Летчики ее признали равной. Об одной из двух женщин-штурмовиков Тамаре Константиновой

Константинова штурмовик

В годы Великой Отечественной войны 2271 советскому авиатору было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. При этом, больше всего Героев дали стране летчики штурмовой авиации — 860, затем идут истребители — 836, бомбардировщики — 203, разведчики — 86, летчики транспортной авиации — 23, воздушные стрелки — 18, военные комиссары и политработники — 16 человек.

А в длинном списке Героев из 860 летчиков штурмовой авиации, в этом «смертном» виде боевой авиации, как можно было услышать в годы Великой Отечественной войны, лишь две женщины (!) — это легендарные Анна Егорова (Тимофеева ) и Тамара Константинова.

И сегодняшнее повествование об одной из них — Тамаре Федоровне Константиновой, начавшей свой боевой путь водителем «полуторки», воевавшей затем в полку легких ночных бомбардировщиков и ставшей Героем Советского Союза. Она сражалась на «летающем танке» Ил-2, что само по себе казалось невероятным!

«В Восточной Пруссии Тамара Федоровна Константинова за 3 месяца сделала более 40 боевых вылетов. Меткими штурмовыми ударами она уничтожила и повредила 25 орудий и минометов противника, 18 зенитных орудий и другую боевую технику. 16 января 1945 года Константинова, сопровождая наземные войска, обнаружила и уничтожила хорошо замаскированную батарею, обеспечив тем самым продвижение наших частей. В другом бою летчица, преодолев зенитный огонь, прорвалась к Кенигсбергу и нанесла бомбовый удар по военным объектам. В районе Цинтен она за один вылет 12 раз штурмовала огневые позиции врага и уничтожила 4 орудия»

«Военно-исторический журнал», 1945 г.

И подчеркнем, что за героизм, проявленный летчицей Тамарой Константиновой в боях за Кенигсберг, поселок Конрадсвальде Калинингадской области в 1946 году был переименован в Константиновку. В ее честь! Случай довольно уникальный.

Константинова штурмовик

Становление в жизни, путь в небо и война в жизни Тамары

Семья Константиновых рано осталась без отца-кормильца, он умер в 1937 году, к тому же тяжело заболела и мама, став инвалидом. Жили Константиновы тогда бедно, но дружно, а дети с малых лет были очень ответственными, росли людьми с добрыми сердцами, заботясь о маме.

Тамара, старшая в семье, после окончания 9 классов уехала в Рязанскую область, в город Скопин, поступила в горный техникум. А так как прожить на скромную стипендию было трудно, и помощи ждать не от кого, Тамара стала подрабатывать учителем начальных классов в одной из скопинских школ.

В те годы, как мы знаем, советская молодежь увлекалась авиацией, любимыми героями были Чкалов, Громов и другие покорители неба, и многие хотели быть похожими на них. Не удивительно, что и Тамара Константинова пошла в аэроклуб. Днем училась и работала, вечерами осваивала летное дело, довольно легко она овладела планером, а затем и самолетом У-2. В аэроклубе же Тамара познакомилась с Василием Лазоревым, их дружба переросла в любовь и вскоре они поженились. А когда в молодой семье родилась доченька Верочка, Тамара с Василием перебрались в Калинин (ныне Тверь, — Прим.), к матери Константиновой. Здесь Тамара работала летчиком-инструктором в местном аэроклубе, а Василий уехал на учебу в Батайское летное училище.

Примечателен и такой факт: по примеру Тамары и ее мужа и младший в семье Константиновых, Владимир, решил стать летчиком и поступил в Оренбургское авиационное училище летчиков.

Но вот грянула Великая Отечественная война и Василий Лазорев встал в боевой строй крылатых защитников Родины, не осталась в стороне от идущей священной войны и сама Тамара, она окончила курсы медсестер.

Константинова штурмовик

Муж Тамары мужественно сражался в небе Ленинграда, в одном из боев он был сбит, сильно обгорел и был отправлен в госпиталь Перми. Почти три месяца врачи пытались спасти жизнь летчика, рядом была и Тамара. Но судьба распорядилась по-своему, Василий скончался, а на могиле мужа Константинова приняла решение идти воевать. Вот что она написала тогда домой, матери:

«Еду на фронт. Если погибну, мама, не бросай Верочку».

