Меню
Мядельский райисполком

Приключения шведского полицая Нильса с дикими гусями: Как Скандинавия стала богатым регионом Европы

скандинавский полуостров
Фото: из открытых источников

Как известно, коты и собаки в Скандинавии живут лучше среднего белоруса, а некоторые даже имеют собственный «вольво». Слово «Швеция» в наших широтах ­— синоним избыточного богатства, а мечта любого жителя третьего мира — получить шведский паспорт и жить на пособие, подпевая группе «АББА».

Но еще лет 100 назад шведам и норвежцам было не до жиру. Самое известное произведение тех лет — «Голод» Гамсуна, где начинающий журналист всю книжку грызет деревянную щепку и мучается, как бы поесть. В «Минской правде», конечно, кормят сытнее, но вопросы остаются: как Скандинавия из голода прыгнула в самые сытые страны Европы?

Если коротко, причина — две мировые войны, где скандинавы не воевали, а нагревались на военных заказах Германии. Весь цивилизованный мир зарабатывал на войнах, пока отдельные территории Европы (в том числе российские, белорусские и украинские) превращались в руины. В этом плане ничего не меняется веками, и статью можно было бы закончить.

За дедом шведом

Первое шведское государство представляло собой набор больших и малых ОПГ. Но в истории они красиво остались как викинги или морские пираты – шведские банды грабили все европейское побережье вплоть до Средиземного моря, и тащили добычу на свой полуостров.

Если наши предки зарабатывали натуральным хозяйством, то предки скандинавов — крышевали торговые пути (самый известный — «Из варяг в греки»). Собственно, от того и пошло коммерческое предприятие под названием «Русь» — сеть опорных точек по берегам рек, через которые шел огромный товарооборот, а руководили этой дорожной сетью вооруженные люди с дружинниками, типа Рюрика.

Читатель может спросить, неужели так выгодно таскать корабли по суши волоком, почему нельзя было плыть по морю? Но тогда Испанию захватили мавры и закрыли Гибралтар, и вся торговля Европы с Византией пошла через дикие территории будущей России. Это было хорошо и плохо одновременно — с одной стороны, стало толчком к развитию славянского государства, но, с другой стороны, как только Гибралтар разблокировали от мавров и корабли снова пошли по Средиземному морю, на Руси начался период жесткой феодальной резни, потому что денег на всех стало резко не хватать. Собственно, примерно в эти же годы начинается более-менее достоверная история белорусских территорий — Минск сожгли тогда-то, Полоцк тогда-то, что сегодня отмечают как день города. Создается впечатление, что наши предки только и делали, что жгли и грабили друг дружку, но виной тому специфика транзитного государства, которое нам построили добрые дяди-шведы из Скандинавии. Транзит закончился — и у государства начались проблемы.

Но и дальше вся российская (и особенно белорусская) феодальная история крутилась вокруг окна в Прибалтику. На землях литовцев и латышей была серая зона, которая устраивала шведов и тевтонцев, но не устраивала русских. Вся торговля тогда велась через Балтику, шведы прекрасно зарабатывали на транзите, а в какой-то момент Балтика даже стала их внутренним морем, то есть торговые пути шли исключительно через Швецию. Что позволяло не только зарабатывать деньги, но и провоцировать искусственную отсталость русских, к которым не попадали западные товары и технологии. Войны за контроль над этой территорией Россия вела сначала с Речью Посполитой, а потом со шведами.

Наши предки этот прекрасный период назвали «шведским» или «кровавым» потопом, когда шведы провели масштабное вторжение в ослабленную Речь Посполитую и стали чуть ли не хозяевами всего современного мира, покруче Англии с Францией. Швеция в один момент стала контролировать всю территорию современной Польши, Беларуси и частично — Украины. Правда, одно дело откусить, а другое дело – прожевать. Феодальные государства того времени были так устроены, что управлять ими было невозможно, то были системы без центра. И как только шведские войска уходили из города, город не считался «шведским». Тем не менее, пограбили и порезали шведы знатно.

