Меню

Кавалерия и «Багратион»: как советская конница вместе с танкистами освобождала Беларусь

советская конница

Вторая мировая война считается «войной моторов», но в Белорусской наступательной операции — большую роль сыграла кавалерия. И именно конно-механизированные группы — первыми вышли к государственной границе БССР.

Возвращение конницы

Одной из причин побед Советской Армии, наряду с мужеством солдат и офицеров и оперативно-стратегическом мастерством высшего командования, было и превосходство в вооружении и военной технике. Плановая экономика социалистического государства позволила мобилизовать всю промышленность на нужды фронта. И накануне операции «Багратион» Ставка Верховного Главнокомандования смогла добиться подавляющего перевеса в тяжелом вооружении. По танкам и САУ Красная Армия превосходила немцев на белорусском направлении в 5-6 раз, по артиллерийским орудиям и минометам — более чем в 4 раза, по самолетам — в 5 раз. На некоторых участках прорыва советское командование сумело сосредоточить до 200 артиллерийских стволов — на километр фронта.   

Однако в операции «Багратион» принимали участие и большие массы конницы. Почему? Ведь вопреки расхожим мифам, уже накануне войны было принято решение о сокращении кавалерии как устаревшего вида войск. Перед началом Великой Отечественной войны в РККА было только 14 кавалерийских дивизий. Однако в ходе войны начали массово формировать новые кавалерийские соединения, и к 1942 году в строю было уже 88 конных дивизий. Возрождение кавалерии было обусловлено тем, что фронтовая практика показала — высокомобильная конница способна играть особую роль при расширении оперативного прорыва и преследовании противника. Ведь при высоких темпах наступления пехота зачастую не успевала за бронетехникой, а применять танки без поддержки стрелков — было рискованно. А с 1943 года советское командование начинает создавать и конно-механизированные группы. Особенно такая тактика была успешной при проведении операций на пересеченной местности. А практически весь белорусский театр военных действий и представлял собой сложный болотно-лесистый район.

Всего в операции «Багратион» участвовало 4 кавалерийских корпуса, примерно половина всей конницы Красной Армии. Три из них входили в состав 1-го Белорусского фронта — 2-й гвардейский кавалерийский корпус Крюкова, 7-й гвардейский кавалерийский корпус Константинова и 4-й Кубанский гвардейский казачий корпус Плиева. И это не случайно — войскам Рокоссовского с территории Гомельщины предстоял быстрый прорыв вглубь немецкой обороны через Бобруйск — с выходом к Минску. Еще один, 3-й гвардейский кавалерийский корпус Осликовского находился в распоряжении 3-го Белорусского фронта Ивана Черняховского, наступавшего на Минск с севера.    

Из 2-го гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса Плиева и 1-го механизированного корпуса Кривошеина была сформирована конно-механизированная группа (КМГ). Командующим КМГ был назначен Исса Плиев. Кавалеристам и танкистам легче было находить взаимопонимание, и ориентироваться на предстоящем театре военных действий еще и потому что в 1930-е годы Плиев и Кривошеин служили в 6-й Чонгарской кавалерийской дивизии, стоявшей в Гомеле. В Чонгарской дивизии проходили службу и все три командира кавалерийских корпусов 1-го Белорусского фронта — Исса Плиев, Михаил Константинов и Владимир Крюков. А курировавший операцию «Багратион» на этом участке представитель Ставки Георгий Жуков — также в свое время командовал кавалерийскими частями и соединениями, стоявшими на Гомельщине и Минщине.

Конный прорыв, танковый удар

Перед ударной группировкой 65-й армии, где должна была идти и КМГ Плиева, южнее Березины лежала заболоченная, лесистая местность. Но в войсках Константина Рокоссовского пехотинцы придумали свой способ хождения по белорусской «дрыгве» — на «мокроступах», специальных болотных лыжах. Научились переправлять свои бронированные машин через топи и танкисты — с помощью фашин из прутьев и оперативно сооружаемых гатей. И уже в первый день наступления бойцы 65-й армии Батова преодолели болотные трясины под Паричами. Это было ошеломляющей неожиданностью для немцев, с присущей им педантичностью считавших — раз на карте обозначено «непроходимое болото», то большевики и не смогут преодолеть его. А уже на следующий день в прорыв была введена конно-механизированная группа Плиева.

Преодолевая сопротивление отступающих немцев, конно-механизированная группа по разбитым лесным дорогам, вброд преодолевая речушки — стремительно ринулась вперед. На берегу Птичи у вермахта был заранее приготовлен промежуточный оборонительный рубеж, где они надеялись задержать наше наступление. Но уже 26 июня конники 40-й гвардейского полка 10-й гвардейской кавалерийской дивизии под командой Ильи Головащенко — с ходу форсируют речку. И вот они, вылетая из воды — уже на другом берегу, где и захватывают плацдарм. Всю ночь кавалеристы удерживали эти позиции у деревни Подлужье, отбивая отчаянные контратаки немцев. А утром сами пошли в атаку и очистили от нацистов еще один населенный пункт, Рыловичи.    

Затем кавалеристы по пятам отступающих немцев вышли к Глуску, обходя его с запада. И вместе с другими частями 65-й армии Батова — освободили город. В тот же день 10-я гвардейская кавалерийская дивизия перерезала дорогу Бобруйск-Слуцк у Симановичей, замкнув кольцо внешнего окружения крупной вражеской группировки в Бобруйске. 28 июня войска 1-го Белорусского фронта уничтожили бобруйскую группировку врага. А конно-механизированная группа в тот же день взяла Старые Дороги. После чего перед кавалеристами, танкистами и мотострелками Плиева была поставлена новая задача — безостановочно развивать наступление на Слуцк-Барановичи, чтобы отрезать пути отступления вермахта от Минска.  

В своих воспоминаниях Плиев подробно описывает многие боевые эпизоды. В одном из боев — кавалеристы сошлись с врагом в рукопашную. Младший сержант Винников уничтожил двух немецких солдат и одного офицера, но тоже получил тяжелое ранение. Кровь хлестала из раны, в глазах темнело. Но младший сержант успел заметить — два немца бросились к оставшемуся одному комвзвода младшему лейтенанту Савченко. Превозмогая себя, Винников ринулся на помощь командиру и очередью из автомата уложил обоих фашистов. А боец разведвзвода 138-го кавалерийского полка 30-й кавалерийской дивизии Попов — сошелся в бою вообще с четырьмя немцами. Двоих храбрый разведчик сразу срезал из автомата, но немецкий офицер — налетел на него вплотную. Тогда Попов ударил фашиста прикладом ППШ в голову, удар оказался смертельным. Четвертый испуганный фриц — сам бросил оружие, и был доставлен разведчиком в расположение части.

И не переводя дыхания, уже вечером 28 июня группа Плиева двинулась на Слуцк. Уже утром 29 июня передовой отряд 9-й гвардейской кавдивизии вместе со 151-м танковым полком завязали бои на окраинах Слуцка. А к 10 часам вечера — кавалеристы и танкисты захватили железнодорожный разъезд и мост через Случь, который немцы не успели взорвать. И с началом следующего дня 9-я и 10-я гвардейские кавалерийские, 30-я кавалерийская дивизия и 1-й механизированный корпус уже с трех сторон начали наступление. Разгорелись жестокие уличные схватки, немцы цеплялись за каждый дом. Автоматные очереди били в упор, в окна — летели ручные гранаты. А затем полк немецкой пехоты при поддержке артиллерии и танков — пошел в отчаянную контратаку. Немцы уже оттеснили кавалеристов «девятки» к центру города. Но внезапно на помощь пришли артиллеристы подоспевшей 15-й стрелковой дивизии. Выкатив свои орудия на прямую наводку, «боги войны» сокрушительными залпами погасили контратаку врага. Совместными усилиями воины КМГ Плиева и 28-а армии Лучинского выбили врага из города. И к полуночи — Слуцк снова стал советским. А 10-я гвардейская кавалерийская дивизия за освобождение города получила почетное наименование «Слуцкая».  

Но сопротивление опомнившейся группы армий «Центр» — становилось все ожесточеннее. В небе все чаще появлялись немецкие самолеты. И коннице приходилось передвигаться, сильно рассредоточившись по фронту и в глубину своих порядков, максимально используя для прикрытия лесные чащи. Но если люфтваффе заставало кавалеристов в чистом поле — они на всем аллюре стремились разойтись в разные стороны. Прибегали и к такому приему — короткие ночевки проводили без костров, а под утро, перед тем как сняться — разводили огни. И уже на марше кавалеристы с удовольствием слушали, как немцы работали по оставленному лагерю. На стоянках проверять маскировку помогали экипажи ПО-2, совершавшие контрольные облеты своих частей и с воздуха выявлявшие малейшие дефекты в укрытии.  

На рассвете 2 июля 151-й танковый полк, с ходу разгромив немецкий гарнизон, овладел городом Мир. Командир полка выполнил поставленную задачу, но в инициативном порядке — решил двигаться дальше, на Столбцы. И в 10 часов утра танки с красными звездами на броне уже грохотали на столбцовских улицах. Одновременно кавалеристы 30-й Краснознаменной дивизии — нанесли удар с юго-востока. Казаки 138-го полка Сербу и Попов («казак» — в данном случае звание, аналогичное «рядовому» в пехоте) ворвались в немецкий блиндаж. Увидев, что он полон немцев — бросили две гранаты, а сами успели выскочить наружу. Те из оккупантов, кто уцелел — сразу же сдались в плен. К обеду кавалеристы и танкисты освободили Столбцы.

Кубанский кавалерийский и механизированный корпуса Плиева продолжали и дальше свой стремительный победный марш. В тот же день к 4 часам дня 128-й танковый полк взял Несвиж. К полудню 2 июля была освобождена Городея. Но при боях за город захватчики в очередной раз показали свое звериное лицо. Группа кубанцев одной из первых ворвалась в Городею, но оказалась отрезанной. Пять раненых бойцов были захвачены в плен. Первым зверски убили парторга эскадрона гвардии старшего сержанта Кравченко, нацисты выкололи ему глаза и забили сапогами. Кавалериста Ермилова поставили к дереву и сначала стреляли над головой, потом — прострелили ноги. Уже лежащего красноармейца фашисты раздавили танком. Стойко держался перед смертью и казак Тарасов. Подоспевшая подмога спасла жизни двум оставшимся бойцам, которые и рассказали о нечеловеческих злодеяниях гитлеровских выродков. В тот день смертью храбрых погиб и командир лихого 40-го гвардейского кавалерийского полка Илья Головащенко.  

Поставленные задачи конно-механизированная группа Плиева выполнила на сутки раньше намеченного срока. Так быстро, что курировавший операцию «Багратион» представитель Ставки Георгий Жуков даже не поверил. И послал проверяющих на самолетах ПО-2. Но действительно, все пути к отходу минской группировки группы армий «Центр» на юго-запал — были отрезаны.

А с севера к Минску продвигался 3-й Белорусский фронт. У его командующего Ивана Черняховского был только один 3-й кавалерийский корпус Осликовского. Но и он сыграл большую роль при наступлении, в частности — при форсировании Березины. Так, командир кавалерийского взвода лейтенант Александр Герман проявил беспримерное мужество в боях на Березине. Он и группа бойцов пошли в разведку для организации переправы, попали в окружение немцев, но смогли вырваться из смертельной ловушки. А 28 июня его взвод первым форсировал Березину и захватил плацдарм. Вслед за ним через реку переправился и весь эскадрон. А затем Герман повел свой взвод в новую атаку, и сошелся с фрицами в жестоком рукопашном бою. Враг не выдержал удара и бежал, советские кавалеристы вошли в село Антосино. Но немцы отчаянно контратаковали, бросили вперед танки. Германа тяжело ранило — но лейтенант запретил выносить себя с поля боя. А когда комвзвода совсем обессилил от ран и не мог больше перемещаться, то приказал положить себя на позицию так — чтобы он и обездвиженный мог руководить боем. За этот подвиг лейтенант Александр Герман получил звание Героя Советского Союза. Характерно, что у Антосино в свое время переправлялась через Березину и отступающая армия Наполеона.

И 2 июля, в один день с КМГ Плиева, 3-й гвардейский кавалерийский корпус Николая Осликовского 3-го Белорусского фронта вышел в район Молодечно и отрезал немцам пути отступления из Минска на Вильнюс и Ригу. Это позволило 3 июля наступающим войскам 1-го Белорусского и 3-го Белорусского фронтов — освободить столицу советской Беларуси. А крупная группировка вермахта под Минском — оказалась в плотном окружении. А конно-механизированная группа Осликовского после Молодечно — примет участие в освобождении Лиды и Гродно.   

Большую помощь наступающим советским войскам оказывали белорусские партизаны, имевшие в этом районе обширные освобожденные зоны, куда немцы боялись показываться.

Стремительный поход

Однако фашистский зверь еще не был добит, и тяжело раненный — он по-прежнему был смертельно опасен. Блокированная в районе Минска группировка вермахта отчаянно пыталась вырваться из окружения на Запад. Уже 3 июля немцы начали контратаки у Несвижа, Городеи, Столбцов. В течение дня Несвиж дважды переходил из рук в руки. А под Столбцами 30-я кавалерийская дивизия оказалась во вражеском окружении. Немцы бросали в бой танки и САУ, и кольцо вокруг конников неумолимо сжималось. Но на помощь 30-й были брошены части соседей. Исса Плиев вспоминал: «Огневой налет «Катюш», плотный огонь противотанковой артиллерии и последующая дружная атака 34-го кавалерийского полка с танками и силами, находящимися в окружении, внесли перелом в ход боя». На исходе 4 июля с востока на помощь 4-му гвардейскому Кубанскому кавалерийскому и 1-му механизированному корпусам подошли передовые части 65-й, 48-й и 28-й армий. Враг так и не смог прорвать кольцо окружения на этом участке.

А уже 5 июля конно-механизированная группа Плиева, ни на день, не сбавляя темпов наступления, двинулись на Барановичи. Кроме танкистов и мотострелков, кавалерию в этих боях постоянно поддерживала авиация 16-й воздушной армии, особенно — штурмовики Ил-2. Немцы же также стягивали к Барановичам свои войска, при чем кроме танков и пехоты — сюда выдвинулась и 1-я кавалерийская венгерская дивизия, и 3-я кавалерийская бригада вермахта. Германская армия, в начале войны имевшая только одну кавалерийскую дивизию, вскоре начала создавать новые и новые кавалерийские соединения. И в 1944 году — уже формировала целые конные корпуса.  

бои за Барановичи

Бои за Барановичи носили особенно упорный характер. Но к 8 июля конно-механизированная группа смогла обойти город с северо-запада и перерезать дорогу на Лиду. Тем временем 65-я и 48-я армии ворвались на окраины города, и немцы — начали отход. За освобождение этого важнейшего железнодорожного узла 9-я гвардейская кавалерийская дивизия получила наименование «Барановичская». Но под Барановичами сложил свою голову командир 10-й кавалерийской дивизии Михаил Поприкайло.  

9-10 июля конно-механизированная группа Плиева вела бои за Слоним, который упорно обороняла немецкая пехота, танки и кавалерия. В один из моментов боя старший сержант Василевский подобрался к замаскированному танку, рядом с которым сидел немецкий экипаж, и взял его в плен. Один сидевший на башне вражеский стрелок открыл огонь, но был уничтожен гранатой кавалериста. Немецкий танк стал заслуженным трофеем 133-го кавполка. К исходу дня Слоним — был освобожден.  

операция Багратион

До государственной границы оставалось 150 километров. Конно-механизированная группа готовилась к последним боям за освобождение белорусской земли. И вот 17 июля 30-я и 9-е кавалерийские дивизии быстрым ударом перерезали железную дорогу Белосток-Брест, и вышли на государственную границу СССР. Отсюда начиналась война — и здесь гитлеровские полчища теперь терпели жестокое поражение. Заслуженное возмездие для нацистов было уже близко. Кавалеристы не остановились на достигнутом — в тот же день они форсировали Западный Буг и захватили плацдарм на противоположном берегу, начав первые бои за освобождение Польши. 

Похоже, что учетом успешного опыта действий групп Плиева и Осликовского была создана еще одна конно-механизированная группа из 2-го гвардейского кавалерийского и 11-го танкового корпусов под командованием Владимира Крюкова. И уже 20 июля командующий 1-м Белорусским фронтом Константин Рокоссовский лично наблюдал, как ее эскадроны переправляются через Западный Буг, спеша на помощь польскому народу.

Менее чем за месяц кавалеристы Плиева с боями прошли по белорусской земле более тысячи километров, стремительно освобождая ее от вражеской нечисти.          

……

Так шедшая на острие атаки советская кавалерия сыграла выдающуюся роль в Белорусской наступательной операции. Разумеется, большинство боев кавалеристы вели в пешем порядке, действую как легкая пехота. Но случалось, что из засады или преследую убегающего врага, они обрушивались на немцев и в конном строю, беспощадно рубя фашистов шашками. А некоторые удальцы — приловчились вести на скаку огонь и из автоматов ППШ. Но главным же преимуществом кавалерии было то, что она могла быстро проходить большие расстояния по полному бездорожью. При этом лошадям, в отличие от машин — не требовалось подвозить горючее. Некоторые исследователи вообще считают, что ударная кавалерия сыграла «чуть ли не ключевую роль в операции «Багратион».

Командир 7-го гвардейского кавалерийского корпуса Михаил Константинов — в прошлом командовал 6-й Чонгарской кавалерийской дивизией, погибшей в жестоком приграничном сражении летом 1941 года. Но ее тяжело раненный и спасенный белорусскими партизанами комдив Константинов — снова вернется, чтобы во главе своих кавалеристов освободить Гомельщину и Брестчину. В августе 1944 года Михаил Константинов будет награжден полководческим орденом Суворова II степени, а впоследствии станет Героем Советского Союза. Золотой звездой Героя был награжден и генерал-лейтенант Владимир Крюков, лишен этого звания, но вскоре полностью реабилитирован и восстановлен в правах на награды. Герой Советского Союза генерал-лейтенант Николай Осликовский после выхода в отставку работал военным консультантом на «Мосфильме», среди прочих — консультировал съемки таких фильмов с массовыми конными сценами, как «Война и мир», «Тихий Дон», «Неуловимые мстители».   

А генерал армии Исса Плиев был удостоен звания Героя Советского Союза дважды. Именем этого славного сына осетинского народа названа улица в городе Слуцке Минской области…

Автор статьи: Юрий Глушаков

Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59