Хоть водителем, лишь бы на фронт — сражаться за Родину

В военкомате Тамара, естественно, просилась в авиацию, но ей ответили неопределенно: «Ждите». А просто сидеть и ждать Тамара не могла и, будучи в очередной раз в военкомате, согласилась стать водителем, лишь бы быть на фронте, отомстить за мужа, за поруганную родную землю. Под Новгородом многие сотни километров исколесила Тамара Константинова на видавшей виды «полуторке», постоянно рискуя жизнью под артиллерийскими обстрелами и налетами вражеской авиации. А в душе завидовала брату Владимиру, закончившему Оренбургское летное училище, и воевавшему в небе Сталинграда. Каждый раз, возвращаясь из очередного рейса, Тамара писала рапорты о переводе ее в авиацию, и все же в конце концов добилась своего — ее направили в 386-й полк легких ночных бомбардировщиков. Мужской летный состав полка поначалу встретил Тамару с прохладцей, но вскоре недоверие к ее летному мастерству сменилось уважением, ведь она в совершенстве владела маленьким У-2, знакомым ей до винтика со времен еще аэроклубов.

Напомню читателям, как военный корреспондент Константин Симонов писал о действиях ночных легких бомбардировщиков: «В любую погоду они летают 5-6 раз в ночь, они летают всюду, куда им прикажут… Каждую ночь один маленький «рус фанер» сбрасывает полторы тонны бомб. Иногда он не отстает в этом от тяжелого бомбардировщика, а иногда даже обгоняет его».

Но наша героиня страстно мечтала воевать на более грозных машинах и настойчиво просилась о переводе в штурмовую авиацию. Ей пытались возражать:

— Женщины на штурмовиках не летают, машина тяжелая.

— Но я же сильная, спортсменка, — убеждала Тамара. — И хочу мстить фашистам!

Константинова штурмовик

И командование не устояло перед таким женским напором: за месяц освоив в 15-м отдельном учебно-тренировочном авиаполку самолет-штурмовик Ил-2, Тамара Константинова в июле 1944-го начала воевать на Ленинградском фронте, в 566-м штурмовом авиаполку 277-й авиадивизии, базировавшейся под Кингисеппом, где она стала командиром экипажа Ил-2 с бортовым номером 10.

Эх, «илюша», мой дружочек, штурманем еще разочек!

Из фронтовой песенки летчиков-штурмовиков

А что значило быть летчиком-штурмовиком?

«В начале войны, конечно, истребители «доканывали» штурмовиков. А в конце войны — зенитки. Это страшное дело! Стоит несколько десятков стволов, и все дуют в одну точку. А кругом еще черные шапки от СЗА (Среднекалиберная зенитная артиллерия. — Прим.) Летишь и не знаешь, кто тебя… поцелует»

Из воспоминаний однополчанина Константиновой по 566 штурмовому авиаполку летчика Юрия Хухрикова, кавалера двух орденов Красного Знамени.

«Если погода нелетная — это одно дело, все расслаблены, шутят, а если погода хорошая и, как тогда говорили, «будет война», никто завтракать не может — не лезет и все! Полстакана чая выпьешь, и то хорошо. В обед тоже никакого аппетита. Командир эскадрильи получал задачу на КП полка, потом, если позволяло время, приходил в эскадрилью. Рассказывал о цели, метеоусловиях, определял порядок выруливания, сбора, нахождения в воздухе: «Идем 1400—1500 метров, подходим к цели, атака по моей команде. Воздушным стрелкам смотреть за воздушной обстановкой. Нас будут прикрывать 4 или 6 маленьких (нас частенько прикрывала «Нормандия — Неман»). Определялось и количество заходов. Правда, все зависело от ситуации над целью. Противодействие бывает такое — не приведи Господь! Тогда только один заход делали. Все сразу выкладываешь — РС (Реактивные снаряды. — прим.) пушки, бомбы. Если противодействие несильное, можно и несколько заходов сделать. Выстраивали круг с наклоном к земле в 30-40 градусов и интервалом между самолетами 500-600 метров и четыре-пять раз штурмовали. По переднему краю всегда несколько заходов делали»

Думаю, что становится понятней, насколько опасной была боевая работа летчиков-штурмовиков: с земли в них летели зенитные снаряды и пулеметные трассы врага, в воздухе, в тоже время, их атаковали истребители противника.

Поэтому, по прибытию в полк новенького летчика (да еще и женщины, виданное ли дело, женщина на штурмовике!?), некоторые поглядывали на нее свысока, но большинство участливо. И понятное дело почему: боевые потери 566 штурмового авиаполка за годы Великой Отечественной войны составили 156 человек летчиков и воздушных стрелков-радистов, четырежды обновлялся в полку летный состав…

Константинова штурмовик

Но уже после первого боевого вылета все изменилось, Тамару Константинову признали как равную. Вот как это было. В своем первом боевом вылете Тамара шла замыкающей в шестерке штурмовиков, ведомой Героем Советского Союза капитаном Афанасием Мачневым. И сразу же, как только наши экипажи пересекли линию фронта, штурмовиков атаковали истребители противника. Обычно наиболее яростно «мессера» атаковали замыкающие самолеты, и в эфире прошла команда ведущего группы: «Константинова, вставайте на мое место», — приказал Мачнев. Теперь Тамара вела шестерку, а Мачнев отбивал атаки истребителей. Тот вылет прошел удачно. Удачными стали и другие «первые» (с разными боевыми задачами и разными по характеру целями противника. — Прим.) боевые вылеты Тамары Константиновой, а опыт войны показал, что если летчика не сбивают сразу, то потом он летает долго.

А Тамара не хуже мужчин владела машиной, в воздухе держалась отважно, но осмотрительно, проявляла смекалку, готовность и умение помочь. А когда в полку стало известно, что на фронт эта молчаливая сероглазая женщина пришла мстить за гибель мужа, отношение к ней стало еще более уважительным. В экипаж к Константиновой в качестве воздушного стрелка-радиста попросилась молоденькая девушка-мотористка Шура Мукосеева. И Тамара была не просто довольна своим боевым товарищем, она была уверена, что стрелок-радист надежно прикроет ее «Ильюшу» в задней полусфере, очень она ценила Шуру за меткость огня. Так, брату Владимиру она писала: «Как это хорошо, когда у тебя за спиной верный, надежный товарищ. Я говорю о своем воздушном стрелке Шуре Мукосеевой. Девчонка, а сколько в ней смелости, твердости. Настоящий кремень. А сколько боевого умения! Идя в атаку, я никогда не смотрю назад. Уверена, туда смотрит Шура. И все видит. Еще не было случая, чтобы вражеский истребитель атаковал нас внезапно. Двух она уже сбила. Короче, я за ней как за каменной стеной»

Экипаж штурмовика Константиновой — Мукосеевой быстро стал одним из лучших в полку.

Константинова штурмовик

Тамара летала на штурм вражеских позиций, на разведку переднего края обороны противника и, конечно, случалось всякое. В одном из вылетов ее самолет был подбит, пришлось идти на вынужденную посадку, тогда лишь чудом она дотянула до своей территории. Летчики полка, как могли, старались оберегать Тамару в бою. Однажды, во время атаки вражеских истребителей, ведущий группы «Илов» капитан Афанасий Мачнев прикрыл ее своей машиной, и вся порция свинца досталась ему…

Весь Ленинградский фронт знал, что в 566-м штурмовом авиационном полку воюет женщина-штурмовик, а при ней… 5-летняя дочка! Так уж получилось: тяжелобольной маме Тамары Константиновой трудно было управляться с внучкой в полуголодном Калинине, вот и оказалась маленькая Верочка с матерью на фронтовых аэродромах. С ней нянчились все, кто был свободен: летчики, воздушные стрелки, механики, девушки из батальона аэродромного обслуживания.

А бои шли тяжелые, работы у штурмовиков было столько, что подчас у них не хватало сил самостоятельно покинуть кабину после очередного приземления на своих аэродромах. Так в октябре 1944 года в составе 227 ШАД с аэродрома Горская полк Константиновой участвовал в прорыве, а затем и в полном снятии блокады Ленинграда и освобождении Ленинградской области от оккупантов. А в июне 1944 года принимал участие в операции по освобождению Карельского перешейка, в ходе которой была освобождена значительная часть Карелии и город Выборг, затем было освобождение Эстонии. С 10 октября 1944 года 566-й ШАП обеспечивал наступление Белорусского фронта в Восточной Пруссии, уничтожая оборонительные сооружения, переправы, технику и живую силу врага.

