Меню
Мядельский райисполком

Танки мирного времени: что осталось за кадром парада 3 июля

Фото: Светлана Курейчик и president.gov.by

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, поэтому кульминацией парада стал проход «Искандеров» с огромными наклейками «радиация» на бортах, чтобы даже слабовидящие не ошиблись. Из первого ряда было видно, что машины недавно красили: скаты у них были чуть кривые и местами мятые — то была явно не парадная техника, а вполне себе боевая, которую временно сняли с дежурства, чтобы народ поглазел.

5 лет назад размещение в Беларуси российской ракетной бригады со спецбоеприпасом было фантастикой, потому что Минск старательно налаживал отношения с Западом. После Нормандского формата и соглашений по Донбассу Порошенко стал если не другом, то с ним точно нашли общий язык, товарооборот с Украиной рос, а США и ЕС временно отказались от поддержки белорусской оппозиции — выборы 2015 были самыми спокойными за много лет.

Все это тогда записали в успехи белорусской дипломатии, «а вот то, что теперь российская техника едет по Минску с ядерным боеприпасом — это провал вашей, а не нашей политики», — примерно таков главный сигнал, который послали западникам на параде. Понятно, что ни Т-72, ни БРДМ, ни девушки, ни МЧС, ни спецназ, и любая наша техника, и самые лучшие военнослужащие НАТО не пугают. У них всего два главных страха: усиление российско-белорусской интеграции (вплоть до единых органов управления) и применение ядерного оружия вопреки договоренностям, то есть вне системы российско-американо-британских контактов.

Союзное государство строилось долго и неравномерно, но если по каким-то направлениям интеграции мы отставали, то в военной сфере с началом СВО была достигнута высшая точка доверия, которая только может быть между двумя государствами. Следующей логичной точкой стало размещение ядерного оружия: для запада опаснее удара по своим столицам нет ничего — особенно когда они 30 лет воевали чужими руками и расстреливали противника с воздуха. «Искандеры» и авиация с ядерным подвесом обнуляют любые военные усилия против Беларуси — «победа» будет достигнута несоразмерной ценой, с разрушением собственных городов-миллионников и сопутствующей инфраструктуры.

Переговоры. Или нет?

По тексту выступления Главнокомандующего звучали максимально понятные вещи, уже без всякой дипломатии. Нынешняя война выгодна США, они продают оружие Украине, против нас действует единая коалиция. Раньше такое не говорилось вслух, по крайней мере, главный источник проблем — США —назывался обтекаемо. А сейчас отношения с ними в худшей точке, наверно, со времен 1983 года (тогда проводились ядерные учения в Европе, которые чуть не закончились обменом ударами).

Для запада такие высказывания, конечно, не приглашение к диалогу, а наглядная демонстрация результатов их санкционной политики, вмешательства в наши дела в 2020-м и шире — всей политики Байдена в Восточной Европе. Мириться с Демпартией, если они останутся у власти, здесь явно никто не намерен, и впереди нас ждет минимум 5-10 лет санкций, даже если по каким-то причинам (переговоры, заморозка, истощение, достижение поставленных целей) прекратится горячая фаза конфликта на Украине.

По последнему вариантов всего два. Первый — продолжение активной фазы еще 1-2 года с постоянной потерей территорий, но при этом с сохранением городов-миллионников (для их сдачи нужен политический фактор, который пока не просматривается). Это значит, что в Беларуси будет еще больше ядерного оружия и еще больше российских войск, на случай, если вдруг откроются новые направления фронта. Для нас не самый желательный вариант: если он наступит, прикрывать придется уже не заболоченное украинское, а вполне проходимое северо-западное направление, постоянно ожидать там провокаций и показывать, что никаких красных линий нет, ответом будет ядерный удар. Ядерный ответ вполне реален, потому что ответственность в этой сфере как бы разделена на двоих и не ясно, кто принимает решение — Путин может как бы «поддержать инициативу» союзника, при этом не вступая непосредственно в конфликт с НАТО, то есть не переходя на следующую ступеньку эскалации со стратегическим ядерным оружием.

Второй вариант — заморозка по текущей линии фронта по формальному мирному соглашению или вообще без него. Чем хуже обстановка для ВСУ, тем более такой вариант вероятен: можно сказать, что он в любом случае наступит после первого, вопрос только в сроках. А вот дальше Минску придется решать мирные задачи — налаживать отношения с киевской властью, которая то ли поменяется, то ли нет, а также с украинскими военными — армия там имеет высокий рейтинг и в любом случае будет влиять на послевоенную политику. Поэтому Александр Лукашенко легко идет на обмены (диверсанта — на митрополита по просьбе РФ) и часто намекает на связи в военных кругах Украины и информацию оттуда.

Лукашенко

В итоге получается интересная игра: Владимир Путин сейчас всем видом показывает, что не ведет переговоры с Украиной, а готов вести их только с США. Александр Лукашенко в это же время занимает демонстративно жесткую позицию по отношению к западу («Искандеры», ядерный ответ, отсутствие красных линий), но при этом показывает, что готов общаться с вменяемой частью украинских военных.

Собственно, это и есть главный вывод из последних событий. Поэтому танки, которые дымили моторами на проспекте Победителей — мирного, а не военного времени. Воевать Александр Лукашенко явно не собирается и уверен, что пограничного конфликта с Украиной удастся избежать. А вот уверенности в поляках гораздо меньше.

Лукашенко
Подписывайтесь на Минскую правду в Telegram
Только самое актуальное, важное и интересное!
Лента новостей
Загрузить ещё
Файлы cookie
Информационное агентство "Минская правда" использует на своём сайте анонимные данные, передаваемые с помощью файлов cookie.
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59