Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Мыльные пузыри Гитлера. Рассказываем о белорусских фестунгах

Мыльные пузыри Гитлера. Рассказываем о белорусских фестунгах
Фото: из открытых источников

К весне 1944 года, когда нацистская Германия и ее сателлиты находились в позиции активной обороны, наш враг лихорадочно искал новые методы противодействия Красной Армии и союзникам, готовившим высадку в Нормандии. В эти дни фюрер Адольф Гитлер обратился взором к своему прошлому — окопным боям Первой мировой войны. И, казалось бы, нашел рецепт, который поможет сдержать лавинообразные наступления с востока и запада. Главный фигурант нового проекта — система крепостей-фестунгов — скоро станет преподноситься рупорами министерства пропаганды как ноу-хау, способное совершить чудеса.

Что такое фестунг и как он был устроен?

В переводе с немецкого языка на русский слово «Festung» имеет много значений в зависимости от контекста: «укрепленный оборонительный пункт», «замок», «твердыня», «цитадель», «форт». Даже «лежбище», «берлога»!

Удивительно, однако в документе, давшим старт фестунгам, сам Гитлер старался не употреблять это слово в прямом значении — крепость. «Причины этого были достаточно очевидными: название «крепость» без развитых укреплений (возведение которых требовало времени и материальных затрат) выглядело насмешкой. Использовалась более деликатная формулировка «укрепленное место» (Festung Platz)», – конкретизирует в своем исследовании «Города-крепости Третьего рейха. Битва за фестунги» специалист по данной тематике Алексей Исаев.

На возведение настоящих твердынь по образцу линий Маннергейма или Мажино ни времени, ни стройматериалов, ни достаточного количества рабочей силы уже не хватало. Более того: они были статичны, даже неиспользуемые тратили на поддержание себя в строю много ресурсов (например, электричество), нуждались в приличном гарнизоне и т.д. Гитлер же видел решение проблемы остановки наступлений противника в том, чтобы располагать фестунг там, где это сиюминутно нужно его войскам. А за ненадобностью (смещение линии фронта, например) сворачивать крепость, «обнуляя» ее. Фестунги виделись заправилам третьего рейха этакой сказочной скатертью-самобранкой: нужны – вот они, нет — свернул и положил в карман…

Своеобразными заготовками под такие крепости должны были стать любые населенные пункты, в пределах которых сходились железнодорожные и автомобильные дороги. Тесная городская застройка помогала устраивать баррикады, лабиринт из улиц, проходных дворов, подвалов превращал урбанистическое пространство во множество укреплений с ходами сообщений. Крупные каменные и кирпичные здания легко переоборудовались в укрепленные пункты. Создание внешнего обвода – линий окопов, траншей с блиндажами, ДОТами, прикрытыми колючей проволокой и минными полями – служило городу аналогом стен, башен, рва с водой и волчьими ямами прошлого.

Тактическая задумка системы фестунгов была вполне рациональной. Появлялась возможность небольшими силами гарнизонов контролировать транспортно-логистические узлы, держать дороги, мешая противнику беспрепятственно подвозить своим наступающим войскам боеприпасы, материалы и пополнение. Наступления советских войска или союзников, оставивших часть сил на блокирование фестунгов, недополучивших из-за растянувшихся транспортных артерий большую часть военных грузов, захлебнутся. А немецкие войска тем временем, погасив ударную мощь атакующих, перегруппировавшись, перейдут в контрнаступление и освободят фестунг из кольца блокады. Дороги будут вновь в своих руках – и все пойдет как по маслу.

Так было в фантазиях фюрера. Действительность для вермахта оказалась куда хуже.

Из директивы Адольфа Гитлера «О фестунгах» от 8 марта 1944 года.

…«Крепости» должны выполнять те же задачи, что и крепости прошлого. Они должны не допустить захвата противником значимых с оперативной точки зрения мест. Они должны позволять окружить себя и тем самым связать как можно более крупные силы противника. Тем самым они должны создать предпосылку для успешных контрударов.

…Комендант крепости подчиняется командующему группы армий или армии, в полосе которой находится крепость.

… Ранг (военного коменданта. — Авт.) зависит от значимости населенного пункта в системе обороны и величины гарнизона. Эта должность предназначена для особенно энергичных, зарекомендовавших себя офицеров.