В декабре же 1944-го лейтенанта Константинову, уже опытного летчика-штурмовика, кавалера боевых орденов Красной Звезды и Красного Знамени, назначают командиром звена в соседний 999-й штурмовой авиаполк той же дивизии.

К Золотой Звезде Героя Советского союза

К тому времени Тамара Константинова стала известной в штурмовой авиации как мастер бомбовых и штурмовых ударов по вражеским позициям. Об этом свидетельствуют записи в ее летной книжке: «Штурмовой удар по зенитным и артиллерийским батареям противника», «Штурмовой удар по траншеям в районах Раушен, Шигиштиммен, Хабихтау, Бракупенен», «Удар по эшелону противника на железнодорожном перегоне», «Удар по танкам противника», «Разведка…». Командир полка Павел Зеленцов, характеризуя летчицу, отмечал ее отличные полеты, точность бомбометания, умение четко держаться строя, а более всего — ее надежность в бою.

А за командирское умение и особое чутье в воздушном бою Тамара Константинова вскоре была назначена заместителем командира эскадрильи — штурманом. Поддерживая наступающие войска Ленинградского, а затем 3-го Прибалтийского фронтов, ее эскадрилья уничтожила большое количество техники врага, обеспечив продвижение наших танков и пехоты.

К концу войны Тамара Константинова совершила, и это за неполный год ее боевой работы в качестве летчика-штурмовика 69 (!) успешных боевых вылетов. Когда товарищи восхищались ее боевым счетом, она неизменно отвечала, что сражается за двоих — за себя и своего погибшего мужа-летчика.

В марте 1945 года старшего лейтенанта Тамару Константинову представляют к званию Героя Советского Союза, вот выдержка из наградного листа:

«Храбро отбивая атаки истребителей, дерзко и умело водит свой самолет «Ильюшин-2» на боевые цели, громя живую силу и технику противника. Ее мужество и бесстрашие были широко известны воинам Ленинградского и 3-го Белорусского фронтов. За период своей боевой деятельности с 14 июля 1944 г. по 15 марта 1945 г. лично произвела 66 успешных боевых вылетов на штурмовку войск и объектов противника».

Заслуженно 29 июня 1945 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Тамаре Федоровне Константиновой было присвоено звание Героя Советского Союза!

И в мирной жизни, как на фронте, Константинова отдавала все силы Родине

Какое же было счастье у Зинаиды Михайловны Константиновой, когда в один из послевоенных дней на пороге ее скромной квартиры в Калинине появились ее дорогие дети Тамара и Владимир — боевые летчики, радостные, с Золотыми Звездами Героев Советского Союза на гимнастерках! О них тогда много писали, ведь это был единственный на всю страну случай, когда в одной семье брат и сестра стали летчиками и удостоились звания Героя Советского Союза.

Константинова штурмовик

Во время той встречи они сфотографировались и Владимир сделал на фото такую надпись:

«Дорогая сестра Тамара, мы с тобой сражались за свободу, за счастье любимой Родины и старались оправдать ее надежды! А что может быть прекраснее этого?»

Демобилизовавшись, Тамара Федоровна с мужем, тоже бывшим летчиком-штурмовиком и детьми, жила в Воронеже. Продолжала летать, работая в гражданской авиации, перевозила пассажиров по области. Но после аварии, обернувшейся длительным лечением, дорога в небо оказалась для нее навсегда закрытой. Тогда бывшая летчица пошла работать на завод, стала бригадиром. Единственную в Воронежской области женщину-Героя Советского Союза знали многие, Тамара Федоровна была частым гостем в школах, учреждениях, на заводах и предприятиях, но не любила рассказывать о себе, героями ее рассказов были ее боевые друзья.

А вот как писали о встрече с ней журналисты Новгорода, где Тамара Константинова начала свой славный боевой путь: «Зал был переполнен. Легендарную летчицу, начинавшую свой боевой путь на новгородской земле, встретили овациями. Она запомнилась новгородцам скромной и тактичной, избегавшей слов «подвиг», «героизм». О том, как она стала Героем Советского Союза, ответила просто: «Это была такая работа. А я все привыкла делать хорошо» …

Летчик
Акилина
Лента новостей
Загрузить ещё
Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59