Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Латвия. Неминуемая гибель «балтийского тигра». Пример того, как можно купить целую страну

Латвия. Неминуемая гибель «балтийского тигра». Пример того, как можно купить целую страну
Фото: из открытых источников, в качестве иллюстрации

В последнее время латвийские чиновники все чаще тявкают в сторону России: мол, как правопреемница Союза, она должна возместить ущерб за годы страшной «оккупации». Так Латвия называет период с 1940-го по 1991-й, когда находилась в составе СССР. Понесенный ущерб страна оценивает в $300 млрд. Сумма, правда, не окончательная. В правительстве до сих пор не могут прийти к единому мнению, какую именно сумму «алиментов» обязана выплатить Россия. Латвийские политики неспроста затеяли этот цирк с подсчетом понесенного от Советов урона: надо же на кого-то свалить текущие проблемы и отсутствие бурного экономического роста. А ведь еще 30 с небольшим лет назад страна действительно процветала.

Выросла зарплата и увеличилась продолжительность жизни

Факты — вещь упрямая, против них не попрешь. А в нашем случае они весьма убедительно свидетельствуют о том, в какой яме находилась Латвия до установления советской власти.

В конце 1930-х это была весьма слабая аграрная страна, основная часть населения которой занималась сельским хозяйством. Работало несколько десятков предприятий легкой и пищевой промышленности, но благодаря бестолковым политикам экономика Латвии трещала по швам. Цены на мясо, масло, одежду, обувь и дрова росли каждую неделю. У людей не хватало денег, чтобы платить за жилье. С 1935 по 1939 годы более 26 тысяч крестьянских хозяйств ушло с молотка, население в принудительном порядке отправляли на лесо- и торфоразработки. Это была не жизнь, а существование. Случаи самоубийств среди рабочих стали учащаться… Сложившаяся ситуация во многом и спровоцировала рост оппозиционных настроений. Переломным для страны стал 1940-й, когда большинство жителей Латвии выразили желание присоединиться к СССР.

Если верить латвийским чиновникам, с этого момента страна стала донором Союза: снабжала его миллионами и миллиардами рублей. Вот только где Латвийская СССР, в 1941 году оккупированная гитлеровцами, могла взять хоть какие-то деньги? Фашисты превратили в руины города Елгаву, Даугавпилс, Резекне, Балвы, Валмиеру, разрушили и взорвали практически все электростанции, ряд промышленных предприятий. Не говоря уже об уничтоженных мостах, железнодорожных путях, разворованной технике… Донором чего могла быть полуразрушенная страна, если ее саму следовало восстанавливать! И Советский Союз занялся восстановлением: в страну рекой полились деньги. «Оккупант» не жалел средств, ежегодно вкладывая в Латвию порядка $1,3 млрд.

С 1946 по 1985 год в стране было построено и восстановлено более 216 крупных промпредприятий. Общесоюзное значение имело транспортное машиностроение, электротехническая радиопромышленность, приборостроительная, трикотажная, мясо-молочная, рыбная промышленность… Опять же благодаря деньгам Советского Союза начали работать нефтепровод «Полоцк — Вентспилс», Вентспилсская нефтебаза, подземное газовое хранилище Инчукалнс, Плявиньская ГЭС, ТЭЦ. Строились и модернизировались химические предприятия, Рижская фабрика музыкальных инструментов, знаменитый парфюмерный завод Dzintars. Возводились жилые дома, университеты, научно-исследовательские институты… Если стоимость всех предприятий, школ, квартир и прочего, что построил «страшный оккупант» в Латвийской ССР, перевести в современную валюту, сумма выйдет внушительная: почти $60 млрд! 

При советской власти уровень жизни в стране не просто поднялся — впервые за долгое время люди узнали, что значит получать нормальную зарплату и быть уверенными в завтрашнем дне. К 1950-м годам доход на душу населения в Латвийской ССР составлял 717 рублей, когда в той же Украине едва дотягивал до 560. А в целом по Союзу он достигал 535 рублей.