Примерно через 50 лет по тому же поводу случилась Северная война между Швецией и Петром Первым. Шведов, как известно, били аж под Полтавой (за полторы тысячи километров от Стокгольма), и для этого пришлось у них многому научиться, в первую очередь, управлению армией. Швеция впервые в истории применила что-то похожее на современные войска, когда армия формируется по принципу призыва, имеет дешевое унифицированное оружие, стандартное обучение и организована во что-то типа батальонов. Все это постепенно перекочует и в русскую армию, а шведов в итоге разобьют. После чего они уже никогда не будут доминировать в Европе. Со времен наполеоновских войн (и до прошлого года) Швеция считалась нейтральной, но причина тому не сытая жизнь и миролюбие, а то, что шведской армии предки сильно «дали по зубам» и выкинули из Прибалтики.

Скандинавские полицаи

Разумеется, шведские братья ничего не простили русским. В начале Первой мировой шведы были нейтральными, но с оговоркой для немцев, что ни в коем случае не будут выступать в союзе с Россией. То есть нейтралитет они вроде блюли, но строго в пользу Германии, обеспечивая немцам транзит и внешнюю торговлю, из-за чего Антанта даже ввела против шведов санкции. В результате ошибочной ставки на немцев консервативное правительство рухнуло, и к власти в Швеции надолго (лет эдак на 80) пришли социал-демократы. Но и после Версальского мира шведы продолжали работать с Германией, помогая немцам обходить санкции — к началу Второй мировой войны Швеция вовсю обеспечивала Германию продукцией машиностроения и сырьем. В период между двумя мировыми войнами Швеция по темпам роста ВПП уступила только США.

Во время советско-финской войны нейтральные шведы официально помогали финнам. Причина была не в северной солидарности, а в желании Англии и Франции воевать с СССР чужими руками. Однако Гитлер не хотел такого союза, и рекомендовал шведам быть более нейтральными, иначе это спровоцирует конфликт со старшим братом. Немцев послушали, и помогать стали меньше. Но только до тех пор, пока Финляндия не вступила на стороне Германии в войну и не замкнула блокаду Ленинграда. Тогда помогать снова стали, как надо.

Через территорию Швеции перевезли 2 миллиона немецких солдат и 100 тысяч вагонов военных грузов. Шведы до конца войны продавали в Германию 80% экспорта железной руды, и до 40% немецких вооружений делалось из шведской стали. В стране свободно велась немецкая пропаганда, действовали немецкие организации и несколько фашистских партий, гестапо проводило операции совместно со шведской полицией против коммунистов и сочувствующих русским, немцы получали списки своих граждан, бежавших в Швецию, и могли требовать их обратно. ВМФ Швеции сопровождал немецкие конвои и пытался топить советские подлодки, а в печати работала цензура в пользу Германии, которая закрывала рот любым антифашистским изданиям.

Почему Гитлер не стал воевать со Швецией? Для сравнения, Норвегию захватили за месяц, а Данию – за несколько часов. Но Гитлеру был нужен канал для работы по враждебным странам с формально нейтральной, но при этом реально дружественной территории — точно так же гестапо работало через Швейцарию или Ватикан, сохраняя выходы на Латинскую Америку и США.

Если почитать сводки тех лет, все знакомо до боли — мы не сторона конфликта, но при этом продаем оружие, ремонтируем технику, лечим солдат, обеспечиваем транзит военных грузов, посылаем добровольцев, строим единую оборону. По примеру нейтральной Швеции тех лет с Россией теперь воюет такой же нейтральный Евросоюз.

Ну а причина богатства Скандинавии не в том, что кто-то умный и умеет работать, а кто-то глуп и ленив. Просто в условиях мировой войны страны западной коалиции имеют разные роли и разную степень вовлечения. Кто-то должен работать шпионским мостом и поставщиком руды, кто-то казнить у себя евреев, а кто-то — устраивать Хатыни, чтобы освобождать территорию для новых хозяев. Шведы в этом плане не лучше и не хуже остальных европейцев. Когда они могли, то доходили до украинской Полтавы. А когда не могли — присоединялись к сильному, называя это нейтралитетом.

Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59