Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Страна рекордов, белого мрамора и безработицы. Почему Туркменистан одновременно богат и беден

Страна рекордов, белого мрамора и безработицы. Почему Туркменистан одновременно богат и беден
Фото: из открытых источников

В Средней Азии нет более загадочной и экзотической страны, чем Туркменистан. И более противоречивой... С одной стороны, здесь сосредоточены крупнейшие запасы газа в мире. Но с другой — народ живет небогато, средняя «зэпэ» не дотягивает и до $300. Туристический потенциал страны огромен — роскошные дворцы, древние города, газовый кратер, который полыхает уже 50 лет. Но туристы, которые могли бы принести казне миллионы манатов, сюда не едут.

Так, правда, было не всегда: в свое время Туркменская ССР принимала миллионы путешественников, а за свою зарплату среднестатистический работник мог купить «мини-рынок мяса» — больше 110 кг. Ну, или 2100 яиц. Или 257 кг сахара. Сегодня финансовые возможности туркмен гораздо скромнее… Почему так? Попробуем разобраться.

У разбитого корыта?

Это однозначно не про Туркменистан. После распада СССР страна получила в наследство, помимо крупных заводов и комбинатов, огромные запасы природного газа и нефти. В целом развитие газовой промышленности Туркмении началось при советской власти. В 1966 году было сдано в эксплуатацию газоконденсатное месторождение Оджак. К концу 1970 года в Туркменской ССР было уже 19 крупных и небольших газовых и газоконденсатных месторождений, объемы добычи достигали 11,7 млрд м³. К концу 1985 года эта цифра возрастет в 7 (!) раз. А в 1989 году туркменские газовики поставят рекорд по добыче голубого топлива — 86 млрд м³.

А вот следующего рекорда не получилось... После распада Союза Туркменистан долгое время не мог восстановить прежние объемы производства. Толчок развитию газодобычи дало открытие в 2006 году гигантского месторождения Галкыныш. Как результат, сегодня страна является одним из мировых лидеров  по запасам голубого топлива. Если верить местным СМИ, они составляют порядка 50 трлн м³. Но эксперты дают более скромную оценку — 19,5 трлн м³. И все равно это очень много: больше запасы только у Катара, Ирана и России.

Денег газ тоже приносит много: на его долю приходится 85% всех бюджетных поступлений. В 2020 году доходы Туркмении от экспорта природного газа и нефтехимической продукции превысили $4 млрд. А ведь могло быть еще больше. Страна не может в полной мере монетизировать свои ресурсы, так как не нашла, кому их продавать. Единственный серьезный покупатель туркменского газа — Китай, который одновременно выступает и кредитором страны. Часто газ идет в счет оплаты по кредитам Туркмении.

Страна могла бы выйти на европейский рынок, но для этого необходимо проложить газопровод по дну Каспийского моря. Такой проект есть, и строительство уже идет, но о сроках пока говорить рано.

Без хлопка и без хлеба

Сельское хозяйство в Туркменской ССР специализировалось на хлопководстве. Республика занимала 2-е место в Союзе по производству хлопка. В 1989 году здесь собрали рекордные 1,382 млн тонн. Прошло уже 30 лет с момента распада советской державы, а рекорд до сих пор не превзойден. И, как считают эксперты, это вряд ли уже получится. С середины 90-х в стране взяли курс на постепенное высвобождение части площадей из-под хлопка — чтобы расширить посевы пшеницы и обеспечить продовольственную независимость страны.

Что это дало? Хлопка стало меньше, хлеба тоже. В урожайный год туркменские аграрии собирают не более 1,4 млн тонн зерна. Для страны с населением в 6 млн это катастрофически мало. Сравните: в Беларуси, где живет 10 млн человек, получают каравай весом в 9-10 млн тонн.

Эксперты не раз обращали внимание: зерноводство в Туркмении непродуктивно, оно физически и морально затратно. Зачем пытаться выращивать то, что плохо растет? Не правильнее ли переключиться на культуры, которые любят туркменский климат? Тот же хлопок, например…

В 2020 году, кстати, площади зерновых впервые с 2007 года сократили в пользу хлопка. Ожидается, что он принесет казне гораздо больше денег, которые можно потратить на покупку зерна.

«Сладкие, как мед, гладкие, как девушка! Налетай, расхватывай!»

