Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Глобализация — раскол — порабощение. Политолог Андрей Лазуткин о западных схемах колонизации

Глобализация — раскол — порабощение. Политолог Андрей Лазуткин о западных схемах колонизации
Фото: БЕЛТА, из архива «Минской правды» и открытых источников

Президент Беларуси Александр Лукашенко встретился с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в Минске. Глава государства подчеркнул, что Патриарх находится «на своей земле, дома», а владыка Кирилл ответил, что Беларусь — одна из немногих стран, которые сохраняют политический суверенитет.

Почему в данном вопросе Патриарх поддерживает Президента? Суверенитет — это в том числе сохранение самобытной культуры, традиций, своей системы ценностей. Это и отношение к семье, к власти, к религии, к трактовке ключевых исторических событий. А вот о том, чем оборачивается отказ от собственных корней, пишет политолог Андрей Лазуткин.

1030 лет истории

Беларусь всегда являлась приграничьем, где проходили боевые действия, шла определенная война западной и восточной культур. Именно на наших землях возникла идея церковной унии, когда православную церковь при сохранении обрядов переподчиняли Риму. Это было сделано для того, чтобы контролировать верхушку общества: крестьянин, по логике польской Короны, разницы бы не почувствовал, а вот правящий класс, шляхта, местное дворянство постепенно переходили под польский контроль.

Отсюда же идея современных автокефалий. Формально церковь просто получает документ о самоуправлении, не меняя обрядов, но на деле это политический раскол, то есть открытые действия против Московского патриархата. На Украине, к примеру, раскол проходил в два этапа — сначала от основной структуры откололась ПЦУ, которая приступила к рейдерскому захвату общего имущества, а после начала спецоперации ослабленную УПЦ также перевели на автокефалию. Однако реакция Москвы была максимально сдержанной. Очевидно, что в условиях военного времени нужно сохранить кадры, а не делать из любого события политическое шоу, как учат американские советники.

В 2022 году отмечается 1030-летие Полоцкой епархии. Ее образование стало важной вехой в истории православия на белорусских землях.

Поэтому к 1030-летию создания первой епархии на белорусских землях мы с соседними государствами подошли в крайне сложных условиях. Это и политическая раздробленность, и горячая война, и даже частично оформленный церковный раскол. Именно на таком фоне и проходила встреча Президента и Патриарха Кирилла. Однако проблемы поднимались не отвлеченно исторические, а вполне современные — например, что такое глобализация и как ей противостоять.

Как Запад контролировал колонии

С началом колониальных процессов Западу нужна была легенда, которая оправдывала бы грабежи и территориальные захваты. Так появилась сначала идея крестовых походов на Восток, а затем — миссионерства, которое сопровождало конкистадоров по всему миру. Колониями нужно было управлять не только огнем и мечом, но и создать идеологическую систему, которой бы люди подчинялись добровольно, в силу убеждений. Центром этой системы стал Рим, а церковь через колониальную экспансию широко распространила собственное влияние.

Однако те люди, которых конкистадоры насильно приводили к вере, перенимали в основном внешние атрибуты христианства — Христос занимал место, к примеру, солнца, верховного языческого божества, а Евангелие подстраивали под местные культы и мифы, чтобы провести понятные населению параллели. Конечно, миссионеры делали это искренне, как умели, но в целом такая система была нужна не во имя душеспасения, но для политического контроля за колониями. Одной физической силой заморские территории уже невозможно было удержать, а грабеж ресурсов должен был прикрываться некими высшими целями. Правда, если население отказывалось сотрудничать, его вырезали или продавали в рабство, не заморачиваясь никакими нормами христианской морали.

Когда закончились неосвоенные территории, США, как более молодое и агрессивное государство, постепенно переподчинили себе бывшую европейскую сферу влияния. Но вдруг оказалось, что религиозные убеждения — достаточно прочная штука. И простая смена «хозяев» не означает автоматического перехода в новую религию, что ярко демонстрирует Латинская Америка, где американское влияние до сих пор конкурирует с влиянием Ватикана.

Однако постепенно система разных центров силы развалилась, ее заменили двойная мораль и двойные стандарты. Это когда мы вроде бы добрые верующие, но при этом полностью переняли американский культ денег и культ силы, сращиваемся с организованной преступностью и помогаем американцам с наркотрафиком, а еще приютили немножко нацистов.

Тем не менее с 1960-х годов большинство стран третьего мира уже имели формальный суверенитет, для них были нужны новые, более тонкие механизмы контроля, в том числе через западную культуру и западную систему ценностей. Так было придумано слово «глобализация». Вроде бы в ней нет ничего плохого: подумаешь, какая-то высшая часть общества ездит на Запад, смотрит американские фильмы, читает западную литературу и обсуждает западные новости. Однако если вы надели цилиндр, перчатки и смокинг, джентльменом от этого вы не стали. Метрополия по-прежнему смотрит на вас, как на туземца, и выкачивает из вашей страны рабочую силу и ресурсы. Это и есть реальная потеря суверенитета, то есть когда ваша элита душой и умом воспитана на Западе и абсолютно добровольно распродает страну, а народ теряет внутренние ориентиры, которые складывались в обществе тысячи лет.

И Патриарх Кирилл на встрече с Президентом имел в виду именно эти процессы. «Глобализация направлена на то, чтобы всякая самобытность исчезала. Борьба за самобытность является борьбой за выживание нации», — отметил он.

Методы польской «Солидарности»

Беларусь за счет центральных структур власти пока сохраняет конфессиональный мир в нашем обществе.

Между тем в августе — сентябре 2020 года оппозиционные группы предлагали самые разные варианты передачи власти, например, через круглый стол с католическими структурами и представителями БПЦ, как в свое время сделала польская «Солидарность». После массовых беспорядков на сцену надо было вывести некий бесспорный моральный авторитет, которым должна была стать церковь, и противопоставить ей «насилие» со стороны государства. К чести БПЦ, желающих участвовать в политической игре не нашлось, и гораздо ярче на таком фоне проявилось другое, даже нетрадиционное влияние псевдохристианских конфессий, типа сект. Все они вдруг резко почувствовали себя политиками, полностью или частично поддержали протесты, и только митрополит Вениамин, по сути, проявил выдержку и спокойствие.

Кстати, сама форма протестов — люди в белом с цветами — тоже копировала католический крестный ход. То есть это были не просто приемы управления толпой, а попытки манипулировать людьми через их глубинную культуру. Зрелище толпы в белом впечатляет и сильно воздействует на психику.

Разумеется, такое псевдорелигиозное давление на общество требовало ответа со стороны власти. Это ожидаемо привело к тому, что контакты белорусского государства с РПЦ и БПЦ упрочились и стали еще теснее, а иные структуры, наоборот, были поставлены в более жесткие условия.

Независимо от того, насколько конкретный человек религиозен или нет, большинство белорусов называет себя людьми православной культуры.

Аналогичная работа по религиозному расколу велась Западом против ислама в тех регионах, которые впоследствии были разрушены: Ирак, Чечня, Афганистан, Ливия. Ведь чтобы вырастить государство-урода, типа ИГИЛ, где отрезают головы, называя это «волей пророка», нужен длительный демонтаж именно традиционных направлений ислама. А вместо них насаждается ваххабизм — упрощенная, примитивная версия религии, которая сводит всю духовную жизнь боевика к убийству неверных. В систему подготовки входят и литература, и личное общение, и вербовка через нелегальные мечети в нейтральных странах. И вот так, с помощью языка, религии, культуры, осуществляется  современная подрывная деятельность, это не просто какие-то отвлеченные вопросы богословия. А нити, которые управляют этими процессами, ведут не только в монархии Персидского залива, где ваххабизм официально запрещен, а на самый что ни есть «христианский» Запад, где радикальные проповедники, боевики и террористы получают паспорта и политическое убежище.

Почему Патриарх всея Руси поддерживает Президента

Если вы не защищаете свою традиционную культуру, ее место быстро займет внешняя, чуждая идеология, которую будут использовать против вас.

Самое же страшное, что может произойти в государстве с разными историческими культурами, это их унификация. То есть разрушение социальных связей в обществе, уничтожение всех социальных структур, расколы в коллективах и разрывы в семьях.

Беларусь в 2020 году это частично ощутила на себе, когда протестные группы пытались говорить от имени всего общества. И то тогда стоял вопрос только о признании или непризнании выборов. А если доверить радикалам более сложные вещи, вроде религиозной политики, они тут же устроят резню в отношении любых инакомыслящих, как это было в Сирии со стороны «демократической оппозиции».

Страны Запада на такие вещи закрывают глаза, потому что население колоний их мало волнует. Сами они работают с верхушкой общества, которая не просто куплена за деньги (этого мало, такие люди никогда не будут надежными), но еще и воспитаны в западной системе ценностей и презирают остальных соотечественников.

В глобальном смысле  главная задача США — разделить современный мир, чтобы в нем не было единых культурных, ценностных, религиозных пространств, кроме англосаксонского мира. Где-то этому разделению нужно противостоять оружием, как в Украине, а где-то можно действовать мирным путем — с помощью традиционных институтов, таких как Русская православная церковь.

Конечно, в условиях российской спецоперации эта связь с Московским патриархатом приобретает уже политический смысл — именно поэтому Президент несколько раз повторил, что Патриарх Кирилл здесь «не КАК дома, а дома». И несмотря на разные политические формы (Республика Беларусь, Российская Федерация, Союзное государство, ЕАЭС), мы все люди единой культуры.

Под патронатом Белорусского экзархата Русской православной церкви работает Институт теологии имени святых Мефодия и Кирилла при БГУ. Высшим духовным учебным заведением БПЦ является Минская духовная академия.

Именно поэтому Русская православная церковь в лице Патриарха поддерживает Президента. Белорусская власть гарантирует защиту прав этнических русских и православных, в том числе на свободу вероисповедания. И пока мы сохраняем культурное и религиозное единство, нас практически невозможно разделить цветными революциями и государственными переворотами. Да, может пролиться кровь, как в Украине, но единый культурный фундамент славянских государств рано или поздно позволит восстановить наше общее историческое пространство.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем