Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Батальон политических трупов. Чем заканчивается война с Россией для «калиновцев»

Батальон политических трупов. Чем заканчивается война с Россией для «калиновцев»
Фото: Порядка 40% состава так называемого батальона Калиновского уничтожено в Донбассе, заявил РИА «Новости» помощник главы МВД ЛНР Виталий Киселев. Фото с сайта: ctrana.online

Всего за 2 года белорусских активистов за ручку провели от уличных цепей «против насилия» до участия в полноценной войне. Но поскольку изменения в мозгах происходили постепенно, для многих конец в виде «груза 200» или плена в ЛНР оказался чем-то неожиданным.

Война для очистки совести

С 2014 года Донбасс стал своеобразным «пылесосом», который выкачивал из Беларуси радикалов. Списки их были известны, и родина постоянно делала намеки, что возвращение нежелательно: практически на всех были заведены уголовные дела. Поэтому многие годами жили на войне, пытались получить украинское гражданство, льготы участников АТО или пристроиться к волонтерской деятельности. Однако в регулярные формирования их не брали, поэтому белорусские кадры оседали в националистических батальонах и связанных с ними коммерческих структурах. Кто-то вообще не воевал, как, например, «штурмовая рота Торнадо», а занимался грабежами, крышеванием блокпостов, кражами машин, похищениями людей. Украинский конфликт породил самые дикие формы заработка, на которые власть в Киеве закрывала глаза. Желающих воевать с собственными гражданами не было, и националистам прощали махновщину и бандитизм.

Несмотря на то что АТО на всех уровнях называли «войной с Россией», ситуация имела ряд смысловых дыр. Во-первых, все годы этой «войны» между Киевом и Донецком шел вполне себе коммерческий обмен товарами. В ЛДНР через блокпосты волокли сдавать сожженную технику, металл, продукты, подакцизную контрабанду, а Киев закупал для украинских ТЭЦ донецкий уголь под видом угля из ЮАР. Выгодополучатели сидели в Киеве, а часть денег оседала на блокпостах у военных. При Порошенко эти схемы настолько устоялись и всех устраивали, что было вообще непонятно, когда и чем подобное может закончиться. Вдобавок Трамп на украинские проблемы реагировал крайне вяло, а Россия не торопилась признавать республику, рассчитывая на Минские соглашения.

Пострелять по русским (на самом деле — по донецким) приезжала практически вся цивилизованная Европа.

Тем не менее боевые действия нужно было вести — хотя бы для очистки совести. И тут Киеву пригодились варяги. Кто-то под видом наемника отправлялся собирать сведения о современных методах ведения боя российской армией. А кто-то, например европейские нацисты, ехал отдыхать в настоящие туры, где им выдавали оружие, показывали быт азовцев и подкладывали украинских активисток. Для рафинированного жителя ФРГ, где сажают просто за «зигу», это было настоящим приключением и праздником. За это можно и немного денег «на движение» подкинуть.

нацбаты
Внутри батальонов было разделение ролей. Фото: antimaydan.info

Надо сказать, что внутри батальонов было определенное разделение ролей. Дурачки сидели в блиндажах на «нуле», а вот в Киеве находились идеологи и «крыша» — коммерческие партнеры, которые проплачивали отжим предприятий, рейдерство, выбивание долгов, заказные убийства конкурентов. То есть кормились «Азов», «Днепр-1» и прочие формирования не только с рук диаспоры и «волонтеров», а в первую очередь за счет коммерческих заказов того же Коломойского и его коллег из финансово-промышленной группы «Приват». Именно они были настоящими хозяевами этих цепных собак, а не клерки из посольства США.

В такой ситуации, когда у вас вроде бы «батальон», а на самом деле — ОПГ при коммерческой структуре, как раз и нужен постоянный приток дурачков, готовых «воевать с Россией». Как устроено украинское государство и к кому они приехали, сами вояки не понимают, да и в 19-20 лет такие мысли приходят в редкую голову. Зато можно формировать картинку — горящих молодых активистов, которые бегут героически умирать за свободную Украину.

Можно вспомнить, что именно с этого начинал Роман Протасевич. Перед ним поставили задачу создать виртуальный отряд «Погоня» и освещать его деятельность, как будто это очень секретное и элитное белорусское подразделение в ВСУ. Ромка старался, как умел, фотографировался с автоматом для обложек, позировал на фоне стрельбища и всячески изображал в одном лице несметное воинство, от которого была в восторге аудитория «Нашай Нівы» и «Белсата».