Туркмения — рай для фруктов и овощей. В 70-80-е годы виноград, выращенный в Туркменской ССР, был нарасхват: по содержанию сахара он в разы превосходил узбекский и кавказский. Его поставляли в десятки стран мира. Как и дыни, настоящий бренд республики. В Туркменистане, кстати, выращивают и знаменитые дыни чарджоуские. Помните, как расхваливал их герой фильма «Вокзал для двоих»: «Сладкие, как мед, гладкие, как девушка!» И ведь они действительно вкусные. Этот сорт даже называют королевой дынь.

Напрашивается вывод: раз культура такого превосходного качества, на ней можно делать деньги. Узбекистан, где тоже выращивают чарджоуские дыни, так и поступает. Только за 2021 год страна экспортировала их более чем на $20 млн. Туркмения на фоне страны-соседки выглядит скромнее. Вероятная причина — небольшое количество рынков сбыта. Многие из них были потеряны после распада СССР, а найти новые не удается.

Туркменский Дубай: роскошно, богато и… пусто

В туристическом плане Туркменистан — жемчужина, если не мировая, то среднеазиатская точно. Франция с ее Эйфелевой башней, Англия с Биг- Беном и прочие «европы» бледнеют на фоне знаменитой пустыни Каракумы, одной из крупнейших в мире. А вспомните античные города, существовавшие на стыке тысячелетий до нашей и нашей эры… Или марсианскую равнину, Бахарденскую пещеру.

Дворцы и мечети Туркменистана — вообще отдельная тема, на них можно любоваться часами. Уникальная достопримечательность — газовый кратер Дарваза, известный как «Врата ада». Появился он еще в 1971 году благодаря разведчикам туркменских недр, которые искали нефть в пустыне. А нашли газ. На месте, где они вели поисковые работы, в одно мгновение ушли под землю буровая установка, оборудование, транспорт. Всё исчезло в образовавшейся пустоте. Сквозь эту полость стал выходить газ, который было решено поджечь, — ученые были уверены, что со временем пламя само по себе потухнет. Но этого не произошло: огонь в кратере горит уже больше 50 лет. Отсвет виден издалека: особенно поражает вид огненного жерла, если смотреть вниз, стоя на краю воронки…

Желающих посмотреть, как выглядит ад, предостаточно (пол-Европы съехалось бы в Туркменистан, чтобы увидеть такое чудо природы), но туризм в стране развит крайне слабо. Хотя вроде и делается для этого немало. Помимо имеющихся в Туркмении санаториев и здравниц (построенных еще в советское время), здесь есть и современные роскошные курорты, которые вполне могут соперничать с Дубаем и Ривьерой. Как пример — туристическая зона «Аваза», включающая около 30 объектов. Это санатории, центры отдыха, яхт-клуб, теннисные корты, бассейны с морской водой, сауны…

Возведение в 2007 году «Авазы» обошлось стране в $5 млрд, и пока «туркменский Дубай» себя не окупил. Цена за номер в гостинице начинается от $50, тогда как средняя зарплата в Туркменистане ниже $300. Обычному жителю страны такой отдых не по карману. Иностранцы? В республике действует очень строгий визовый режим, поэтому многим эту визу просто не дают. Если верить статистике, отказывают в 90% случаев. Тех, кому удалось приехать сюда, можно назвать везунчиками. Таких буквально единицы: в год те же Каракумы посещает всего 3 или 5 групп.

Национальное достояние Туркменистана — ахалтекинцы, знаменитая порода лошадей. Кстати, Парад Победы 1945 года маршал Жуков принимал верхом на жеребце этой породы.  

То ли дело 80-е годы прошлого века, когда Туркменистан не знал отбою от приезжих. Десятки тысяч путешественников отдыхали на море, ездили в экскурсионные туры по городам, ходили в походы по горам и пустыням. Считать чужие деньги не принято, но сколько бы валюты привезли туристы в страну, если бы этот бизнес здесь был организован более грамотно…

Ниже уже некуда

Что касается медицины, эта тема для жителей страны болезненная. Советская власть уделяла особое внимание здравоохранению в республиках Средней Азии, в том числе Туркменской ССР. Медицинский вуз в Ашхабаде считался одним из лучших в Союзе, из его стен вышло много светил медицины.

С распадом СССР в стране наступил кризис, в том числе и в здравоохранении. Первый президент республики Сапармурат Ниязов распорядился уволить более 10 тысяч медработников среднего звена — мол, если на обучение врачей были потрачены большие государственные деньги, врачи сами должны обеспечивать всё здравоохранение. Дальше — больше. В Туркменистане до сих пор с дрожью вспоминают безумную реформу по упразднению сельских больниц. Жителям провинции в случае надобности рекомендовалось ехать за медпомощью в столицу. А за экстренной помощью — обращаться в воинские части.

