Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

От финансовых спекуляций – к новому технологическому укладу. Где капитал ищет прибыль

От финансовых спекуляций – к новому технологическому укладу. Где капитал ищет прибыль
Фото: Светлана Курейчик и из открытых источников

Продолжаем нашу беседу с российским кандидатом экономических наук Олегом Комоловым о закономерностях капитализма. (Первая и вторая часть интервью опубликованы в №42, 43 от 8 и 10 июня 2022 г.)

– Мы разобрались с циклами капитализма. Какие еще интересные закономерности вы нашли в ходе изучения процессов глобализации/деглобализации?

– В одной части нашей теории выражается мысль о том, что сегодня деглобализация представляет собой закат американского системного цикла накопления и развития какого-то нового цикла с новым гегемоном. Это если мы смотрим на процессы глобализации/деглобализации с позиции долгих столетних циклов.

В рамках более мелких отрезков можно увидеть средние волны цикличности капитализма, где в рамках длинных циклов также наблюдаются процессы ускорения глобализации и ее сворачивания. Эти среднесрочные циклы в развитии капитализма связаны с технико-экономическими факторами.

– Что это за факторы?

– В целом всю эпоху промышленного капитализма (а это где-то конец XVII – начало XVIII века) можно разделить на технологические уклады. Всего их в науке шесть. Каждый технологических уклад отличается от другого господствующей в нем технологией, которая является основным источником роста нормы прибыли.

– Как они менялись во времени?

– Когда-то все начиналось с ткацких станков, которые резко повысили производительность труда. Постепенно перешли к паровым двигателям, затем к электродвигателям, двигателям внутреннего сгорания и потом к микроэлектронике. И каждый следующий этап развития науки и техники давал мировому хозяйству новый источник роста нормы прибыли.

– Сейчас у нас этап господства микроэлектроники?

– Пятый уклад, в котором мы сейчас живем, это не только микроэлектроника. Он включает целый ряд технологий, в том числе средства связи и коммуникации. Средства коммуникации позволили создавать глобальные цепочки добавленной стоимости, что помогло американцам осваивать новые рынки.

– Что такое глобальные цепочки добавленной стоимости?

– Когда, к примеру, головное подразделение компании находится в Нью-Йорке, колл-центр в Индии, производство в Германии или Корее, а сборочный цех – в Китае. Это все не работало бы без развитых систем коммуникации, а они основаны на микроэлектронике. США быстрее всех освоили эту технологию и сняли сливки с нее.

Это очень важный момент. Возвращаясь к открытию Маркса о падении средней нормы прибыли… Она не то чтобы линейно падает. Где-нибудь в XVII веке была 300%, а сейчас упала до 10%. Она тоже циклична: в какой-то период растет, в другой – падает. Общий тренд – на снижение, но в целом мы можем найти довольно длительные исторические этапы, во время которых норма прибыли активно растет. Она ускоряется в условиях освоения новой технологии и начинает замедляться и падать в тот момент, когда господствующая технология себя исчерпала и мир начинает искать новую.

 – То есть освоение новой технологии дает стране повысить среднюю норму прибыли?

– На начальном этапе, когда технология только появляется в промышленности, страна, освоившая ее раньше остальных, получает преимущество как конкурент. Благодаря новой технологии она может снизить издержки по производству товаров.

Ведь в чем суть технического прогресса по Марксу? Как он говорил, всякая экономия сводится в конечном счете к экономии времени. Всякая новая технология позволяет быстрее производить товар, а быстрее – значит с меньшей стоимостью. А если вы производите товар с меньшей стоимостью, то можете продавать его на более выгодных условиях, чем ваш конкурент, и расширять рынки сбыта, получать сверхприбыль.

– И что в итоге, кроме сверхприбыли, получает страна-первооткрыватель?

– Возьмите для примера Великобританию, которая сумела раньше всех освоить паровой двигатель, на его основе осуществить индустриализацию и стать первой промышленной державой мира. Это позволило европейским компаниям приступить к мировой экспансии.

Успех Китая в борьбе за место мирового гегемона возможен лишь в случае обретения им лидирующих позиций в шестом технологическом укладе.

Страна – технологический лидер одновременно всегда является гегемоном мировой экономики. Захватывая лидерство на этапе освоения нового технологического уклада, страна-гегемон начинает распространять свое влияние на внешние рынки, захватывая их.

– Но, как я понимаю, это не длится вечно…

– Верно. В какой-то момент времени отдача от инвестиций в производство по новой технологии начинает снижаться, поскольку в экономике возникают проблемы перенакопления. И норма прибыли растет все медленней и медленней, потом стагнирует.

В такой ситуации инвестор думает, как бы ему поддержать норму прибыли. И тут в первую очередь он обращается к поиску не следующей технологии, а финансового рынка. Т. е. проблему перенакопления капитализм решает за счет расширения финансовых рынков.

– Но как можно получать прибыль на финансовом рынке, если вы не инвестируете в производство?

– Именно для этого параллельно расширяются процессы глобализации. Через них производство переносится в регионы с низкой оплатой труда, осваивается новая периферия, и капитал, приходящий из периферии в центр, становится источником развития финансового сектора.

Отличительной чертой глобализации конца XX в. являлось господство финансового-спекулятивного капитала в мире.