Кто защищал твердыни?

На белорусских землях немцы создавали 11 фестунгов (см. таблицу ниже). Недостаток войск толкал германское командование на эксперименты. Пока линия фронта была далеко, фестунг занимал «охранный гарнизон» (по другой терминологии – силы прикрытия или заполнения) небольшого состава (от роты до полка). Они строили укрепления и инфраструктуру, обживали их, пристреливали оружие и т.д. Как только враг приближался к фестунгу, командующий группы армий определял ее «полный гарнизон» (от дивизии и больше) и назначал командира.

Но фактическая численность обороняющихся людей в фестунге могла быть и больше. Часто получалось так, что в черту фестунга, ища приюта, стихийно вливались отступившие с фронта части, личный состав тыловых и гражданских оккупационных служб, коллаборационисты и их семьи. Поэтому численность защищающихся в крепостях в дни стремительных наступлений Красной Армии скачкообразно увеличивалась.

Переоцененный опыт 1942 года

Соображения весны 1944 года о том, что «фестунги» — чуть ли не панацея от советского наступления – фюрер почерпнул не только из опыта Первой мировой войны. Их обильно «подкормили» поверхностные оценки, что возникли у Гитлера по поводу Красной Армии образца 1941-го и особенно 1942-го годов. Именно тогда на Восточном фронте несколько раз складывались ситуации, когда немецкие войска попадали в окружения, после чего удачно выбирались из него.

Так, первый подобный случай произошел во время Демянской операции советских войск января-мая 1942 года, когда войска Северо-Западного фронта замкнули кольцо вокруг 95 тысяч фашистов. Похожая ситуация, только в миниатюре, складывалась на соседнем участке фронта – во время Торопецко-Холмской операции января-мая 1942 года. Там 3-я и 4-я ударные армии РККА сомкнули кольцо окружения вокруг 5500 немцев, укрепившихся в городе Холм. Подобные эпизоды также случались зимой 1942-го в районе Оленина, где в кольцо временно попал 23-й корпус немецко-фашистских войск, а также у Сухиничей — с боевой группой генерала Гильзе.

Однако котлы окружения, просуществовав месяцы, были прорваны, а немецкие войска полностью деблокированы.

Эти успехи уверили Гитлера в том, что временные котлы неопасны, а Красная Армия — беззуба и неспособна «переваривать» многотысячные группировки. А раз котлы — вполне допустимое, не фатальное явление, то почему бы не допускать окружения преднамеренно — для удержания важных со стратегической точки зрения пунктов?

Контрмеры и первые успехи

В чем были причины неудач РККА в 1942 году при окружении германских войск? Во-первых, неспособность быстро локализовать кольцо окружения, раздробить его на части согласованными ударами с разных сторон, отодвинуть линию фронта для снижения риска деблокирования.

Во-вторых, воздушное господство на советско-германском фронте в это время еще удерживал враг. Он сумел организовать «воздушные мосты» – доставку окруженным боеприпасов и продовольствия транспортными самолетами Ю-52, бомбардировщиками Не-111 и планерами.

Первые ростки преодоления трудностей по блокированию окруженных немцев появились в конце 1942-го под Сталинградом. «Воздушный мост», организованный немцами, по снабжению окруженной 330-тысячной группировки провалился. За год Красная Армия и ее авиация научились воевать. А деблокирующая группировка генерал-фельдмаршала фон Манштейна была повернута вспять.

Драка под ковром

Еще одним подводным камнем для претворения в жизнь идеи, касающейся системы крепостей-фестунгов, был тотальный скептицизм к ней со стороны генералитета и старших офицеров вермахта. Наличие командного опыта, почерпнутого в годы Первой мировой войны, огромный боевой путь, пройденный с сентября 1939 года, глубокое знание военной теории и уроков истории подсказывали командирам, что эта концепция очень поверхностна. Часто такое отношение к инициативе Гитлера выливалось в саботирование обороны белорусских фестунгов и, как следствие, ее провал.

Так, в апреле 1944-го при назначении на должность коменданта фестунга Могилев генерал-майор фон Эрмансдорф из уст высшего руководства услышал комментарий о «незавидности» своей новой должности. На второй день после запуска механизма превращения Могилева в «полноценную» крепость командующий 4-й армии Курт фон Типпельскирх послал в штаб группы армий «Центр» провокационную по своему смыслу шифровку: «Настоятельно необходимо решение, является ли Могилев крепостью?» Это был явный намек на то, что генерал-фельдмаршал Буш отменит решение о защите фестунга и решит спасти его гарнизон отступлением. Но Буш был ответственен за действия крепостей перед фюрером и отказываться от защиты Могилева не собирался.

Подобные коллизии разыгрывались и в дни обороны фестунга Витебск в июне 1944 года. Немецкие высшие чины всячески увиливали от выполнения приказов. Сначала выторговали у генерал-фельдмаршала Буша отход из фестунга двух из трех дивизий гарнизона, ссылаясь, что и одна 206-я пехотная дивизия удержит город до предполагаемого деблокирования. А потом решили спасти и ее, но Буш не пошел на это, опасаясь реакции из Берлина. «…фельдмаршал Буш потребовал в телефонном разговоре с Рейнгардтом (командиром 3-й танковой армии – Авт.), что эта дивизия не будет принимать участие в прорыве из Витебска. Однако к тому моменту с LIII корпусом была только радиосвязь, и четкие указания Гольвитцер (комендант. — Авт.) не получил или не захотел услышать. …Приказ Гитлера о сохранении Витебска как «крепости» был, по существу, проигнорирован», — заключает Алексей Исаев в своем труде «Операция «Багратион». Сталинский блицкриг в Белоруссии».

Похожий по своей сути случай произошел и при провальной обороне фестунга Орша. Самая ценная часть гарнизона – 78-я штурмовая дивизия – все еще находилась на заранее подготовленных позициях, когда ее застала бомбежка, артподготовка и последующий штурм пехоты, поддержанной танками и САУ. Естественно, удержаться не удалось, и личный состав штурмовой дивизии отступил из крепости. Буш организовал по следам сдачи фестунга расследование, но спрашивать уже было не с кого.

ШИСБР: мастера на все руки

Весной 1944 года линия фронта в Беларуси проходила по линии Полоцк — Витебск — Орша — Шклов — Могилев — Бобруйск — Туров. Как раз в апреле командование третьего рейха решило армировать оборону группы армий «Центр» созданием ряда фестунгов (см. Таблицу). Не во всех из них кипели серьезные уличные бои. Но в тех, где они все-таки были (Витебск, Орша, Могилев), Красная Армия показала всю свою мощь образца лета 1944 года. На острие советского удара шли специалисты по взлому вражеской долговременной обороны – штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБР) резерва верховного главного командования Красной Армии, прозванные «советскими кирасирами».

Еще в годы советско-финляндской войны 1939-1940 годов возникла идея создать штурмовые соединения на базе инженерно-саперных частей. Служить туда отправляли образованных и технически подготовленных солдат и офицеров. Соответствующий приказ Ставки был выполнен, и к 30 мая 1943 года в Красной Армии появилось 15 подобных бригад. «Первоначально соединение состояло из командования, штаба, рот инженерной разведки и управления, пяти штурмовых инженерно-саперных батальонов, роты собак-миноискателей и легкого переправочного парка. Учитывая новые задачи соединений, пришлось значительно омолодить их личный состав – были отчислены все бойцы старше 40 лет, а также ограниченно годные», – свидетельствует И. Мощанский в книге «Инженерно-штурмовые части РВГК».

За год своей боевой деятельности ШИСБРы прошли большой путь становления и развития: накопили опыт, укрепились организационно, получили новую технику и вооружение. К июню 1944 года, когда пришла пора брать белорусские фестунги, «штурмовики» подошли в полной готовности.

Прежде всего это касалось оружия и техники. Так, весной 1944-го все бойцы ударных штурмовых групп ШИСБР были оснащены самой последней моделью стальных нагрудников СН-42 (соответствует современному бронежилету 2-го класса защиты). Они надежно ограждали грудь, живот и пах бойца от холодного оружия, мелких осколков и автоматных выстрелов в упор (с чем они чаще всего сталкивались во время боев в тесной городской застройке). Надевались СН-42 на ватники зимой или на маскхалаты – летом.

В то же время в состав всех бригад включили отдельные батальоны огнеметчиков, вооруженные РОКС-3. Также подкрепили их МШИСБРами — моторизованными собратьями с меньшей численностью личного состава, но с дополнительным штатом автосредств, что делало «штурмовиков» более мобильными. Несколько бригад усилили инженерно-танковыми полками на Т-34 с тралами ПТ-3 и полками огнеметных танков ОТ-34 трехротного состава, сообщает Н.Никифоров в своем труде «Штурмовые бригады Красной Армии в бою».

Суть боевой работы штурмовых бригад крылся в их названии, правда, в обратной последовательности: прежде чем штурмовать, они расчищали себе и другим войскам путь, используя огромный инструментарий инженерно-саперных средств. Сняв мины, колючую проволоку и надолбы, «штурмовики» налаживали масштабные переправы – цифры их работы впечатляют. Так, перед штурмом фестунга Витебск 10-я ШИСБР РВГК переправила через Западную Двину и Уллу в последние дни июня 319 орудий, 1200 автомашин, 760 повозок, 2200 лошадей, более 5000 человек.

«Консервный нож» для крепостей

Штурмовые действия, длящиеся считанные часы, — подлинная кульминация кропотливого многодневного труда саперов и мощи советского оружия. Как именно строились их действия? Единого шаблона не было – свой «бенефис» наши бойцы всегда творчески перестраивали под текущую ситуацию. Но костяк, основная заготовка все же была.

В своей книге «Штурмовые бригады Красной Армии в бою» Н.Никифоров пишет: «Чаще всего штурмовая группа включала: подгруппу разведки и разграждения, огневую подгруппу, подгруппу разрушения и ядро. Подгруппа разведки и разграждения состояла, как правило, из отделения саперов-штурмовиков… На нее возлагалась задача инженерной разведки объекта и подходов к нему, устройство и расширения проходов в различного рода заграждениях. Основу огневой группы — стрелковые подразделения (снайперы, пулеметчики. — Авт.) со средствами усиления (минометчики, огнеметчики, артиллеристы. — Авт.)… для подавления огнем атакуемого объекта и соседних огневых точек. Подгруппа разрушения… оснащалась сосредоточенными и кумулятивными зарядами, …гранатами, термитными шарами и дымовыми шашками. Ядро штурмовой группы состояло из стрелков и автоматчиков… решало задачу обеспечения подхода подгруппы разрушения к объекту штурма, а также его непосредственного захвата. Иногда эту же задачу решала огневая подгруппа, и в этом случае она выполняла задачу закрепления. При таком варианте в состав включалась подгруппа усиления».

Как же все это выглядело на практике? Полковник М.Тяжких в своей статье, опубликованной в справочном издании «Боевые действия стрелкового взвода. Сборник боевых примеров из опыта Великой Отечественной войны» (1956 год), описывает штурм жилого дома в Орше (одном из немногих хорошо подготовленных и обороняемых фестунгов на территории оккупированной БССР): «…Тогда была выделена штурмовая группа под командой гвардии сержанта Склярова, состоявшая из 20 человек, вооруженных 16 автоматами, 2 винтовками, 2 огнеметами и имевших каждый по 4 ручных гранаты. Группе была поставлена задача – поджечь дом, откуда противник вел особенно сильный огонь.

Командир группы решил действовать двумя партиями, а предварительно произвести тщательную разведку противника и пути подхода к зданию.

«На первом этапе выполнения задачи полковая артиллерия вела беглый огонь по дому, затем перенесла огонь… а по намеченному для поджога дому вела огонь 76-мм пушка прямой наводкой. Огонь велся по верхним этажам и не прекратился даже в тот момент, когда первая партия штурмовой группы просочилась в нижний этаж дома. Для взаимодействия артиллерии с пехотой была установлена сигнализация: ракеты в сторону обнаруженного противника и стрельба трассирующими пулями в направлении его огневых точек. Связь командира группы с первой партией осуществлялась установленными сигналами. Когда противник обнаружил группу и вражеские снайперы открыли по ней огонь, командир группы приказал расчету 45-мм пушки, ведя огонь прямой наводкой, подавить вражеских снайперов. После нескольких выстрелов из пушки стрельба снайперов прекратилась.

Через некоторое время группа была встречена огнем ручного пулемета, установленного перед домом в окопе. Автоматчики быстро подползли к дымящимся машинам, оставшись не замеченными противником из-за пламени и дыма, и забросали пулемет гранатами; одновременно остальные солдаты бросились в дом.