К чему это привело? В 2002 году средняя продолжительность жизни в стране снизилась до 62,7 лет. Сегодня она чуть больше 68 лет, и это самый низкий показатель среди стран бывшего СССР.

По индексу уровня образования Туркменистан опять-таки плетется в хвосте, занимая 111-е место среди 189 стран мира. Беларусь в этом рейтинге на 32-м месте.

К слову, после распада СССР в большинстве бывших союзных республик начался взрывной рост числа институтов и университетов: требовалось растить свои кадры. В России, например, этот показатель увеличился в 2 раза, в Беларуси — в 2,5. И лишь в Туркменистане количество вузов осталось практически на том же уровне.

Город, одетый в мрамор

Имя первого президента Туркменистана навсегда войдет в мировую историю не только как человека, который отменил сельские больницы и приказал военным принимать роды. Он запретил балет и оперу, упразднил Академию наук и заочное образование, закрыл сельские библиотеки. Однако Ниязов разрешил жителям страны не платить за газ, электричество, воду и соль. А каждый водитель с личным авто до 2014 года получал в месяц бесплатно 121 литр топлива. Не буду утверждать наверняка, но это, пожалуй, чуть ли единственный случай в истории.

Гурбангулы Бердымухамедов, который сменил Ниязова, аннулировал многие решения своего предшественника: он вернул оперу, балет, заочное образование и прочее. Но закончилась и дармовщина с бесплатными газом, водой, электричеством, солью. Теперь за это надо было платить, хоть и недорого. Народ понял так: в стране кризис, нужны деньги. Государство объяснило нововведение по-своему — надо развиваться по всем направлениям. Мол, тогда жизнь в стране станет еще лучше.

Но лучше пока не становится… В городах периодически случаются перебои с подачей воды и электричества. Дефицит товаров первой необходимости (а тем более на фоне плохих урожаев зерна) — тоже не редкость. Правда, затрагивает он только государственные магазины, где цены устанавливает власть. Соответственно, там они раза в два ниже, чем у частника. Но ведь имея такие запасы газа и нефти, страна должна купаться в деньгах. От продажи энергоресурсов Туркменистан зарабатывает миллиарды в год — куда они уходят? Всё просто: финансы съедает столица, в переносном смысле, разумеется.

 

Ашхабад является обладателем нескольких рекордов в Книге Гиннесса:

  • Самое большое число объединенных в единый комплекс фонтанов.
  • Самое большое колесо обозрения в крытом помещении.
  • Самое большое в мире архитектурное изображение звезды.
  • Самый большой ковровый орнамент на крыше международного аэропорта (705 м²).
  • Самое большое изображение коня в мире — скульптура ахалтекинского коня на главном Олимпийском стадионе.

 

Ашхабад — это город-сказка. Столица Туркменистана — самый беломраморный город мира: 543 новых здания облицованы белым мрамором, общей площадью 4,5 миллиона м² природного камня. Это зафиксировано даже в Книге рекордов Гиннесса. А прибавьте сюда роскошные парки, дворцы, фонтаны, музеи, монументы, которые требуют недешевого обслуживания. В городе поддерживается идеальная чистота: центральные улицы, включая проезжую часть, моют швабрами. После такой генеральной уборки Ашхабад сияет, но во сколько это обходится казне. К тому же простые люди, живущие на окраине столицы, всей этой красоты не видят. Пока власть ставит памятники собаке и велосипеду, они стараются навести уют в своих советских еще пятиэтажках, облепленных спутниковыми тарелками, как пень грибами, — в стране проблемы с интернетом. В провинции никому и вовсе нет дела до столичной роскоши, здесь народ живет заботами о будущем урожае, с которого нужно кормить семью.

А проблемы между тем растут, как снежный ком. Цены скачут, процветают кумовство и бюрократия. «Ташлысан, яшысан», — гласит современная туркменская поговорка. Что значит: если ты кидаешь денежку, то ты живешь. Смысл понять несложно: в стране хорошо живется тем, кто имеет деньги.

По разным источникам, за последние 10 лет из страны выехало от 800 тысяч до 2 млн человек. Выхода у них нет, ведь в Туркменистане крайне тяжело найти работу. Безработица, по официальным данным, ниже 5%, по неофициальным — в несколько раз больше.

Если власти не начнут вкладывать деньги в промышленность и сельское хозяйство, развивать туризм и рационально перераспределять денежные потоки, ситуация в стране, которая пока характеризуется как тревожно-критическая, станет катастрофической. И тогда уже никакие газ и нефть не помогут вернуть людей на родину.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем