по причине наличия современных средств обхода блокировок. И лишь единичные страны, как тот же Китай, создали на внутреннем рынке не только изолированную от стороннего вмешательства экосистему мессенджеров и сервисов, заблокировав все западные, но сделала главное — создала свои местные аналоги, которые в реальности заменили импортные неподконтрольные сервисы.

Возвращаясь к вопросу Германии, мы сталкиваемся с очередным флюгерным поведением, когда их чиновники поощряли творившуюся вакханалию в нашем государстве, сами же выделяли на это деньги и покровительствовали личностям, которые это творили, а теперь разводят ручками «а нас за что», когда эти же самые технологии для них стали лисом в курятнике. Хотя с курочками там становится проблематично, ведь радикальные ЛГБТ и феминистичные формирования тоже начинают досаждать спокойному быту рядовых немцев.
И не будет никаких слов извинения, понимания, репараций. Они правы в отношении нас, по их мнению, потому что это другое. А мировое сообщество планомерно идет к тому, что мир разделится на макро-регионы, куда будут закрыты доступы для сервисов и программ из других регионов в интересах национальной безопасности.

Лично мне видится, что современные мессенджеры и сервисы могут существовать в консенсусе с локальным законодательством каждой страны лишь тогда, когда их владельцы перестанут играть в бога и вершить правосудие на свое усмотрение. И покорно отдадут эти полномочия государству. Для этого каждый крупный сервис, мессенджер и сайт должен обеспечить механизм аутентификации через национальные инструменты с подтверждением личности. Пока мы видим неудачную попытку делать это через номер телефона, как это пробуют сделать в РФ (купить доступ к иностранной сим-карте в сети стоит от 15 центов доллара США). Все соединения должны проходить через локальный шлюз, который контролирует соблюдение принципа «интернет по идентификатору личности», чтобы никто не мог пользоваться технологиями без возможности их идентификации.
Но для этого и сами государства должны разработать современные решения, которые будут предлагаться каждому новому сервису для выхода на их рынок. Ведь замедления сервисов — это полумера и костыль. Консенсус находится всегда в середине и учитывать современные реальности необходимо обеим сторонам. Чтобы запрет работал, нужно что-то предложить и пользователям. Если правильно донести, что интернет без анонимов дает гарантию безопасности и соблюдения прав самих же людей, то конечные пользователи поддержат любые инициативы государства.