Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

«Уезжали от войны, здесь обрели дом». История украинцев, которые бросили все и переехали в Беларусь

«Уезжали от войны, здесь обрели дом». История украинцев, которые бросили все и переехали в Беларусь
Фото: Алёна Дроздовская

С момента переезда Кононовых в Беларусь прошло уже более семи лет. Глава семейства Владимир признается, что здесь у них началась новая жизнь — с чистого листа. Но по Родине он тоскует. А как иначе — там мужчина прожил 60 лет, там осталась родня. Он с болью в сердце наблюдает за происходящем в родной Украине. И добавляет, всю к этому шло. И если еще пару лет назад у Владимира и его семьи проскакивали мысли о возвращении, то сейчас решили твердо — будут жить в Беларуси и получать гражданство.

В Крупском районе они купили большой дом и нашли хорошую работу. Причем все члены этой семьи, а у Владимира жена, сын, невестка и двое внучек работают на производственной площадке «Агрокомбината «Дзержинский» при деревне Дворище.

С четой Кононовых встретились во время их обеденного перерыва. Погода хорошая, располагает к откровенному разговору. В этот день на работе были Владимир и его внучка Анастасия. У остальных — другая смена. Но тем и интереснее было — услышать мнение разных поколений. Владимиру уже 68 лет, а Насте всего 19.

— Всю жизнь отработал водителем. Вот и на площадке устроился трактористом. И мой сын здесь же, он механизатор. А Настя (как и ее мама) работает на мясоперерабатывающем производстве. Еще успевает учиться (заочно), уже на втором курсе Витебского госуниверситета. Она — будущий юрист, — с гордостью рассказывает Владимир.

«Пенсию начислили 945 гривен. Этого даже на «коммуналку» не хватало»

— Мы жили в Голопристанском районе Херсонской области. Очень красивое место Украины. Рядом море, река Днепр, — вспоминает Владимир. — Наше село было большое — население 11 тысяч человек. А после 2014 года осталось меньше половины, все разъехались. Да у нас уже после развала союза началась неразбериха. Совхозы людям выдавали по 7 гектар земли. А чем эту землю обрабатывать? Технику всю разворовали олигархи местные. Кто успел, тот и схватил. В итоге эту землю забрали арендаторы. Кто что там выращивал. Я всю жизнь проработал водителем, а сын служил пограничником, потом был начальником охраны на зоне. Когда мой Женя вышел на пенсию — стал искать подработки, денег не хватало, а семью нужно было содержать.

Вздыхая, мужчина вспоминает, что пенсии, которую им начислили даже не хватало на оплату коммунальных услуг:

— Копейки платили. У меня было на тот момент 45 лет стажа! Пенсию начислили 945 гривен. В то время это было 36 долларов. Этих денег не хватало даже на оплату коммунальных услуг. А жить за что? Мы не вытягивали. Если бы мы там остались, так точно бы «дуба врезали».

Чтобы хоть как-то выживать, семья занялась выращиванием овощей, которые потом продавали на рынках.

— Я, когда сюда переехал, удивлялся местным тепличкам, — с улыбкой говорит Владимир. — У хозяйки теплица два на три метра, а она мне жалуется, что «вой, умарылася». Видела бы она наши теплицы! 100 метров длиной и 10-12 шириной. Только одних перцев высаживали 15-20 тысяч штук. А еще помидоры! Мы уже в декабре рассаду помидоров садили, в феврале в теплицы высаживали. А к 9 мая на базар возили на продажу. Теплицы были нашими кормилицами…

«В Беларусь приехали по приглашению вашего Президента»

В жизни каждого человека есть события и воспоминания, к которым не хочется возвращаться. В памяти Владимира Кононова страшным отпечатком стали события, начавшиеся в Украине в 2014 году.

— Когда занимаешься привычными ежедневными делами под спокойным, мирным небом, даже не задумываешься, что все может в одночасье измениться, — рассуждает Владимир. — Мы и представить не могли, что однажды с болью в душе и ужасом в сердце придется покидать свою Родину в поисках убежища и мирного уголка. Но осенью 2014 года, когда обстановка в Украине начала накаляться до предела, из-за угрозы стать жертвами военных действий мы решили уезжать. Не знали куда, ничего не планировали, просто хотелось уберечь детей и себя от войны. Переезжать решили вместе с семьей сына. Свой большой дом продали даром. В то время никто покупать за нормальную цену не хотел. Денег хватило только на дорогу сюда и на первое время. Моя жена очень сильно переживала за сад, который сама садила. До сих вспоминает свои яблоньки… Что мы чувствовали? Страх перед неизвестностью и боль от расставания с родной землей, никому не пожелаю испытать такое.

Именно сын Владимира предложил поискать спокойствие в Беларуси. Сначала приехал сам, потом перевез жену и двоих маленьких дочерей, а уже следом забрал и стариков-родителей. Прежде чем осесть на Крупщине, семья пробовала жить и работать в Минском районе. Но там не сложилось, Кононовы переехали в Бобр Крупского района.

