Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Медаль «За отвагу» снайпера из разведбата. Афганская война белоруса Ивана Ковалевича

Медаль «За отвагу» снайпера из разведбата. Афганская война белоруса Ивана Ковалевича

«Бой гремел в окрестностях Кабула,

Ночь пылала вспышками огня.

Не сломило нас и не согнуло,

Видно люди крепче, чем броня!»

Из стихов безызвестного поэта-афганца

Уроженец деревни Речица Березовского района, что на Брестчине, Иван Ковалевич был призван в Советскую Армию в октябре 1980 года, успев получить трудовую закалку, работая электриком в войсковой части.

Пройдя курс первоначальной военной подготовки и приняв Военную Присягу в далеком Туркестанском Военном округе, наш земляк уже знал, что придется ему, как когда-то и его отцу Якову Андреевичу, идти на войну... Только отец сражался на фронте Великой Отечественной войны, а Ивану судьба уготовила Афганистан.

И 27 декабря 1980 года рядовой Ковалевич в составе большой группы молодых воинов прибыл в военный гарнизон советских войск вблизи афганского Шинданда. С момента призыва они с одноклассником Василием Матусевичем держались вместе, но здесь Василий был распределен в полк реактивной артиллерии, а сам Иван стал по штатному расписанию разведывательного батальона снайпером, получив на вооружение снайперскую винтовку Драгунова (СВД).

Первые дни, когда шло ознакомление с обстановкой и притирка в воинском коллективе, пролетели быстро, и еще не осознав, что он на войне, уже 9 января 1981 года Ковалевич участвует в боевом выходе разведбата. Отчетливо помнит и сейчас Иван Ковалевич, что провожал их сам командир 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, тогда еще полковник Борис Всеволодович Громов, впоследствии ставший Командующим Ограниченного контингента советских войск в Афганистане, генерал-полковником, Героем Советского Союза.

В этом первом своем боевом выходе и получил молодой боец-снайпер Иван Ковалевич практические уроки по владению штатным оружием от старослужащего Вадима Макарова, а когда разведчики получили приказ оказать помощь мотострелкам, ведущим бой с душманами, то и боевое крещение. Первый бой: плотный огневой контакт с душманами, взрывы гранат, вжимание в каменистую афганскую землю. Естественно и сам стрелял — все прошло довольно скоротечно и благополучно для разведчиков, но еще долго Иван Ковалевич чувствовал себя как бы отрешенным от наступившей тишины, возвращаясь мысленно к боестолкновению и понимая, что мирная жизнь осталась где-то там, где проходил начальную военную подготовку, где работал, где остались родители, старший брат и девушка, с которой дружил...

Следующий, боевой выход в январе стал весьма серьезным испытанием для нашего земляка, это был выход в горы, где предстояло обнаружить и уничтожить банду душманов. Вот, что рассказывает сам Ковалевич: «Прочесывая склоны горы, которую облюбовала банда "духов", в одной из пещер мы обнаружили целый арсенал оружия и боеприпасов, а вскоре и вычислили их логово. Позиция у них была очень выгодной: подходы к их базе были как на ладони и хорошо пристрелянные, а их огневые точки располагались за валунами, сверху их защищал выступ скалы, похожий на козырек. Я получил приказ скрытно, обойдя простреливаемую душманами зону, подняться как можно выше, чтобы снайперским огнем прикрыть атаку нашей группы. Но уже в самом начале штурма погибает лейтенант Пелишенко, а затем и рядовой Сергеев и нам пришлось прекратить атаку и отойти, а по душманам начала бить наша артиллерия. При возвращении в расположение разведбата я находился в санитарном бронетранспортере (так называемой "таблетке"), где по одному борту сидели мы-живые, а напротив нас лежали погибшие наши боевые друзья... Было, конечно, страшно, но пришло осознание того, что или ты уничтожишь врага, или же он убьет тебя...»

Вот так, буквально в считанные дни, наш земляк Иван Ковалевич влился в боевой строй 650-го гвардейского Пражского ордена Александра Невского разведывательного батальона, в Афганистане более известного как «Шиндандский».  Частые боевые выходы, а разведчикам, как и на любой другой войне, доставалось сильно, чередовались с короткими передышками, когда надо было и оружие почистить и форму с нехитрым снаряжением привести в порядок и письма прочитать-ответить, а еще и успеть помыться в бане у соседей-мотострелков. А тут еще и взводный лейтенант Правдин частенько устраивал выходы на дивизионный учебный центр, натаскивая их действиям в реальном бою, ворчали, но потом, в боестолкновениях, не раз мысленно благодарили его. О взводном командире Ковалевич говорит с особой теплотой, несмотря на молодость это был настоящий военный профессионал, храбрый в бою, умелый командир, который старался беречь подчиненных и уже отмеченный боевой наградой- медалью «За боевые заслуги».

Иван Яковлевич, как и большинство прошедших Афганистан непосредственно в боевых порядках и постоянно подвергавших свою молодую жизнь смертельной опасности, не очень многословен, поэтому постараюсь сам донести до читателей, что выпало на долю разведбатов.

Вспомнилась мне встреча с разведчиками в одном из модулей Кабульского гарнизона, куда нас--авиаторов 982 истребительного авиаполка подселили перед утренним вылетом в Кандагар. Мы только начали располагаться, как в модуль буквально ввалилась, вернувшаяся с боевого выхода группа. Измотанные, еще не остывшие от боя, но увидев радостно встречавших их своих боевых друзей, тоже заулыбались, а кто-то из них негромко произнес «...отомстили за Сашу... налейте, ребята».  Несколько позже удалось переговорить с командиром вернувшейся группы (фамилия не запомнилась, к сожалению), который уже ожидал замену в Союз и вот какие его слова помнятся:

«Если в году 365 суток, то у нас разведчиков, точно 300 дней — это боевая работа».

А вот несколько записей из дневника рядового Александра Артамонова, пулеметчика того же 650-го «Шиндадского» разведбата:

«Только теперь понял, что такое жизнь. Это прекрасное и удивительное чудо. Понял теперь, когда узнал, буквально увидел, что такое смерть...

На ремне семь магазинов, две гранаты, штык-нож и маленькая фляжка воды...

Лезу вверх, цепляясь за камни, хрипящие легкие вырываются наружу вместе с бешено прыгающим сердцем...

У нас нет линии фронта, разгромив одну банду, нужно ждать "встречи" с другой. А ведь совсем немного осталось до дома! И так хочется жить!»

...сгорел Саша в БТРе, в засаде, устроенной «духами»...

Иван Ковалевич помнит до сих пор своих боевых друзей-срочников по именам, и может много и очень тепло рассказывать о них, о боевой дружбе, взаимовыручке и готовности прикрыть товарища собой.  Неподдельно уважительно говорит Ковалевич об офицерах разведбата, деливших с ними смертельный риск в боях и не щадивших себя, ведь и его, получившего ранение с сильной кровопотерей, вытащил из-под вражеского огня командир роты капитан Алехин, оказал первую помощь. Это было настоящее боевое братство!

А те апрельские тяжелые бои по уничтожению банды душманов, насчитывавшей до 500 человек, остались на всю жизнь Ивана Ковалевича незаживающими рубцами и на теле, и на сердце.

Его, раненого, вертолетом отправили в медсанбат, срочно прооперировали по поводу «...сквозного пулевого ранения правого надплечья и переднего отдела подмышечной области справа» (из медсправки), а бои продолжались до полного уничтожения банды еще 5 суток. Тогда сложили головы и Вадим Макаров, его наставник в снайперском деле, боевые друзья Сергей Васильев, Вячеслав Липатов и его командир взвода лейтенант Сергей Правдин.

Вечная им память...

После выписки из медсанбата наш земляк побывал в отпуске на малой родине, а, вернувшись в свой разведбат, снова участвовал в многочисленных боевых выходах. В августе же 1981 года на построении всего батальона гвардии рядовому Ивану Ковалевичу была вручена боевая награда — медаль «За отвагу», само название которой говорит о многом!

И снова война, пот и кровь, да еще и болезни, не добавляющие здоровья, поэтому командование переводит его в штаб, в секретную часть разведбата, а увольняется в запас Ковалевич уже из мирного Ташкента. Там же в Ташкенте устроился работать по мирной специальности электоромонтажника, по молодости побывал еще в Находке и во Владивостоке, испытав себя и докером, и моряком.

Но зов своей малой родины слышал отчетливо, как сам признался, поэтому вернулся в Беларусь, где создал семью и вот уже более 35 лет в мире и согласии с женой Верой Владимировной. У них взрослая, добившаяся уже многого в жизни, дочь Татьяна и две внучки, их радость и надежда. Сейчас работает Иван Яковлевич электриком, совмещая с дежурством в качестве сторожа, в Белоозерском ДСПМК-26, благо администрация предприятия относиться к афганцу с пониманием и уважением.

Рядом и друзья, тоже прошедшие горнило Афганистана — Сергей Рожков и Виктор Прибытко. Ковалевич участвует в делах Белорусского союза ветеранов войны в Афганистане в городе и в районе, проводит военно-патриотическую работу с молодежью Белоозерска.

Надеясь на безусловную поддержку читателей, выражу гвардии рядовому в отставке, кавалеру медали «За отвагу» Ивану Яковлевичу Ковалевичу, честно прошедшему свою войну в Афганистане, проявившему храбрость и мужество, большое и искреннее человеческое СПАСИБО!

И пусть его воинский путь будет ярким примером верности Военной Присяге и Боевому Знамени, ибо и сегодня надо держать «порох сухим», слишком уж неспокойно в мире.

А еще пожелаем уважаемому Ковалевичу и всей его семье здоровья, добра и мирного неба!

Фото из архива Ивана Ковалевича,в качестве иллюстрации и из открытых источников

Рекомендуем