Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«По ночам устраняли замечания комиссии». Многодетная мама из Борисова не согласна со статусом СОП

«По ночам устраняли замечания комиссии». Многодетная мама из Борисова не согласна со статусом СОП

Звонок Натальи Шило в нашу редакцию, откровенно говоря, озадачил. Многодетная мама категорически не понимала, почему их семью официально посчитали неблагополучной и присвоили статус СОП. СОП — это когда дети находятся в социально опасном положении и их нужно спасать. Не раз писали о таких семьях. Тогда было четкое понимание, почему семья неблагополучная. К примеру, мама или папа пьет, скандалят, в доме из еды ничего нет, детям спать не на чем… продолжать можно долго. «Мы строим дом в 140 «квадратов», не пьем, не привлекались, муж работает, я домохозяйка, долгов нет. Дети одеты, обуты, накормлены. Так в чем же дело?» — возмущалась Наталья. МЛЫН.BY выехал в семью и постарался разобраться, почему семья Шило получила статус социально опасной.

Свой дом Наталья и Сергей Шило строят в борисовском микрорайоне «Торфболото». Если быть точнее, реконструируют — раньше на этом месте был деревянный дом в 60 «квадратов». Новый строят уже второй год. И за это время многое успели сделать. По словам Натальи, во многом благодаря поддержки государства. Они, как многодетные, воспользовались субсидиями по 240 указу и семейным капиталом.

— Возьмите бахилы, у нас не все полы «залиты», — с порога предупреждает Наталья.
Дом действительно большой. Первая часть состоит из трех помещений. Как раз-таки здесь пол и не доделан. Уже есть бетонная «стяжка», разведены трубы (пол будет теплый с подогревом). Сергей добавляет: осталось только залить «подушку».

— Это комнату сделали просторной, здесь у нас будет гостиная. Чтобы было куда гостей пригласить. А это будущая столовая, сделали рядом с кухней, — пока Наталья проводит экскурсию по дому, младшие дочери по очереди показывают своих питомцев — кошек и шиншилл. — Здесь кухня. Новую еще не заказали, только холодильник большой двухдверный купили. Семья то немаленькая.

В семье Шило — четверо детей. Варе 7 лет. Девочка особенная — у нее аутизм. В этом году она пошла в школу — учится в интегрированном классе. У Вари есть воспитатель индивидуального сопровождения, что значительно помогает в ее развитии. Младшие девочки Арина (3 годика) и Оля (5 лет) — ходят в детский сад. Самому старшему Тимофею уже 17 лет (сын Сергея от первого брака). Парень учится в строительном лицее. И уже серьезно помогает отцу по дому.

— Даже строителям помогал трубы на полу разводить. Советы давал, — с гордостью говорит Сергей. — И в остальных комнатах, которые мы успели за последний месяц отремонтировать (после прихода комиссии), тоже сын помогал.

— Ну, вот, посмотрите, что мы плохая семья? — задается вопросом многодетная мама. — Да, может быть не везде идеальный порядок. Но ведь стройка продолжается, сразу за один раз все не сделаешь. Это нереально! Отделка продолжается и уровень комфорта повышается с течением времени. Да и присматривать за четырьмя детьми работа не из простых.

«После того, когда мне озвучили, что могут изъять детей — было все как в тумане»
С чего все началось? В этом году их старшая дочка Варя пошла в первый класс. И, как полагается, условия проживания девочки пришла проверить учительница из школы…

— С учительницей мы созвонились и договорились на субботу, — вспоминает Наталья. — Мы оставались последней «не проведанной» семьей. 25 сентября она нас посетила. Зашла в дом, задала несколько вопросов, записала их и ушла. Ну, я подумала, что все нормально, раз никаких претензий в наш адрес не было. А уже 29 сентября без предварительного уведомления к нам пришла целая комиссия.
Наталья признается, что гостей она не ждала и была удивлена.

— Тогда я была дома одна с Варей, поскольку в этот день их класс отправили на изоляцию, как контакты 1 уровня. Посетители разбрелись по дому и придомовому участку. А после того, когда мне озвучили, что могут изъять детей — было все как в тумане…. Хотелось бы жить в мире. Но я не понимаю, чем в этой ситуации нам поможет постановка на учет. Считаю, что это только большое пятно на репутации семьи и дополнительная нервотрепка.

«По ночам устраняли замечания комиссии»
Затем состоялся совет по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Присутствовать на нем Наталья не смогла — у нее обнаружили ковид, а муж был на изоляции.

— Мы уже только попали на следующий координационный совет. По итогам этого заседания председатель совета отказала в признании моих детей находящимися в СОП в связи с отсутствием документов это подтверждающих. Сказали, что придут к нам еще, в том числе навестит нас и представитель ГРОЧС, — перечисляет Наталья.

— К следующему их посещению мы постарались устранить все предыдущие замечания. Ради этого, можно сказать, по ночам доделывали жилые комнаты, — дополняет жену Сергей. — В итоге расселили детей. Теперь сын живет в одной комнате, девочки — в другой, мы с женой — в третьей. Повесили шторы, светильники, установили извещатель, разобрали часть вещей (шкаф пока один). Так что по дому к нам больше претензий не было. Только мчс-ник нашел нарушения во дворе. Сказал убрать старый шифер в сарай и закопать «ёжики». Ёжики — это доски с гвоздями. Они у нас лежали в дальнем углу участка и никому не мешали.

— К следующему совету мы не успели навести порядок на придомовой территории, и в итоге нас поставили в СОП, — резюмирует Наталья. — Муж присутствовал на координационном совете онлайн, потому что я была с ребенком в больнице. Он был один с детьми и просто не успел выполнить последние требования комиссии — не очистил придомовую территорию от сгораемых веществ и материалов…

«Они закрыли глаза на то, что в доме для детей должно быть безопасно»
Директор школы, в которой учится Варя, пояснила, что они не могли не обратить внимания на условия проживания детей.
— Вы просто не были в этом доме до того, как его посетила комиссия, — говорит Татьяна Прокопенкова. — На сегодняшний момент эта семья многое сделала. Когда их посещали, там были бетонные полы в жилых комнатах, склады вещей и строительных материалов, комнаты были сильно захламлены. И придомовая территория тоже. Там помимо строительного мусора — трава в рост человека. А это любая спичка и все полыхнет. Как мы могли не обратить на такое внимание?! Там действительно была угроза жизни и здоровью детей. Многодетные семьи всегда под пристальным контролем государства. А после гибели двоих детей в Старых Дорогах и Пуховичах на безопасность обращают еще больше внимания.

Никто не говорит, что семья Шило плохая. Нет! Вопрос в другом — они закрыли глаза на то, что в доме, в котором дети, должно быть безопасно! Мы этой семье не враги, они стараются. Дали им время устранить все замечания, выданные координационным советом. И семья действительно предоставила фотографии, что в доме многое было устранено. К ним выбыл специалист ГРОЧС, который выдал заключение о том, что есть нарушения технических нормативов на придомовой территории. Соответственно, постановление совета министров № 22 от 15.01.2019. «О признании детей находящимися в социально опасном положении» однозначно трактует постановку в СОП. Там нет каких-то отсрочек, решений «подождать» (тем более с сентября было много времени). Факт неблагополучия, небезопасности есть — значит производится постановка. Чтобы вы понимали, учреждение образования не производит постановку семьи в СОП. Мы только проводим социальное расследование, согласно которому принимаем решение о направлении документов в координационный совет.

Если они устранят оставшиеся нарушения (наведут порядок во дворе) — семья сразу же будет снята с СОП. Процедура несложная. На этой неделе мы еще раз ознакомимся с жилищными условиями, пригласим сотрудника МЧС. И если критерий, по которому их поставили, будет устранен, решением координационного совета они будут сняты с СОП.
Постскриптум:
Сложно понять, на чьей стороне правда. Ясно одно, чтобы попасть в СОП, необязательно быть асоциальной личностью. Все очень индивидуально. И школа по-другому поступить не могла. Ведь, как говорится, лучше предупредить, проявить излишнюю осторожность, нежели потом сожалеть о непоправимом.