— Этот поселок понравился нам сразу — красивый, чистый, ухоженный населенный пункт, люди приветливые и добрые, кругом — спокойствие и тишина. Есть вся необходимая инфраструктура. Тогда было решено собрать всю волю в кулак и начать строить новую жизнь, — говорит глава семьи.

— Почему решили переехать именно в Беларусь? — задаю резонный вопрос Владимиру. Тогда многие убегали из Украины жить в Польшу или Прибалтику.

— По приглашению вашего Президента, — с улыбкой говорит мужчина. — Это я немного шучу. Но в этом есть доля правды. В нашей местной газете писали, что в Беларуси принимают жителей Украины, которые попали в тяжелую ситуацию. Ваш Президент держал эти вопросы под контролем. Мы тогда уже были наслышаны о Лукашенко — это и стало решающим фактором при выборе страны для жизни. Выбирали сельскую местность. Ведь там была возможность сразу получить жилье, а для нас это было в приоритете. Да и привыкли мы к работе на земле.

Семье повезло, как раз в 2018 году в этом Крупском районе ОАО «Агрокомбинат «Дзержинский» строил свою производственную площадку, куда сначала устроился работать Владимир, а спустя некоторое время и все остальные члены семьи Кононовых.

Когда семья переехала жить в Беларусь, удивляло все.

— Меня как водителя поразила стоимость бензина, — вспоминает Владимир. — Тут его продавали рубль за литр, а у нас литр был по 28 рублей. Вот такая разница. В магазинах большой выбор продуктов, все дешевое и вкусное…

— Да, нашу украинскую колбасу есть было невозможно. Даже голодная собака не хотела, — соглашается с дедушкой Настя.

— На Украине нормальная жизнь была только возле Киева. В остальных областях жить было, мягко говоря, очень тяжело, — продолжает Владимир. — Поверьте, от души говорю, вам действительно повезло с Президентом, нам есть с чем сравнить…

«Нацбатовцы без стыда продавали в нашем селе золото, пропитанное кровью и болью донбассовцев»

Семья с ужасом следит за событиями, которые сейчас происходят в их родной Украине.

— Во время российской спецоперации нашу Херсонскую область особо не бомбили, только военные базы, где в прямом смысле жили «бандеровцы», видимо, для охраны этих объектов, — делится Владимир. — Не могу слушать, когда говорят, что российские военные враги. Они не трогают мирных жителей! А вот националисты эти, бандеровцы, и грабят, и убивают, и насилуют. Нелюди! И все безнаказанно. Мы знаем, кто такой Бандера. Моя покойная теща была свидетелем их страшных дел. Это было после Великой Отечественной войны. Она с ужасом вспоминала, как Бандера и его «последователи» спускались с гор, как шакалы сбегались на деревни. Творили что хотели. Днем ставили крестики на людских заборах (например, учителей или участковых), а ночью приходили и резали, как животных. Да и моя свекровь чудом осталась жива. Она была очень красивая и хорошо пела. За это и приглянулась одному из бандеровцев, он решил ее забрать силой. Но односельчанка, которая пекла хлеб бандеровцам, предупредила ее об опасности. Сказала, убегай, ночью за тобой придут. Так моя будущая теща сбежала и осталась жива.

Владимир с ужасом в глазах добавляет, что нынешние последователи бандеровцев еще хуже своих кумиров. Ему приходилось лично сталкиваться с такими.

— У них вообще голову снесло, — возмущается мужчина. — У нас в селе был один. Вернулся с Донбасса и ходил по селу золото продавал. Все же понимали, откуда это золото — пропитанное кровью и болью донбассовцев. Даже не стеснялся рассказывать, как выбирали жертв по богатству домов и наличию машин. Заходили во двор и нагло брали все, что хотели. Кто сопротивлялся — расстреливали. А всем рассказывают, что это россияне делают…

О своих планах Владимир рассказал скромно. Говорит, что в таком возрасте на многое уже не рассчитывает:

— Лишь бы мирно было в Беларуси. За внучек волнуюсь. У них еще вся жизнь впереди. Чтобы они никогда не сталкивались с войной и голодом.

— Жить в Беларуси мне нравится. Мой дом уже здесь, — говорит Настя. —Сейчас у нашей семьи появилась возможность получить гражданство Беларуси. Занимаемся подготовкой документов. Конечно же, вспоминаю свое родное село, где прошло мое детство. Многое помню, несмотря на то, что, когда мы переезжали, мне было всего одиннадцать. Там у меня остались еще бабушка и дедушка (родители моей мамы), а еще дядя со своей семьей. Очень скучаем по ним. Родители уже уговорили бабушку с дедушкой переехать к нам. Но не успели… Поэтому я стараюсь не читать новости — сильно переживаю. Это выше моих сил. Очень надеемся, то скоро все закончится…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!