Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Когда солдаты неба и воины леса — заодно. Боевое сотрудничество подпольщиков и бомбардировщиков

Когда солдаты неба и воины леса — заодно. Боевое сотрудничество подпольщиков и бомбардировщиков
Фото: из открытых источников

Большой вклад в успех операции «Багратион» летом 1944 года внесла авиация дальнего действия (АДД), особенно дальняя бомбардировочная (ДБА), несшая смерть врагу в тылах по всей оккупированной Беларуси.

Но начиналось все не вдруг: рейды Ил‑4, Ли‑2 и других краснозвездных «бомберов» работали на «Багратион» по накопительной схеме. Летчики «протаптывали» воздушные трассы к нужным целям, накапливали опыт, обкатывали тактические схемы и технические новации. И помогали им партизаны и подпольщики Беларуси.

«Бомберам» нужны «глаза и уши»

Народные мстители разведывали цели, подбирали время для бомбежек, собирали детальную информацию о результатах рейдов, вносили предложения по усовершенствованию их результативности… Были «глазами и ушами» авиации. Коэффициент полезного действия этого боевого содружества стал высоким не сразу. Большинство соединений партизан Беларуси, созданных стихийно (из окруженцев и местных жителей), вели разведку только для себя «…и лишь… небольшое количество организованных на базе разведгрупп ГРУ ГШ и органов госбезопасности вели разведку для армии», пишет в отчете «Разведывательная деятельность советских партизан в годы ВОВ» Александр Зайцев.

Государственный комитет обороны и партизанские руководители начали отрабатывать взаимодействие. В соединения на парашютах массово забрасывались «опытные разведчики, в большей степени чекисты, шел инструктаж партизан и жителей по вопросам разведработы, разрабатывались… директивы о способах и задачах ведения разведки» (А. Зайцев, там же). Важным подспорьем для улучшения качества работы наших бойцов невидимого фронта стало решение ГКО учредить разведотделы в Белорусском и Центральном штабах партизанского движения (ЦШПД). И вскоре сотни разведчиков под личиной полицаев и стенографистов, уборщиц и посудомоек, официантов и артистов собирали данные, часть из которых потом шла в ЦШПД. А оттуда — в Москву.

Крылья крепнут в борьбе

Потери советской авиации в западных военных округах лета 1941 года преодолевались медленно, но верно. Несмотря на превосходство вражеской авиации, к весне 1942 года авиация дальнего действия имела ядро из 350 самолетов и 367 экипажей. В начале 1943‑го в составе АДД было уже 11 авиадивизий, летом было сформировано еще восемь новых авиакорпусов — и количество боевых самолетов и экипажей увеличилось до 700. В декабре 1943‑го — разрослась до 17 авиадивизий и 34 авиаполков — помогли передача в ее состав Гражданского воздушного флота (ГВФ) и форсирование развития оборонки. Примерно ко второй половине 1942 года «минское соединение В. И. Козлова охватывало агентурной сетью более 500 местечек… где насчитывалось 2192 агента и осведомителя» (В. К. Киселев, «Партизанская разведка: сентябрь 1943 — июль 1944»). Таким образом, только козловцы образовывали паутину по всему столичному региону и части Полесья. Это давало массу разведданных — под присмотром был каждый железнодорожный узел, станция, перекрестки автотрасс, речные порты.

Гром с небес

 По мере накопления разведданных от народных мстителей под все более плотный «колпак» нашей дальней бомбардировочной авиации стали попадать железнодорожные узлы и станции на магистралях Минск — Вязьма, Полоцк —Витебск — Гомель, Брест — Брянск — Орел. Особенно первая и третья — по ним шли основные потоки грузов для вермахта Восточного фронта. На магистраль Минск —Вязьма осенью 1942‑го — зимой 1944‑го АДД произвела 1542 самолето-вылета, на магистраль Брест — Брянск — Орел — 10 148 самолето-вылетов. На магистрали Минск — Вязьма подвергались массированным налетам в основном четыре железнодорожных узла: Минск, Орша, Смоленск и Вязьма. Были разрушены товарные и пассажирские станции, паровозное депо, подвесной железнодорожный мост, электростанция.

Разбито 30 эшелонов с живой силой, боеприпасами и техникой, 20 цистерн с горючим, девять паровозов, сожжен склад с боеприпасами. Движение по железной дороге было прервано на трое суток. Такие транспортные узлы бомбились на регулярной основе без предварительной корректировки от агентуры. Конкретные же объекты превращались в цели на картах, над которыми работали спецы из штаба АДД, чтобы потом попасть в планшеты штурманов перед рейдом.

Бомбы с «адресной доставкой»

Подобные удары с конца 1942‑го по май 1944‑го наносились и по стратегически важным областным городам. «В налетах на железнодорожный узел Орша участвовало от 180 до 230 самолетов, разбито шесть эшелонов с военной техникой, разрушено два железнодорожных моста, четыре эшелона с боеприпасами и военным имуществом. После бомбежки находившиеся на станции снаряды рвались в течение трех суток… Из Витебска в Оршу направлены восстановительные поезда. В городе уничтожено до 3000 немецких солдат и офицеров в казармах». Причем добиться такого результата помогли сами фашисты: светомаскировка на объектах была лишь частичной! Удачными были вылеты и на Гомель с начала года по раннюю осень 1943‑го.

Начиная со второй половины 1942‑го к важным объектам по ночам станут наведываться советские бомбардировщики — количество организационных мер постепенно перейдет в качество

Читаем у Александра Голованова в том же труде: «…подвергался массированным налетам группами в 200 самолетов, сделан 1641 самолето-вылет. Уничтожено более 40 эшелонов с боеприпасами, войсками, горючим и снаряжением, 60 складов, взорван крупный пороховой склад, разбит паровозовагоностроительный завод. В городе разрушены шесть казарм с немцами, отдельный дом, где уничтожено до 300 немцев, разбиты два склада с боеприпасами, нефтехранилищами, бензосклад, продовольственный склад, бомбоубежище с немцами, завод «Сельмаш», военная комендатура, уничтожен артиллерийский склад, который горел в течение шести дней. Много бомб упало в район, где было сосредоточено более 100 танков (прифронтовые реммастерские. —Авт.), из числа экипажей убито до 150 человек. Движение по железной дороге Гомель — Новозыбков в апреле было приостановлено».

Эти отчеты красноречиво свидетельствуют: разведка целей была проведена более чем тщательно. Работали Ил‑4 и по Могилеву: «…уничтожены эшелоны, три с военной техникой и три с гражданскими немцами, собранными для эвакуации в Германию, разрушены станции Могилев‑2, Могилев‑8, мост через Днепр, уничтожено два склада с боеприпасами и один с продовольствием. …Число уничтоженных гитлеровцев достигло 4000 человек. Разрушены квартиры и общежития немцев на улице Селянского (уничтожено до 300 немцев), гестапо — уничтожено до ста немцев. Разбиты 1500 автомашин и до ста мотоциклов. Во время бомбежки среди немцев возникла паника, они бежали из города на запад. В этом же направлении бежали немцы из Ямницы. При встрече между ними завязался бой (длившийся полтора часа. — Авт.). Обе стороны думали, что встретились с партизанами. Город после бомбежки был оцеплен и все мобилизованы для вывозки трупов (самыми усердными работниками были подпольщики — работая, они собирали сведения о количестве жертв налета. — Авт.)».

Так ДБА помогала разрушать миф о педантичных, всегда ко всему готовых немцах — застать их бомбежкой в собственных постелях нашим летчикам удавалось в течение всей второй половины войны!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем

Информационное агентство «Минская правда»
ул. Б. Хмельницкого, д. 10А Минск Республика Беларусь 220013
Phone: +375 (44) 551-02-59 Phone: +375 (17) 311-16-59