Несмотря на сильный огонь с верхних этажей, группе в числе шести человек удалось прорваться в нижний этаж, а четыре человека сумели достигнуть окопа, из которого только что вел огонь… Противник из соседнего дома, прекратив огонь, пытался перехватить наших смельчаков, ворвавшихся в дом. Группа из четырех человек, находившихся в окопе, увидя передвигающихся к дому солдат врага, открыла сильный огонь и заставила противника отступить. В это время первая группа, продолжая выполнять поставленную задачу, сумела поджечь дом (огнеметами. — Авт.).

Противник, видимо, растерялся и ослабил свой огонь; солдаты заметались в разные стороны, часть автоматчиков покинула дом. Батальон, воспользовавшись ослаблением огня, с криком «ура» ринулся к дому. Наши солдаты, врываясь в не загоревшиеся еще комнаты, уничтожали оставшегося в доме противника гранатами и огнем из автоматов».

История боев операции «Багратион» показала: все фестунги продержались не более пары суток, что стало подлинным триумфом штурмовых бригад и Красной Армии в целом!

Кость в горле союзников

В Украине у немцев половинчато сработал только фестунг Ковель весной 1944-го – его ненадолго деблокировали путем перенапряжения сил группы армий «Северная Украина». Из фестунга Тернополь при прорыве спаслись лишь считанные десятки защитников.

Частичного успеха по сковыванию наступающей Красной Армии достигли лишь фестунги на территории рейха и союзной ему Венгрии. Ценой больших потерь среди вермахта и СС, фольксштурма и мирного населения они оттянули на себя значительные силы РККА. Фестунг Бреслау держался почти три месяца, Кольберг — полторы недели, Будапешт — чуть более двух недель. В стратегическом отношении это ничего не дало – переломить ход войны и значительно отсрочить проигрыш на Восточном фронте у нацистов не получилось.

А вот на Западном фронте сопротивление прибрежных городов-фестунгов принесло некоторый результат. Упорно обороняемые Сен-Ло (три недели), Кан (месяц), Тулон (месяц), Шербур (более трех недель), Брест (почти 1,5 месяца), Ла-Рошель (держалась с сентября 1944 по май 1945 года!) и другие во многом спутали нашим союзникам карты. Глубоководные гавани запада и северо-запада Франции, удерживаемые подолгу (при сдаче или отступлении фашисты взрывали портовые сооружения), не могли принимать подкрепление для действующих на европейском материке англо-американских войск. Им пришлось довольствоваться импровизированными портами с ограниченными пропускными возможностями. В итоге темпы наступления тормозились, а план союзников – закончить войну в Берлине осенью 1944-го – провалился.

Таким образом, план фюрера частично сработал лишь на Западном фронте, затянув его существование почти на полгода. Советские же войска, закаленные в боях 1941-1943 годов, вскрывали фестунги, как консервные банки.

Крепости-фестунги Беларуси

Армия, выделявшая из своего состава части для гарнизона фестунгаФестунгКомендантОхранный гарнизон фестунгаПолный гарнизон фестунгаДата обороны фестунга
2-я армияПинскГенерал-лейтенант Меркер1 батальон1 дивизия12 – 14 июля 1944 г.
 ЛунинецГенерал-лейтенант Штефан1 батальон1 дивизия10 июля 1944 г.
9-я армияБобруйскГенерал-майор Гаман (пленен, казнен за воинские преступления)2 батальона2 дивизии29 июня 1944 г.
4-я армияМогилевГенерал-майор фон Эрмансдорф (пленен, казнен за воинские преступления)2 батальона2 дивизии27-28 июня 1944 г.
 ОршаПолковник Ратолифф1 рота2 дивизии27 июня 1944 г.
 БорисовГенерал-майор Лигманн2 роты2 дивизии1 июля 1944 г.
3-я танковая армияВитебскГенерал пехоты Гольвитцер (пленен)1 батальон3 дивизии23 июня 1944 г.
Резерв группы армий «Центр»МинскГенерал-майор Шперлинг3 батальона2 дивизии3 июля 1944 г.
 БрестГенерал-лейтенант Шеллер1 полк2 дивизии26 – 28 июля 1944 г.
 СлуцкГенерал-майор Нормайер2 батальона1 полк30 июня 1944 г.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59