Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

В Северной и Южной Америках до сих пор здравствуют нацистские преступники — Валерий Толкачев

В Северной и Южной Америках до сих пор здравствуют нацистские преступники — Валерий Толкачев
Фото: из архива Генеральной прокуратуры Республики Беларусь и открытых источников

Почти 80 лет минуло с тех пор, как ушло в прошлое лихолетье Великой Отечественной войны, обмахнувшее Беларусь своим огненным крылом. Однако события 1941-1944 годов, оставившие глубокие шрамы в судьбе народа, продолжают резонировать в современности. Время собирать камни: Генеральная прокуратура Республики Беларусь в апреле 2021 года возбудила уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси во время Великой Отечественной войны и послевоенный период.

Все нити этого кропотливого труда, вскрывающего злодеяния нацистских палачей и их пособников, концентрируются в руках руководителя следственной группы по расследованию уголовного дела о геноциде — начальника управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь полковника юстиции Валерия Толкачева.

Полковник юстиции Валерий Толкачев
Полковник юстиции Валерий Толкачев

– По пути к вам я задал вопрос 15 прохожим: «Что по-вашему означает слово «геноцид»?». Каждый из полутора десятка человек дал свою оригинальную формулировку, совершенно не похожую на интерпретацию предыдущего собеседника! Как правильно истолковывается определение, от которого вы отталкиваетесь в своей работе по расследованию факта геноцида населения Беларуси в Великую Отечественную войну?

– Само определение данного явления закреплено в конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него» и трактуется как форма массового насилия – «действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую». Такие действия совершаются путем убийства, причинения серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам этой группы; предумышленного создания жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение; принятия мер, рассчитанных на предотвращение деторождения; насильственной передачи детей из одной человеческой группы в другую. В белорусском законодательстве ответственность за геноцид закреплена в статье 127 Уголовного Кодекса Республики Беларусь. Все вышеназванные события в той или иной мере имели место на нашей земле за четыре года оккупации. Мы уже можем сказать: на территории БССР было истреблено около 3 миллионов мирных граждан и военнопленных, угнано на принудительные работы в рейх и подконтрольные ему территории не менее 400 тысяч человек. Проведено более 140 крупных карательных операций, в ходе которых уничтожено и разрушено 209 городов, более 9 200 сел и деревень, некоторые из них – по нескольку раз. Функционировало свыше 400 мест принудительного содержания гражданского населения, 260 лагерей смерти, 170 гетто. Двоякого мнения – геноцид это или нет – тут, я думаю, быть не может…

Следы жертв нацистских оккупантов
Следы жертв нацистских оккупантов

– Хотелось бы поговорить о механике работы следственной группы: очертите, пожалуйста, контуры работы ваших подчиненных. Подробные сведения до окончания уголовного дела, понятное дело, раскрывать нельзя…

– Алгоритм расследования следующий: прокуроры на местах проводят работу по установлению и допросу живых свидетелей и очевидцев, узников концлагерей и лагерей смерти. Прокуроры работают в архивах разных ведомств, изучают документы, систематизируют их. Далее строятся планы: кого можно допросить дополнительно или сделать соответствующее поручение. Также в каждой области страны действует группа сотрудников, которая работает по кругу вопросов, касающихся сожженных населенных пунктов. Они ведут учет, стараясь максимально восстановить списки жертв геноцида. Еще одно направление разработки – места принудительного содержания населения. Работаем мы самым простым и в то же самое время надежным методом: образно выражаясь – вручную. К нам обращаются инициативные граждане, желающие дать какие-то данные, поступают сведения из других государств – люди пишут, рассказывают, представляют информацию, в том числе истории своих знакомых, родственников. Все данные проходят тщательную проверку. Отдельную информацию не проверить: ряд населенных пунктов, например, подвергался уничтожению по два-три раза – и выживших свидетелей зачастую не оставалось. Восполняем данные из архивов путем изучения уголовных дел процессов над предателями, что проходили в конце 1940-х годов.

Страшные находки белорусской земли
Страшные находки на белорусской земле

– «Копать» информацию в архивах дело трудное, но трудиться «в полях» – еще сложнее…

– Мы запланировали более 100 мест потенциальных раскопок, куда входят и временно приостановленные – на территории Минского и Гомельского районов, например. В январе 2022 года представители Генпрокуратуры встретились с должностными лицами Министерства обороны Республики Беларусь, 52 батальона, определили список участков под раскопки. Очерчен круг первоочередных работ – они исчисляются десятками, остальные отложены на потом, так как ограниченное число специалистов-поисковиков не позволяет объять необъятное. Объемы такие, что не хватает людей. Есть проблемы вроде той, что мы видим с захоронениями в урочище Уручье, в Ченковском лесничестве на Гомельщине. В последней местности поисковики раскопали 13 участков, но по предварительным данным там не менее 34 участков захоронений жертв. А считается, что одно место!

Монеты, что были при жертвах до последней секунды
Монеты, что были при жертвах до последней секунды

– Чем вам помогают военкоматы и поисковики?

– Граждане, поисковики, узнав о проводимом расследовании, самостоятельно обращаются в органы прокуратуры для того, чтобы сообщить известную им информацию о фактах массовых убийств, местах захоронений, иных свидетельствах геноцида. Местные уроженцы, помогают ориентироваться на местности, собирают предварительные данные среди населения, ведут начальный поиск захоронений, локализуют их. Военкоматы представляют информацию по ветеранам Великой Отечественной войны, свои сведения, архивные справки. Все основные работы ведутся специалистами, владеющими профессиональными знаниями и техническими средствами.

Публичный расстрел
Публичный расстрел

– Читая о зверствах нацистов и коллаборационистов, я заметил, что какого-то единого шаблона в издевательствах над белорусским населением они не имели. Получается, единого принципа действия у этого «конвейера смерти» не было?

— Подобие типовой схемы было лишь при уничтожении деревень, когда людей сгоняли в один или несколько домов и поджигали, параллельно с этим предавая огню остальные постройки. Часто практиковалась устоявшаяся технология расстрелов, когда гражданских вывозили на машинах в лес, заставляли их раздеваться, идти в заранее выкопанную яму. Там они ложились лицом вниз и их расстреливали – и так слой за слоем… Для трамбовки трупов каратели кидали ручные гранаты – и новая очередь будущих жертв закапывала казненных, чтобы потом навечно упокоиться на дне новых близлежащих ям… Изучая документы, поражаешься, на что способны люди (оккупанты и их прислужники были извергами, но все же людьми) в истязании себе подобных. Многие преступники проявляли подлинное кровавое «творчество», затейливо, если так можно сказать, истребляя невинных. «Отличились» и предатели, и этнические немцы, и венгры, и финны, и австрийцы. Как вермахт, СС, так и оккупационные спецподразделения…

Людей враги укладывали слоями
Людей враги укладывали слоями

– Следственная группа предпринимает усилия по привлечению к сотрудничеству компетентных органов ряда стран мира, причем наиболее активно идут навстречу российские коллеги. Какие наработки в этом направлении деятельности генпрокуратура может записать себе в актив?

 – Совершенно верно. Большое содействие нам оказывает Государственный архив Российской Федерации, в котором хранится большое количество документов, содержащих информацию о преступлениях в отношении мирного населения Беларуси. Там же находятся трофейные документы, а также показания немецких военнопленных, которые касаются злодеяний оккупантов. Литовская и Латвийская республики отказали в наших просьбах об оказании правовой помощи. Официальная формулировка гласит: выдача таких сведений угрожает национальной безопасности этих стран. Чем именно – мне даже представить трудно! От себя скажу: один из моих дедушек погиб в 1944 году при освобождении Латвии, похоронен под Ригой в братской могиле. Честно говоря, немного тревожно за судьбу захоронения и самого памятника. В материалах уголовного дела имеется информация о том, что на территории некоторых западных государств в настоящее время проживает целый ряд бывших членов Латышского легиона СС, 15-й латышской дивизии войск СС и других преступных организаций периода Великой Отечественной войны. Недавно к нам поступили ответы на наши просьбы из Канады и Бразилии, содержание которых в интересах следствия в настоящее время выдать не могу. На территории Северной и Южной Америк скрылись и до сих пор здравствуют нацистские преступники, у нас есть анкетные данные этих лиц.

Контрпартизанская операция
Контрпартизанская операция

– Какая практическая цель у всей вашей кропотливой работы?

– Международное осуждение геноцида населения БССР, признание его факта, привлечение живых виновных лиц к уголовной ответственности. Все происходившее в Беларуси в 1941-1944 годах касается меня непосредственно: одна из моих бабушек – Лидия – провела оккупацию в партизанском отряде Миная Шмырева. Родную деревню сожгли каратели. Ее отца, моего прадеда Павла, расстреляли. Еще одна бабушка с двумя детьми пережила войну тут, в Беларуси, и их рассказы прошли сквозь все мое детство и юношество. В 1942-м бабушке приходилось прятаться от карателей в силосной яме, жиже с маленькими ребятами – моим 3-летним отцом и его годовалым братом. И подобные примеры есть в биографиях родственников очень многих сотрудников следственной группы. К сожалению, с освобождением территории Беларуси летом 1944 года факты геноцида продолжали повторяться. По западу республики зверствовали не пожелавшие подчиниться приказу о роспуске отряды польской Армии Крайовой. Их действия (массовые убийства) также подпадают под определение «геноцид».

Ковер из костей...
Ковер из костей…

Факты в тему

В ходе расследования прокуратура Пружанского района получила информацию о ранее неизвестных местах возможного захоронения мирных жителей, расстрелянных немецкими захватчиками. Прокурор района Александр Вербицкий допросил местных жителей 1938 и 1950 годов рождения, чьи родители были непосредственными очевидцами злодеяний. Мужчины показали, что в урочище Песчина был скотомогильник для захоронения павших животных. Однако это место с 1941 по 1944 года они использовали и для расстрела людей. Карательные акции были массовыми. Земля в том месте буквально «дышала», а иногда были слышны и стоны заживо похороненных людей. После войны местные жители частично раскопали этот ров и по одежде пробовали опознать своих родственников, чтобы похоронить их на кладбище. Неопознанных жертв погребли в общей могиле.

И концы в воду!
И концы в воду!

В лесном массиве, что вырос на месте урочища Дворище в районе деревни Здитово Березовского района, местные прокурорские работники допросили местного жителя 1939 года рождения. Мужчина сообщил: пособники фашистов для добычи провизии постоянно совершали грабежи и разбои. Если кто-то оказывал сопротивление, укрывал какие-либо продукты, людей расстреливали на месте. Не щадили даже детей: для издевки им бросали продукты, а если те пробовали их поднять, то расстреливали на месте.

Досмотр подозрительной
Досмотр подозрительной

Прокуратура Ганцевичского района в ходе расследования получила сведения о массовом убийстве нацистскими преступниками 10 августа 1941 года в современном агрогородке Мальковичи около 120 граждан. Из них 61 – местные, остальных граждан привезли с западного направления. По словам очевидца 1932 года рождения, в тот день по центральной улице деревни немцы провели колону местных жителей и иных граждан. Повели по старой дороге в сторону деревни Липск. За рекой, где заранее были выкопаны три ямы, фашисты сперва расстреляли детей на глазах их родителей. У второй ямы, расположенной на удалении в 80 метров от первой, убили женщин, а возле третьей – мужчин.

Брандкоманда вермахта в действии
Брандкоманда вермахта в действии

В ходе расследования прокуратура Пружанского района получила информацию о ранее неизвестных местах возможного захоронения мирных жителей, расстрелянных немецкими захватчиками. Прокурор района Александр Вербицкий допросил местных жителей 1938 и 1950 годов рождения, чьи родители были непосредственными очевидцами злодеяний. Мужчины показали, что в урочище Песчина был скотомогильник для захоронения павших животных. Однако это место с 1941 по 1944 год они использовали и для расстрела людей. Карательные акции были массовыми. Земля в том месте буквально «дышала», а иногда были слышны и стоны заживо похороненных людей. После войны местные жители частично раскопали этот ров и по одежде пробовали опознать своих родственников, чтобы похоронить их на кладбище. Неопознанных жертв погребли в общей могиле.

А им смешно...
А им смешно…

В агрогородке Чернавчицы Брестского района местные власти с участием работников областной прокуратуры перезахоронили останки жертв Великой Отечественной войны, расстрелянных фашистами. Здесь покоится прах более 500 защитников Отечества. Тут же захоронили останки еще семи жертв военного лихолетья – неизвестного красноармейца и шести членов семьи Хилькевичей. Трагедия произошла в 1942 году в деревне Бульково. Семья Хилькевичей укрыла советского бойца. Об этом донесли оккупантам – те приехали к дому и открыли огонь. Во время боя солдат погиб, фашисты расстреляли отца и мать из семьи Хилькевичей, двух дочерей и двух внуков, которым было 15-16 лет. Из неучтенного захоронения работники прокуратуры Брестской области, военнослужащие 52 оспб, сотрудники Следственного комитета и Государственного комитета судебных экспертиз извлекли костные останки семи человек.

Человеческие кости
Человеческие кости

Прокурорские работники Брестской области обнаружили в урочище Бронная гора Березовского района новые факты зверств фашистов: всего там было уничтожено свыше 48 тысяч человек. Как следует со слов жителя 1936 года рождения, в двух километрах от ее дома находилось место, куда привозили людей на расстрел. Выстрелы были слышны каждый день вплоть до освобождения населенного пункта советскими войсками. Фашисты на младенцев пуль не тратили, а разбивали их головы о дерево и бросали в яму. Чаще всего это происходило на глазах у матерей. Перед отступлением каратели согнали мужчин из близлежащих поселков для раскопки и сжигания трупов. Живыми их больше никто не видел.

Языком цифр

• Следственная группа Генеральной прокуратуры по делу о геноциде жителей БССР допросила более 13,3 тысяч свидетелей. Более половины из них – узники концлагерей, ветераны Великой Отечественной войны.

• В 2021 году провели 12 раскопок в местах массового уничтожения людей. Только в урочище Уручье под Минском нацисты убили порядка 38 тысяч мирных граждан и военнопленных. Произвели осмотр свыше 460 мест массового захоронения.

• В ходе расследования приходится пересматривать давно сложившиеся представления о цифрах жертв среди мирного белорусского населения в Великую Отечественную войну. Так, например, официально считалось, что в концлагере Тростенец замучили более 200 тысяч человек. Однако белорусская Генпрокуратура выяснила: невинных жертв как минимум вдвое больше, есть сведения о более чем 546 тысячах замученных.

• Генеральная прокуратура направила поручения о правовой помощи по делу о геноциде населения БССР в 17 стран мира.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59