Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content

Моральный кодекс старшего помощника прокурора Минской области Василия Пашковича

Моральный кодекс старшего помощника прокурора Минской области Василия Пашковича
Фото: предоставлено прокуратурой Минской области и из открытых источников

Старший помощник прокурора Минской области по надзору за соблюдением законодательства органами уголовно-исполнительной системы и принудительного исполнения Василий Пашкович в своей профессии уже 30 лет.

Он осуществляет надзор за соблюдением законодательства органами уголовно-исполнительной системы во всех исправительных учреждениях, расположенных на территории Минской области (тюрьме, колонии, исправительном учреждении открытого типа, в лечебно-трудовых профилакториях (в Слуцком районе и Дзержинске), а также в районных уголовно-исполнительных инспекциях органов внутренних дел области, изоляторах временного содержания, а также в органах принудительного исполнения.

– Василий Пашкович, откуда у вас такое обостренное чувство справедливости, трудолюбие?

– Родился я в Брестской области в Каменецком районе. Путеводной звездой стал старший брат. Хотя у нас с ним 7 лет разницы, но по духу мы с ним очень близкие люди. Он сам хотел стать военным, но не пошел по этому пути, о чем впоследствии сожалел. Трудился обычным дальнобойщиком. Поэтому брат всегда говорил, чтобы я хорошо учился, стимулировал меня для того, чтобы я не занимался ерундой. И тяга к знаниям у меня сохранилась на протяжении всей жизни.

Родители воспитывали так, чтобы жил честно. Приучали к труду, я помогал им вести домашнее хозяйство. У нас в семье было трое детей: старший брат помогал в моём воспитании, а я уже за младшей сестренкой присматривал, чтобы никто ее не обидел. Из книг и фильмов, а впоследствии на личном опыте, я понял, что в мире существует много несправедливости и мне хотелось с этим бороться и помогать людям.

Прокурорскому работнику надо быть справедливым, а еще усидчивым, внимательным. Спасибо родителям за то, что привили мне эти качества. В этом я похож на отца, который был спокойным, рассудительным и справедливым человеком. Он никогда не ругался. Я в отличие от него бываю иногда упрямым, но всегда стараюсь достигать поставленных целей. Взять хотя бы к примеру историю, как я поступал в вуз.

Сначала я, по примеру брата, все же думал стать офицером. Сразу после школы поступал в Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. Мне не хватило одного балла и тогда не поступившим абитуриентам устроили соревнования по физической подготовке. Трех победителей должны были зачислить вне конкурса. Я, будучи отличным спортсменом, занял второе место. Но как раз тут столкнулся с несправедливостью и «блатом», когда вместо меня вне конкурса в училище устроили сына одного из высоких военных чинов.

В армии писал рапорт с просьбой направить меня в Афганистан, но из зенитно-ракетных войск ПВО туда не брали. И я остался служить в Калининградской области, в городе Гвардейске – в Гвардейской Молодечненской ордена Александра Невского зенитно-ракетной бригаде водителем транспортно-заряжающей машины.

Понял, что военное ремесло все-таки не мое. И принял решение во что бы то ни стало поступить на подготовительное отделение юрфака БГУ. Это были сложные годы начала 80-х. Очень сильно хотелось бороться с несправедливостью, на которую насмотрелся до армии, во время службы и после, когда поработал водителем автомобиля, а затем шофером городского автобуса. Но в мыслях грезил стать прокурором. Потому что видел чуть ли не через день случаи, когда коллег незаконно лишали премии или налагали дисциплинарное взыскание, увольняли. И мне попадало бывало! Но за товарищей больше переживал. Например, одного моего знакомого постоянно наказывали за то, что он чуть ли не каждые выходные находился в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте. Оказалось, что это его сосед-«выпивоха» попадался пьяным милиции. Он называл фамилию, имя, отчество своего друга, выдавая себя за него. Но в очередной раз водитель сумел таки доказать, что в этот момент трезвый работал на маршруте и его не могла задерживать милиция. Когда это подтвердилось, взыскание отменили, но за прошлые наказания никто ему ничего не компенсировал.

Хотя моя работа нравилась, я получал большую зарплату по тем временам, но чем дальше, тем больше упорно мечтал стать юристом. Но поступил не с первого раза, конкурс был большой и тогда мы сдавали 4 экзамена. Усердно к ним готовился, ночами не спал, учил немецкий язык.

– Юрфак БГУ дает серьезное образование. А какие предметы вам нравились?

– Сначала учиться было тяжело, особенно в первую сессию. Занимался общественной деятельностью – являлся председателем студсовета общежития № 5 БГУ. Работал с иностранными студентами, помогал им обустроиться в нашей стране, но потом я стал одним из лучших студентов. Получал повышенную стипендию. Все предметы нравились, особенно уголовное и конституционное право, уголовный процесс, логика. Дипломную работу писал по теме: «Новый международный экономический порядок». Тогда Республика Беларусь только стала независимым государством и некоторые смелые предложения обустройства нашей страны были высказаны в моей дипломной работе.

На преддипломную практику пошел в Минскую транспортную прокуратуру и там остался. Начинал стажером, потом стал помощником, старшим помощником Минского транспортного прокурора. Через непродолжительное время перевели в Белорусскую транспортную прокуратуру и там я с 1994 года трудился прокурором отдела общего надзора. Нравилось мне осуществление этого надзора, проверки, соблюдение законности на транспорте и безопасность движения. Одной из наших «фишек» было установление скрытого брака. Прокурору было сложно это сделать не имея информации, но я находил, в том числе благодаря знанию технической специфики и своему жизненному опыту.