И для относительно мирного времени, когда боевые действия не ведутся, таких активистов с улицы вполне хватит. Украина к этому моменту уже перестроила армию по натовскому стандарту. Зачем в ней нужны бандитские батальоны, военным было решительно непонятно. Поэтому азовцы и прочие «побратимы» воевали в основном на «гражданке»: создавали собственные партии, молодежные структуры, охранный бизнес, волонтерскую сеть, даже какое-то подобие пиар-службы и телевидения.

В расход

И когда очередные дурачки приехали в батальон Калиновского воевать с Россией, им казалось, что все пойдет по накатанной: интервью, ореол тайны, намеки на невиданные победы, слава в интернете и сидение в Киеве. В реальности же тероборону Киева, к которой они были приписаны, кинули под Лисичанск затыкать прорыв в линии ВСУ, куда русские бросили танки. Перед этим активистов даже не научили стрелять из гранатомета и кидать гранаты (видимо, танки планировалось остановить ручным стрелковым оружием). Из всей американской чудо-техники они не увидели вообще ничего, а ВСУ выдали им обычные советские АК-74.

Тот, кто после первого боя не остался в земле, на допросах в ФСБ рассказал о методиках подготовки, о нескольких иностранных инструкторах, которые с ними работали, о киевской средней школе, где размещался батальон. Практически все участники прибыли на Украину задолго до спецоперации и выехали через волонтеров так называемых белорусских домов после протестов в Беларуси. Но, как впоследствии выяснилось, волонтеры передавали списки белорусских граждан и их контакты СБУ. И в начале марта по этим спискам из активистов стали формировать белорусское подразделение, причем вербовка не составляла труда: волонтеры владели информацией о том, на кого в Беларуси заведены уголовные дела, по каким статьям и почему прибывшим в Украину гражданам ни в коем случае нельзя возвращаться назад. Оперативники СБУ просто обещали депортацию в случае отказа от сотрудничества.

Параллельно в СМИ поднялся радостный вой: наконец-то появились настоящие герои, которые сначала победят русских, а потом свергнут Лукашенко! Разумеется, сделано это было для того, чтобы собрать денег на батальон, и финансовый ручеек тут же потек. Правда, конкуренцию калиновцам составили другие селфи-подразделения, которые тоже прикидывались белорусскими отрядами и просили денег. В интернете их возникло огромное множество.

Но судьба батальона Калиновского была закономерна. «Крыши» от СБУ на фронте не оказалось, а военным из ВСУ на калиновцев было плевать, для них это просто «необученное мясо», как и остальная тероборона, из которой создали резервы. Поэтому после первого боя батальон из 100 человек закончился. Что с ним будет дальше — не известно.

А для нас это яркий пример того, как в общем-то неглупых людей (наверняка не все там были садистами и идиотами), провели через окно Овертона. Это такая технология, когда человека приучают к насилию и готовности убивать постепенно. Законопослушному человеку в принципе тяжело нарушать правила, поэтому внедрение нужной установки начинается с малого: сначала сходи на запрещенный марш, потом разрисуй стену, затем раскидай шурупы у здания МВД, подожги киоск. По мере роста сложности заданий люди отсеивались, и до уголовных дел и бегства на Украину дошли единицы.

На каждом этапе своего падения они могли остановиться. Государство предупреждает сначала штрафом, потом — «сутками», «химией», небольшим сроком в колонии… Шанс получить больше 5-6 лет есть только у организаторов, и практически все они уже за решеткой.

С остальными же работа продолжалась. Ко второму году протестов насобирали несколько десятков молодых людей, психологически готовых к убийствам, насилию, терроризму. В принципе, неплохо, что от всей страны участников набралось на один-единственный батальон Калиновского. Но чем больше их окажется в земле и в плену, тем спокойнее будут спать наши граждане.

Практика АТО показывает, что бывших наемников не бывает. В мирной жизни они себя не находят, спиваются, употребляют наркотики, скатываются в открытый криминал. И напоминать о них все равно нужно, чтобы другие белорусы понимали: в случае победы «мирных маршей» нас ждали бы глубины зла, насилия и морального падения, а таких «воюющих с Россией» батальонов появились бы десятки и сотни по всей стране.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59