В 1990-й Латвийская ССР вступила с хорошими показателями. По ВВП на душу населения страна занимала 40-е место в мире. Национальное богатство республики приблизилось к 45 млрд рублей (в 1940-х было ровно в 45 раз меньше). Еще один интересный факт: до установления советской власти средняя продолжительность жизни в Латвии не превышала 58 лет, а детская смертность была одной из самых высоких в Европе: 73 на 1000 новорожденных. В 70-е годы продолжительность жизни увеличилась до 70 лет, а смертность среди детей сократилась в 5 раз.

Гаджеты в каждый дом

После распада СССР Латвия освободилась от «советского ига» и ушла в свободное плавание. Точнее, начала медленно опускаться на дно. Крупнейшие предприятия, которые были гордостью республики, одним из важных источников благосостояния, закрывались под лозунгом «Покончим со всем советским!». Так стал историей легендарный электротехнический завод «ВЭФ»…

В Советском Союзе не было человека, который бы не пользовался продукцией Рижского электротехнического завода. С конвейера предприятия выходили самые модные на то время «гаджеты»: магнитолы, радиоприемники, радиолы. Здесь выпускались мотоциклы, телефонные аппараты, фотоаппараты. Поклонники фильмов с Джеймсом Бондом наверняка обращали внимание на миниатюрный фотоаппарат «Минокс», который не раз выручал секретного агента. Выпускали эти самые шпионские «миноксы» в том числе и на заводе «ВЭФ».

В 1999 году предприятие стало банкротом. Правительство и пальцем не пошевелило для его спасения. Скорее, образно выражаясь, загнало последний гвоздь в крышку гроба…

Из промышленного гиганта — в местечковый завод

Благодаря советским вливаниям на полную мощь работал Рижский вагоностроительный завод (РВЗ) — единственное предприятие, выпускавшее железнодорожные составы. С 1947 по 1993 год здесь было построено более 20 300 электропоездов и 7700 трамвайных вагонов. Надо ли говорить, что с объемами работы и зарплатами людям, занятым в производстве, проблем не было?

Они начались после распада советской державы. В технологическом плане предприятие сильно отставало от конкурентов, а деньги в модернизацию латышские власти вкладывать не спешили. Из промышленного гиганта РВЗ превратился в местечковый завод по ремонту электричек со штатом 120 работников. Росли убытки. Так, в 2012 году их объем достиг почти 2 млн евро. Через два года у предприятия сменился собственник, но толку все равно не наблюдалось. Руководство РВЗ вынуждено было объявить о начале процедуры банкротства.

Последний катафалк

В ряду павших промышленных гигантов и Рижский автобусный завод (РАФ), с продукцией которого был знаком каждый гражданин. На предприятии делали знаменитые микроавтобусы — «рафики». В год их выпускалось по нескольку тысяч, и спрос продолжал расти.

Завод по производству микроавтобусов «РАФ» в городе Елгава под Ригой, 1987 г.

В середине 90-х дирекция завода вела переговоры с российским ГАЗ с таким расчетом, чтобы производить на своей базе «газели». Но латвийские власти закомандовали: никаких отношений с российской компанией! Соглашение о сотрудничестве было блокировано. А через несколько лет завод закрылся. По иронии судьбы последним автомобилем, сошедшим с его конвейера, стал катафалк…

«Колдунья» и «Тайна рижанки»: агония и смерть легендарного Dzintars

Приобрести помаду или флакончик духов от латвийского косметического бренда Dzintars мечтала каждая советская женщина. Ароматы «Кредо», «Колдунья», «Рижская сирень», «Тайна рижанки» пользовались невероятным спросом, хотя и стоили недешево: около 15-20 рублей. Но достать духи все равно было сложно: их буквально сметали с полок магазинов. Полюбилась продукция Dzintars и жительницам Канады, США. Экспорт в эти страны был налажен в 70-80-е годы. 

Лаборант дегустирует очередную партию духов «Диалог» производственного парфюмерно-косметического объединения Dzintars,
1983 г.

После развала Страны Советов Dzintars еще держался на плаву, но о прежнем размахе речь уже не шла: крупный рынок сбыта в виде России был потерян. Правда, латвийские духи и косметику все еще приобретали жительницы Литвы и Эстонии, а в 2000-х руководство компании собиралось выйти на западноевропейского покупателя. Но этим планам не суждено было сбыться: кризисы 2008 и 2014 годов подкосили рынок, предприятию уже не хватало оборотных средств. Бренд еще долго боролся за то, чтобы остаться на плаву, но в 2019 году его агония закончилась. К этому времени общая сумма налоговых долгов Dzintars составляла 8,8 млн евро.

Шпрот, да не тот?

Ароматные, сочные, рыбка к рыбке… В советское время шпроты считались таким же обязательным символом Нового года, как и салат оливье, шампанское. Стоила баночка деликатеса в пределах 2 рублей, но высокая цена не отпугивала людей. Шпроты любили все. Особенно ценились рижские, из кильки зимнего отлова. Кстати, именно в Риге в 1890 году впервые начали выпускать шпротные консервы.

В 1960-1980-х годах в Латвийской СССР работало несколько десятков рыбоперерабатывающих заводов, на которых трудились сотни, если не тысячи человек… Сегодня масштабы уже не те, а в живых осталось только 7 предприятий, где выпускают шпроты. Сами латыши объясняют это недальновидной политикой своего правительства, которое в угоду своему европейскому (или американскому) хозяину порвало все связи и контакты с Россией, потеряв крупнейшие рынки сбыта.

«Нас уверяют, что русские покупатели нам не нужны, что нашу рыбу готов покупать и Евросоюз, и Китай — а в результате заводы закрываются, люди и остаются без работы. Но плевать правительству на людей. Каждый раз, когда мы теряем российских туристов, российских покупателей, нам обещают: мы найдем еще лучшие рынки, будем зарабатывать куда больше. До сих пор что-то не нашли». Так комментирует ситуацию один из сотрудников Brivais Vilnis, занимающейся производством шпрот. Ко мпания из года в год терпит убытки, но пока еще держится на плаву.

Не нужен им берег прибалтийский…

Не только производители шпрот понесли убытки от действий властей. После распада СССР опустел и знаменитый курорт Юрмала, побывать на котором мечтал когда-то каждый советский человек. В 50-80 годы там располагалась мощная инфраструктура: три десятка санаториев, пансионаты, дома творчества, приносившие в казну огромные деньги.

Знаменитый на весь Советский Союз ресторан «Юрас Перле» («Морская жемчужина») в Юрмале. Сегодня от него мало что осталось

Но наступил 1991 год: руководство Латвии не сочло нужным вкладываться в развитие и модернизацию здравниц — их просто закрыли за ненадобностью. А «благодаря» открытой политики русофобии со временем ушел и российский турист.

Правительство Латвии, как могло, успокаивало владельцев частных гостиниц. Мол, на русских свет клином не сошелся: в Юрмале будут отдыхать европейцы, американцы, азиаты. Чтобы привлечь последних, руководство страны даже организовало рекламу курорта в Узбекистане и Азербайджане. Но деньги ушли в никуда… Узбеки не настолько богаты, чтобы ехать в Латвию, а у азербайджанцев свое море под боком. Зачем им Прибалтика?

Конечно, полностью Юрмала не опустела. Здесь отдыхают свои же, латыши, также приезжают немцы, финны. Но о прежних доходах хозяева отелей могут только мечтать…

Вечный вассал Запада

Так в начале 2000-х страна, обладавшая завидной промышленностью, осталась без крупных источников дохода. Эксперты называют разные причины произошедшего. Одни говорят, что руководство независимой Латвии не знало и не понимало, как управлять таким свалившимся на него советским наследством, поэтому и позволило заводам обанкротиться. Другие считают, что предприятия уничтожались умышленно. Якобы таким образом в стране сводили счеты с Россией и русскоязычным населением.

Членство в ЕС обернулось для Латвии утратой нормальной экономики как таковой. Страна перестала быть экономически самодостаточной и живет на подачки фондов ЕС.

Самое удивительно, что даже со своей независимостью Латвия не знала, что делать. В 2004 году она стала добровольным вассалом Запад, вступив в Евросоюз. Латышским чиновникам рисовались золотые горы и небо в алмазах… Ну, или несколько миллиардов долларов, которые принесут благоденствие и процветание.

Поначалу Евросоюз действительно не скупился на дотации, благодаря чему Латвия совершила настоящий экономический рывок. В результате в 2006 году ВВП республики вырос почти на 12%. Весь мир говорил о «латвийском экономическом чуде» и успехах «балтийского тигра». По сути же, население Латвии просто накачивали кредитами. Банки сами звонили латышам домой и спрашивали: «Ой, вы еще не взяли кредит? Ну что вы, приходите к нам, оформите». Люди и приходили. А потом на взятые в кредит деньги покупали «лексусы», виллы… О том, что это все в долг, не хотелось думать. Хуже всего, что, пребывая в эйфории от кредитного рая, страна вообще перестала что-либо производить. С экономической точки зрения она совершила суицид. А в 2009 году мировой финансовый кризис и вовсе забросил Латвию на задворки мира с ВВП — минус 17,8%.

Но вместо того, чтобы попытаться как-то выкарабкаться, страна продолжала уничтожать свои немногочисленные промышленные объекты, чудом выжившие после распада СССР. Под давлением Брюсселя Латвия отказалась от производства сахара и закрыла все сахарные заводы. Несколько лет назад рухнуло единственное металлургическое производство в странах Балтии — предприятие «Лиепайский металлург», годовой оборот которого приближался к 500 млн евро. Европейские квоты на рыболовство и ограничение рыболовецкого промысла в Балтийском море привели к тому, что рыболовный флот ушел на металлолом.

Свои щупальца Евросоюз запустил и в сельское хозяйство. Латышским фермерам начали платить по 350-500 евро в месяц, чтобы они… перестали выращивать свою продукцию и не создавали конкуренцию западноевропейским агрохолдингам даже на отечественном рынке.

В лидерах антирейтингов

Вступая в ЕС, правительство Латвии лелеяло надежды на лучший уровень жизни. Такой, как в странах старой Европы. Но получилось с точностью наоборот: разрыв в основных показателях социального благополучия становится только ощутимее. Латвия стабильно прописалась в списке самых бедных стран ЕС. Республика не может позволить себе большие расходы на социальную защиту населения: дотации составляют чуть больше 14% ВВП, и это самый низкий показатель в Евросоюзе. Опять же страна плетется в хвосте по расходам на здравоохранение, инвестициям в социальную инфраструктуру; финансированию социальных программ.

Сегодня госдолг Латвии превышает 11 млрд евро. Это треть ВВП страны. Только на погашение процентов республика тратит 200 млн евро каждый месяц.

Есть, правда, несколько показателей, по которым Латвия лидирует. Это количество убийств, самоубийств и потребления алкоголя. А еще страна стремительно теряет население. Если в 1990 году здесь проживало более 2 млн 660 тысяч человек — то сегодня менее 1 млн 900 тысяч. Евросоюз высасывает из республики по 1% жителей в год. Люди массово уезжают. Они и хотели бы работать на родине, получать нормальные деньги, но крупной промышленности тут почти не осталось, а страна зависит от подачек Евросоюза. Последний, кстати, все чаще намекает: мол, денег больше не ждите, начинайте кормить себя сами. Только с чего?  

Вот население и бежит без оглядки. По этому поводу местные даже придумали шутку: «Последний, кто будет улетать, не забудь выключить свет в аэропорту». И, кажется, это время уже не за горами…

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем