Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

В политике, как в и гастрономии, Франция перешла на подножный корм

В политике, как в и гастрономии, Франция перешла на подножный корм
Фото: из открытых интернет-источников в качестве иллюстраций

Есть такая поговорка: «На вкус и цвет товарищей нет». Поэтому не будем указывать французам, что им кушать. Но при этом оценивать, что же они едят, нам никто не может запретить. Например, совершенно очевидно, что любимая французами склизкая устрица уж точно не рыба и не мясо. И кто с этим поспорит? Только французы…

Сомнительный эксклюзив

А ведь были времена, когда они не едали ни устриц, ни лягушек. Их меню было поистине нормальным, вкусным, калорийным и здоровым: всякие там куриные ножки, паштеты, фуагра, суфле и муссы. А запивали они все это дарами родной лозы, начиная с молодого божоле и заканчивая старым добрым бургундским.

Что же случилось? И когда началась эта странная мода на подножный корм, которая отправила французскую кухню в разряд эксклюзивных?

Вы удивитесь, но морская устрица – основная пища многих и многих беднейших аборигенов различных прибрежных районов Африки, Австралии и прочих экзотических, а значит, «эксклюзивных» территорий. Что немаловажно – заморских. Причем пища аборигенов, еще не познавших радости землепашества. Потому-то они и занимались обычным прибрежным собирательством. Мало того, они и огня не знали, вот почему поедали устриц в сыром виде. В том самом, в каком их сейчас подают в фешенебельных французских ресторанах, да еще за бешеную цену.

Ну в чем тут мораль, спросите вы? А в том, что французы, погнавшись за статусом морской метрополии, точнее, погнавшись за англо-саксами, в конце концов, в чем-то сравнялись не с ними, а с теми самыми аборигенами, которых покорили. По отношению к которым испытывали знаменитый французский снобизм. И произошло это уравнивание на уровне меню (прошу прощения за каламбур!).

Аборигены США

Судьба – смешливая дама, ей трудно остановиться, и сейчас ее ирония все еще имеет продолжение для французов. Как вы думаете, что сподвигло меня на подобные историко-гастрономические сравнения? Во-первых, утверждение Гиппократа: «Мы то, что мы едим». Во-вторых, похоже, французы со всеми их устрицами и лягушками ныне сами превратились в настоящих аборигенов, послушных малейшей воле заокеанской метрополии – США.

И вот что наталкивает на подобные выводы. Все правление Эммануэля Макрона сопровождалось непримиримой борьбой с ним знаменитых «желтых жилетов». Их горчичный цвет пришел из французской глубинки в столицу, заполонил ее на несколько лет, прочно прописавшись на Елисейских полях. Покрывшись клубами слезоточивого дыма, он означал бунт «настоящей глубинной Франции». Против кого? А против «бесполого», «пластмассового» президента, «приказчика Ротшильдов», который выпустил на свободу ненасытного джина роста цен и пожирателя трудовых зарплат, а также мелкобуржуазных прибылей, лишь бы расчистить дорогу банковскому капиталу. В чем только не обвиняли разгневанные водители-дальнобойщики и надевшие их униформу, т. е. желтые жилеты, таксисты, фермеры, учителя и студенты своего новоиспеченного президента! Казалось, Макрон не удержится в кресле, уйдет досрочно…

Я уже тогда писал, что особых причин для столь яростной атаки на Макрона из французской глубинки, кроме, конечно, роста цен на бензин, не было вовсе: человек только-только стал у руля Пятой республики и еще не успел ничего натворить. А раз так, предполагал я, то основной заказчик «желтого бунта» против Макрона находится не во Франции, а в Соединенных Штатах.

Все началось с перхоти

Недавно избранный молоденький президент Франции прикатил, как полагается, в Вашингтон, чтобы быть представленным ко двору его величества хозяина Белого дома и попытаться подставить свое хрупкое плечо под его отеческое похлопывание. Дональд Трамп его похлопал. Но к этому «призу» добавилась одна маленькая изюминка, точнее, крошка перхоти, демонстративно, под камеры, снятая с лацкана Макрона. И этот жест из покровительственного тут же превратился в оскорбительный…

Французское персональное реноме (от фр. renommee – «доброе имя») имеет в том числе и строгие гигиенические параметры. Например, французы не могут, как те же немцы, даже озвучивать вслух предложения своему народу – «назло Путину» отказаться от ежедневного душа. Словом, показанная Трампом перхоть стала настоящей «тихой пощечиной» Макрону. Едва вернувшись на родину, последний тут же перешел в лагерь Ангелы Меркель, Дональда Туска и прочих ярых «антитрампистов». Как говорится, от любви до ненависти один шаг.

Для Трампа «переобувание» Макрона не прошло незамеченным, и американский президент решил подбросить французскому президенту «желтых жилетов». Во всяком случае, именно после наступившего разрыва вспыхнуло желто-жилеточное движение, донимавшее Макрона все время его президентства.

Но тогда получается, что протестным движением во Франции, названной всемирной колыбелью революций, теперь управляют издалека – из-за океана! А раз так, то и сама Франция – это всего лишь американская колония, а французы, научившиеся изысканно потреблять древних устриц, не более чем аборигены для американцев.

Сомнительное спокойствие

При всей неизбежности такого вывода мне бы не хотелось формулировать его столь однозначно, ведь французы были когда-то великой нацией. Но что же можно противопоставить неумолимой логики? Давайте соединим ее звенья.

Помнится, «желтые жилеты» возбудились именно с повышением цен на бензин, а лозунги их были одновременно антимакроновские и антиамериканские. Теперь же цены на топливо и вовсе взлетели во Франции до небес. Что же касается Макрона, то от него теперь просто разит проамериканизмом, ибо ныне в Белом доме сидит демократ и антитрампист Байден. Казалось бы, вот она, революционная ситуация: выходите, желтые жилеты, свергайте ненавистного Эммануэля, который подставился теперь по полной… Но нет, ему сулят переизбрание чуть ли не в первом туре президентских выборов, что состоится 10 апреля.

Конечно, такой обещанный триумф не более чем ход политтехнологов, но в остальном все верно: во Франции сейчас тишь да гладь. Мало того, по соцопросам аборигенов, Эммануэль Макрон с 27 процентами лидирует в рейтинге кандидатов, опережая главного своего оппонента, «вечно вторую» Марин Ле Пен всего на пять пунктов. Повторяется ситуация 2017 года! Словно и не было «желтых жилетов», парижских погромов и миграционных кризисов. Чтобы все изменить, сейчас бы поднять вновь движение «желтых жилетов», ведь цены просто галопируют, и объяснить избирателям, при ком они собьют цены и усилят суверенитет…

Но жилетов сейчас днем с огнем не сыщешь! И то понятно: настоящим аборигенам не положено возбуждаться и шуметь, когда в метрополии больше не хотят перемен.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал МЛЫН.BY | Минская правда, чтобы не пропустить самые актуальные новости!