Таким образом, и на длинных столетних циклах, и на средних повторяется один и тот же процесс: сначала материальная экспансия, потом процессы глобализации и перенос производств на периферии с параллельным развитием финансового сектора. Затем возникают финансовые пузыри и наступает финансовый кризис, который завершает системный цикл накопления капитала.

– Почему возникают финансовые пузыри?

– Когда отдача от авансированного капитала на определенном этапе технологического развития начинает стагнировать, капитал идет в финансовый сектор. Параллельно, как я уже отметил, происходят процессы глобализации и усиления эксплуатации периферии. Но невозможно бесконечно расти за счет экспансии финансового сектора.

В определенный момент происходит перенакопление капитала уже в финансовом секторе. Так и возникают пузыри на финансовом рынке, т. е. переоценка активов, и финансовый кризис.

– Как проходит этот кризис?

– На финансовом рынке складывается ситуация, когда стоимость акций компаний многократно превышает их реальную стоимость. Этот разрыв когда-нибудь схлопывается, потому что просто не находится следующего инвестора, готового заплатить еще больше. Начинается быстрый обратный откат: все стремятся продавать акции все дешевле и дешевле. Биржевая стоимость компаний быстро скатывается до ее реальной, материальной стоимости. Это запускает кризис, потому что вчера у вас была на руках одна сумма, выраженная в активах, а сегодня она уменьшилась, и вы не можете погасить свои долги, и другой собственник тоже. Начинается кризис, банкротство.

– Что в такой ситуации делают капиталисты?

– Когда отдача от авансированного капитала падает и финансовый сектор уже не приносит дохода, когда случается финансовый кризис и наблюдается резкое падение нормы прибыли, только тогда капитал начинает искать новую господствующую технологию, передовую, революционную идею, которая сможет вновь запустить процесс роста средней нормы прибыли.

– Как все это связано с процессами глобализации/деглобализации?

– На этом начальном этапе, когда мир только ищет новую передовую технологию, которая повысит норму прибыли и позволит вновь запустить этап экономического развития, – именно на этом этапе – ускоряются процессы деглобализации.

На этапе борьбы за освоение новой технологии страны начинают закрываться друг от друга, концентрировать ресурсы на передовых, наиболее значимых отраслях производства (каждый делает ставку на свой сектор). Идет процесс конкуренции национальных капиталов за будущее технологическое лидерство. И в этой конкуренции, конечно, никто не хочет свободно допускать других игроков на свой рынок. Нужно закрыться от конкурента и, накопив ресурсы внутри страны, направить их в те отрасли, которые позволят в ближайшем будущем освоить новый технологический уклад раньше остальных.

– Что происходит, когда новая технология найдена?

– Когда становится понятно, что новая технология является наиболее перспективной, передовой, что именно она станет источником роста нормы прибыли, тогда страна, открывшая ее раньше остальных, начинает, базируясь на ней, осваивать новые рынки. Мир переходит к этапу глобализации.

Глобализация выгодна гегемону тогда, когда он эту гегемонию уже захватил. А когда еще этого нет, он будет, наоборот, всячески поддерживать идею протекционизма.

Поэтому очень хорошо заметно, как сегодня главными проводниками политики протекционизма в мире являются США, Франция, Италия, Германия, Канада. Это страны, которые 15 лет назад были главными идеологами ВТО, т. е. свободной торговли. Когда им это выгодно, они выступают за свободу торговли, а когда невыгодно, очень активно применяют протекционистские меры против своих экономических оппонентов.

– Значит ли это, что страны сейчас ищут новую технологию?

– В настоящий момент на относительно коротком историческом периоде мы видим одновременно и смену гегемона мировой экономики, и борьбу за новое технологическое лидерство. Шестой технологический уклад сейчас находится в фазе своего начала.

– Есть ли предположения по поводу того, какой будет новая технология?

– Возможно, ею будет НБИКС-конвергенция. Это нанобиоинфокогносоциотехнологии. Т. е. речь пойдет уже не о развитии в какой-то отдельной отрасли, а о межотраслевом развитии, где в рамках одной технологии объединяются кибернетика, социополитические технологии, биология, нанотехнологии.

Выражается это в создании нейрокомпьютерных интерфейсов: в объединении компьютера с человеческим мозгом. Это нужно для повышения производительности труда. Роботы заменят человека в производстве, произойдет еще большая автоматизация производства. Мир сделает еще больший шаг на пути к снижению стоимости товара. Это даст стране, которая первой освоит эту технологию, невиданные возможности по развитию производства. Тот, кто сделает это раньше остальных, и будет новым гегемоном.

– Кто сейчас в лидерах по поиску новой технологии?

– США и Китай. Через разные эмпирические признаки видно, как идет борьба за освоение этой технологии. Например, конфронтация Поднебесной с Штатами по поводу темы связи пятого поколения. Технология 5g – то, что необходимо для соединения интерфейсов мозга и компьютера, поскольку нужна очень быстрая передача данных. 5g, как предполагается, составит основу шестого технологического уклада.

Сейчас США и Китай борются за мировое господство и одновременно за технологическое лидерство. Именно это влечет за собой ускорение процессов деглобализации: слишком много вопросов стоит на кону, много чего нужно поделить.

(Окончание в следующем номере)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем