Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Работа в американской компании: ожидание vs реальность. Что вам не расскажут на собеседовании

Работа в американской компании: ожидание vs реальность. Что вам не расскажут на собеседовании
Фото: из открытых источников, носят иллюстративный характер

Демократия, здоровая психологическая среда, первоочередная защита прав сотрудника, зарплата в долларах, свобода — это лишь часть того, что обещали нашему соотечественнику при устройстве на работу в белорусский офис американской компании. И если поначалу все там казалось радужным и перспективным, то через два года сладкий туман рассеялся. Что же произошло?

Приведи друга — получи бонус

Валентин (имя изменено по просьбе героя) — выпускник БГУИР. Долгое время проработал в государственной организации по профилю. В какой-то момент молодому человеку все надоело, не было чувства удовлетворенности, возникла потребность в развитии и карьерном росте, да и зарабатывать хотелось больше.

— Я решил, что пора что-то менять, начал искать подходящую вакансию, — рассказывает парень. — Один из моих знакомых предложил трудоустроиться в американскую IT-компанию, где работал сам. Как я потом узнал, в компании действует реферальная программа «Приведи на открытую вакансию друга — получи $200 бонусом». Выяснил, что организация занимается разработкой программного обеспечения для различных транспортных ресурсов. Основной офис базируется в Сан-Франциско, но там решили сделать упор на восточный регион, поэтому открыли представительства в Германии, Польше, Беларуси, Украине. Когда я понял, что речь идет о таком масштабе, то тут же решил попробовать. Прошел все этапы собеседований, по итогу которых меня взяли, установили начальную зарплату в $500, обещая пересматривать ее дважды в год. Что интересно, у сотрудников одного и того же отдела может быть совершенно разная зарплата. На ее размер влияют навыки, опыт, знание локальных программ, уровень владения английским языком (самое важное) и т. д.

Контрасты

После обычной госорганизации Валентин в первый же рабочий день на новом месте был приятно шокирован.

— Еще на собеседовании оговаривалось, что из-за пандемии я буду работать на удаленке, но с периодическими визитами в контору. Если по какой-то причине мне нужно посетить офис, то просто позвонить и предупредить о своем приходе нельзя. Надо через определенную программу делать официальный запрос, чтобы получить электронный входной билет. Уже тогда мне это показалось необычным, но я не придал тому значения. Офис представлял собой вместительные помещения open-space с мягкими креслами, конференц-залами. На огромной кухне находились кофе-машина, холодильник. Мы были обеспечены всем необходимым: бесплатными горячими завтраками и обедами, снеками, сладостями, фруктами, различными напитками — от соков до энергетиков, причем все за счет компании.

По словам Валентина, бонусы на этом не заканчивались. В офисе были оборудованы всевозможные зоны отдыха. А там — настольный теннис, аэрохоккей, телевизоры, игровые консоли… Контраст, конечно, мощный и, чего греха таить, привлекательный.

— Меня встретили настолько позитивно, будто бы всю жизнь ждали, — говорит парень. — Все улыбчивые, приветливые. Готовы были помочь новичку освоиться, войти в курс дела.

Не перетруждайся, но…

Валентина определили в одну из проектных команд (team), по-нашему — отделов. Курирует их начальник (Team Lead). Каждое утро начиналось с созвона по видеосвязи. Назначались определенные задачи на день, сообщались новости компании. Раз в месяц — персональный созвон с руководителем для анализа проделанной работы.

Рабочий день иногда мог быть ненормированным из-за большой разницы во времени с американскими коллегами, но индивидуальные переработки руководством не одобряются. Первоочередное для компании — это ментальное и физическое здоровье сотрудника. Чтобы не было ущерба для личной жизни, все рабочие вопросы должны быть решены в отведенное для этого время, то есть с 9:00 до 18:00. Данный момент регулярно оговаривается на всевозможных тренингах компании и совещаниях. Приветствуется устроить себе в рабочее время небольшую разрядку, например, поиграть в аэрохоккей. Значит, тебе это нужно.

— Поначалу такая эйфория! — вспоминает молодой человек. — Но спустя первые полгода начал замечать неладное. Первое: в компании не приветствуются личные звонки коллегам. Все разговоры и обсуждения проектов — только через локальную программу общения. Все просьбы и обращения к начальству следует оформлять в виде письменного запроса. Второе: каждая решенная тобой задача оценивается специальной программой. Дается оценка эффективности KPI — это показатель личностного роста, соотношение качества и количества работы.

Гадкая схема

Никто не сказал Валентину, что пересмотр заработной платы за год будет зависеть от вышеупомянутых показателей. Общая оценка команды — среднее арифметическое баллов в процентном соотношении. Если твой личный балл не дотягивает до общекомандного даже на несколько процентов, это может отразиться на твоем показателе. Ежемесячно выставляется соответствующий индикатор: «Не оправдал ожидания», «Не очень оправдал ожидания», «Средне оправдал ожидания», «Оправдал ожидания», «Супер оправдал ожидания».

— На основании такой оценки решается, будет ли пересмотр заработной платы и насколько. Тревожным звоночком стало сообщение о том, что пересмотр зарплаты по распоряжению руководства будет не два раза в год, а один. Я добросовестно отработал год с показателями выше среднего, а за два месяца до пересмотра мне сообщили, что его ждать не следует. Аргументировали это тем, что я, помимо проделанной основной работы, не проявил себя, не сделал ничего такого дополнительно, за что мне должны были повысить зарплату. По их логике я должен был самостоятельно придумывать себе какие-то параллельные задачи (неоплачиваемые), брать дополнительные обязанности (чтобы меня «заметили»). Все эти факторы не оговаривались на собеседовании. И я понял, что тут каждый сам за себя. Такого понятия, как коллектив и единство, у американцев не существует, а вся та работа, которую я выполнил, не имеет, по сути, никакого значения.

Я смирился с этим моментом и продолжил работать дальше. Решил, что на следующий год точно повышу показатели. А потом стал замечать, что в этой организации слишком большая текучка кадров. Каждый месяц появлялись 3-4 новых человека, и 1-2 увольнялись. И так происходило со всеми, кто работал больше года. В конце концов люди или увольнялись по собственному желанию, или беседовали с руководством, после чего с ними разрывали трудовые отношения (прекращалось действие контракта по соглашению сторон). Я начал изучать вопрос и понял, как был слеп. Оказалось, после одного-трех лет работы сотрудников убеждали, что они якобы не справляются со своими обязанностями. Это служило предлогом для их увольнения. На освободившееся место приходили такие, как я, готовые работать целый год за одну и ту же зарплату.

О харассменте

— Едва попытаешься прояснить ситуацию — тебя обвинят в харассменте, о котором нам так часто говорили на тренингах. Это просто слом всех наших белорусских ценностей! Не приветствуются: комплименты внешнему виду, обращение на «вы» в связи с возрастом и статусом коллеги, открытые споры на рабочие темы. Этот список можно продолжать бесконечно. Все это и не только — харассмент. Тебя зажимают в рамки, которые ты сразу не замечаешь, но потом, когда затрагиваются твои личные интересы, начинаешь их ощущать. Позже я узнал: это одна из схем найма сотрудников для работы в американских компаниях.

Для них мы — дешевая рабочая сила. Им гораздо выгоднее нанимать людей за $500, а потом, не дожидаясь пересмотра зарплаты, создавать условия, при которых человека либо увольняют, либо он уходит сам. Старожилов в компании нет. Таким образом за год избавились примерно от 20 сотрудников, чей срок подошел. Мои радужные мечты разбились о жестокую реальность. В любом случае для меня это был опыт, но повторять я его не хочу. Мне прекрасно дали понять, как американская система относится к сотрудникам восточного региона, в частности к белорусам. Подобное я терпеть не собирался и потому сменил место работы на более подходящее моему менталитету. Теперь со мной не обращаются как с батарейкой, имеющей ограниченный срок годности.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59