– Какие еще виды надзора вам приходилось осуществлять?

В свое время работал прокурором отдела Белорусской транспортной прокуратуры по надзору за следствием в органах прокуратуры, внутренних дел, дознанием и за оперативно-розыскной деятельностью.

– Однажды я проводил общенадзорную проверку дорожных служб и обнаружил ущерб на огромную сумму, причиненный Белорусской железной дороге. Я подготовил три иска о возмещение ущерба, причиненного Белорусской железной дороге, все их Хозяйственный суд удовлетворил. Мы реально взыскали с трех фирм в 1995 году около 600 тысяч долларов!

Еще у меня была одна серьезная коллективная жалоба: сняли с очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий более 10 работников аэропорта «Минск-2», проживающих в микрорайоне Минска «Сокол». Среди них были летчики, бортинженеры и другие работники. Как выяснилось, сделано это было незаконно и мы смогли опротестовать решение исполкома. Людей восстановили в очереди, все были довольны, а я горд, что справедливость восторжествовала!

На сегодняшний день основную часть моей работы составляет надзор за точным и единообразным исполнением законодательства в исправительных учреждениях. В соответствии с приказом Генерального прокурора необходимо ежемесячно осуществляю прием осужденных, лиц, находящихся под стражей.

— Есть ли какая-то ситуация, которую за годы вашей службы в органах прокуратуры вспоминаете чаще остальных?

— Одного из осужденных освободили из исправительного учреждения по амнистии. В ходе нашей надзорной проверки оказалось, что к нему не должны были применять данный Закон, потому что он причинил по уголовному делу большой ущерб и он не был возмещен. Отдел принудительного исполнения предоставил информацию, что исполнительного производства в отношении данного гражданина не имеется. Но в приговоре было отмечено, что ущерб причинен. Я стал разбираться и установил, что ущерб на сумму около 20 тысяч рублей осужденный действительно не погасил. По какой-то причине исполнительный лист не был направлен судебному исполнителю и этот человек как-то «проскочил». Мы проверили шаг за шагом и установили, что он ничего не выплатил потерпевшей. Причем через товарища мужчина передал нам записку, что у потерпевшей нет к нему претензий. Оказалось, что женщину обманным путем уговорили забрать исполнительный лист. Мужчина сказал ей, что если она будет настаивать на принудительном исполнении, то вообще ничего не получит, а так хоть 300 рублей он ей вернет. Сама потерпевшая, работая у осужденного на фирме, взяла кредиты в пяти банках якобы для расширения производственной деятельности и все оформила на себя. Естественно, что этих денег она не видела, начальник их забрал, пообещав выплачивать проценты. Но выплатив два первых месяца, прекратил. Поэтому мы отменили постановление о применении амнистии и он был отправлен в колонию отбывать остаток срока — 1 год 10 месяцев. Справедливость восторжествовала!

– Перейти от надзора за транспортом к надзору за несовершеннолетними оказалось намного сложнее? Это же работа с людьми.

– Основополагающим стержнем и здесь является соблюдение требований закона и справедливости. Из 30 лет службы в органах прокуратуры, более половины из них я отдал надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи. С тех самых пор взял за практику, в настоящее время, в обязательном порядке посещать все камеры тюрьмы №8, где есть отделение СИЗО, в которых находятся подростки. И я стараюсь, чтобы все несовершеннолетние были мною приняты. Чтобы соблюдались их права и законные интересы, чтобы даже в этом месте, они продолжали обучение.

Я считаю, что детям с раннего возраста необходимо прививать любовь к физкультуре и спорту. В игровых видах спорта, в том числе в волейболе, которым я занимаюсь более 30 лет, важно психологически настраиваться, что зачастую помогает побеждать заведомо сильных соперников. Осуществляя надзор за несовершеннолетними, много лет назад внедрил практику действительно неформального общения с подростками. Мы с коллегами, сотрудниками ИДН, комиссии по делам несовершеннолетних встречались с учащимися, в том числе и с «трудными», и вначале говорили о складывающейся криминогенной обстановке, о требованиях законодательства, уголовных делах, которые возбуждены в отношении молодых ребят, отвечали на многочисленные вопросы. А после переодевались в спортивную форму и начинали игру. С одной стороны, так на два часа минимум мы забираем подростков с улицы и в это время они находятся под присмотром. На личном примере показываем, как необходимо играть в волейбол. С другой – им просто нравится посоревноваться со взрослыми. Бывали случаи, когда 9-классники проигрывали, так они находили мой номер телефона, звонили и просили о матче-реванше.

Напомню, что Генпрокуратура Беларуси сегодня занимается расследованием уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период. Являясь членом следственно-оперативной группы по расследованию данного уголовного дела, принимаю участие в расследовании, изучаю в архиве материалы уголовных дел в отношении пособников немецких оккупантов.

О вопиющих фактах геноцида нельзя молчать, необходимо просвещать население, прежде всего, молодежь. Прокурорские работники Минщины на постоянной основе проводят мероприятия, направленные на патриотическое воспитание детей и молодежи, в ходе которых акцентируют внимание на восстановлении исторической памяти, рассказывают о результатах расследования уголовного дела о геноциде. Необходимо помочь молодым людям разобраться в складывающейся политической ситуации в стране и за рубежом, принимать верные решения.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал Минская правда|MLYN.by, чтобы не пропустить самые актуальные новости!

Рекомендуем