Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Псаки ушла, но цирк остался. Чем новая ЛГБТ-пресс-секретарь Белого дома похожа на старых

Псаки ушла, но цирк остался. Чем новая ЛГБТ-пресс-секретарь Белого дома похожа на старых
Фото: из открытых источников

Вы удивитесь (да я и сам немало удивился), но просмотр первой пресс-конференции, которую провела новый пресс-секретарь Белого дома, самым странным образом напомнил мне… один советский детективный сериал про работу ОГПУ. Назывался он «Тревожные ночи в Самаре», снят был Куйбышевской киностудией и правдиво повествовал о реальных событиях, случившихся в одном из городов Поволжья. Конкретно — о контрреволюционном заговоре в Самаре и о том, как чекисты умело с ним справились, несмотря на угар нэпа.

Кино, да и только!

Уже первый абзац этой колонки у нашей вдумчивой молодежи может вызвать потребность залезть в Википедию. Еще лучше, если молодые обратятся к проверенным источникам, к тем же учебникам истории, к воспоминаниям первых чекистов или хотя бы к упомянутому фильму «Тревожные ночи в Самаре», весьма правдивому и увлекательному — и тогда можно быть уверенным, что в Минске тревожных ночей больше никогда не будет. Ибо молодежь, знающая подлинную историю своих дедов, понимающая их борьбу за справедливость и мирный труд на благо Родины, просто не сможет участвовать ни в каких «современных» заговорах…

Новый пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер не смогла ответить на вопрос об инфляции в Штатах, за что ее жестоко раскритиковали американцы

Но почему же я вспомнил этот фильм? Причем, глядя на то, как где-то далеко-далеко, за океаном, в Белом доме, построенном, кстати, в колониальном стиле, креолка, в чьих жилах смешалась кровь белых, индейцев и черных рабов, официально представляет ныне высшую власть Соединенных Штатов? И какую параллель или тонкую связующую нить мое подсознание смогло протянуть между Карин Жан-Пьер (не склоняется!) и чекистами?

13 мая Карин Жан-Пьер стала пресс-секретарем Белого дома. На этом посту она заменила Дженнифер Псаки, которая, по неподтвержденным данным, планирует строить карьеру в журналистике.

Не волнуйтесь, хоть в Америке и любят сейчас гонять «ведьм» и в каждом втором (или второй) видят «агента Путина», я не стану подозревать ни Карин Жан-Пьер, ни ее предшественницу и бывшую начальницу Джен Псаки. Иначе мне пришлось бы мучительно выбирать, кто же из этих двух дам «агент». А кто русский шпион в паре Джо Байден и Камала Харрис? А Блинкен и Салливан?

Нет, так мы далеко зайдем. И потом, мне трудно представить, что какие-то сотрудники подготовительного отдела службы внешней разведки сумели бы придумать для своих подопечных такие вот странные ФИО из мужских и женских имен, а также столь запутанные и бездарные легенды. В них нет смысла, во всяком случае, с разведывательной точки зрения.

Ну в самом деле, какие карьерные и разведывательные перспективы можно было предположить пусть и в симпатичной, но малообразованной девчушке, относящейся к цветному населению США, еще и лесбиянке? Да малышка Карин и сама удивляется, как это она попала в Белый дом, на столь блатное место, не требующее теперь ни подготовки, ни знаний — вообще ничего!

И требующее полного отсутствия стиля и такта… А также стилистики и орфографии. А может, и ума.

И в чем подвох?

«Мое присутствие на этом подиуме представляет собой присутствие нескольких первых, — заявила симпатичная Карин. И продолжила в том же духе: — Я первая черная, первая лесбиянка и одновременно первая иммигрантка, которая заняла эту должность».

Очевидно, должность тосковала все двести лет американской истории по столь удивительному сочетанию качеств, ныне удостоивших, наконец, ее своим присутствием. Во всяком случае, глаза Карин сияли именно этой убежденностью, взирая на оторопевшую публику и журналистов.

Жан-Пьер стала первой темнокожей американкой и представительницей ЛГБТ-сообщества на посту пресс-секретаря.

Жан-Пьер добавила, что ее бы здесь не было, если бы «не было поколений, преодолевавших барьеры». Она также отметила, что «стоит на их плечах».

Весь этот высокопарный и малограмотный бред — хорошая заявка на успех даже после перлов Псаки. Карин успела, кстати, подхалимски подчеркнуть, что «и в администрации Байдена полно преодолевающих барьеры мужчин и женщин». При этом она не уточнила, стоит ли она своими лабутенами и у них на плечах…

А вот мне предстоит уточнить, почему же я вспомнил, глядя на эту счастливую креолку, про ГПУ, Самару и старый-старый контрреволюционный заговор?

Дело в том, что заговорщики в качестве опознавательного пароля использовали блатную песенку, получившую популярность в те смутные годы не столько у «урок», сколько у «белых». Песенка была в Самаре знаменита и называлась «Шарабан». Вот ее история. Когда 8 июня 1918 года большевики из будущего Куйбышева были выбиты взбунтовавшимся корпусом пленных чехов, несколько лет уже пребывавших в России и вдруг получивших откуда-то оружие, чехи учредили в Самаре Комитет членов Учредительного собрания, сокращенно «Комуч». Затем чехи сколотили «Народную армию Комуча», и, возможно, тут уж точно не обошлось без американских денег.

Во всяком случае, боевой песней этой «армии» стал именно «Шарабан». Вот припев, с которым ходили в атаку контрреволюционеры:

Я гимназистка седьмого класса,

Пью самогонку заместо квасу,

Ах, шарабан мой, американка,

А я девчонка, я хулиганка!

Подходя к явке, «белые» заговорщики напевали именно эти слова, и все знали: свои идут! И вот теперь «а я девчонка, я лесбиянка» пропела на весь мир Карин Жан-Пьер.

Ясное дело, «своя»!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем